Кто празднику рад…

Понедельник, Ноябрь 11, 2019

Субботний день 26-го октября провел я в маленьком, симпатичном и уютном городке Риджфилд в Коннектикуте, где живут представители среднего американского класса.

Погода установилась там, как по заказу: ярко светило солнце, было тепло и красиво от одевшихся в осеннее разноцветье кленов. И именно в этот день с десяти утра и до полудня в центре города перекрыли большой отрезок главной магистали и устроили для детей празднование Хэллоувина, так как 31 октября выпало в этом году на четверг - рабочий день. А так родители с детьми могли прийти на общее гуляние, показать себя и посмотреть на других. В общем, поступили по русской поговорке: “Кто празднику рад, тот за неделю пьян”.

Main Street
Правда, пьяных на улицах не было, зато центральный отрезок Main Street был заполнен толпами детей в самых разных нарядах в сопровождении родителей, бабушек и дедушек. Причем взрослые тоже во многих случаях не отказывали себе в удовольствии пройтись по улице в образе какого-нибудь сказочного персонажа из мультика.

В толпе
Даже некоторые собаки были одеты в хэллоувинские наряды, как например, та, что под предводительством своей хозяйки прогуливалась с бараньими рогами на голове. Настоящий овцепёс.

Овцепёс

В дверях всех магазинов и офисов на этом участке улицы стояли их работники и раздавали детям конфеты и сладости, но в числе подарков были также светящиеся палочки (glow stick), мелкие резиновые игрушки и цветные наклейки (sticker). Всё зависело от того, чем тот или иной магазин торговал. Дети радовались и бегали с сумками и корзинками от одних радушных хозяев к другим. А я подумал, это сколько же надо было закупить конфет и сладостей, чтобы не обделить подарком кого-нибудь из огромной, шумной и веселой оравы трик-ор-тритающих детей?

Взрослые тоже веселились от души. В толпе горожан гулял и сенатор от штата Коннектикут в Конгрессе США, член демократической партии Ричард Блументаль (Richard Blumenthal) в сопровождении Rudi Marconi - главы правления исполнительной власти Риджфилда или First Selectman, как называют эту выборную должность в небольших городках Новой Англии. Многие горожане с ними фотографировались, на что народные избранники охотно соглашались.

В шумной, веселой, смешливой толпе встречались знакомые, друзья и соседи, одноклассники и их родители, они приветствовали друг друга, бросая пару слов на ходу или останавливались, позволяя своим детям рассматривать на друзьях и подружках “страшные” или забавные костюмы, купленые в магазине или изготовленные дома с незаурядной выдумкой и фантазией.

Пингвин и бабочка
Все это походило на большой семейный праздник, где каждый был желанным гостем. Я же поначалу чувствовал себя сторониим наблюдателем, но потом и сам проникся необыкновенным чувством общности и единения со всеми жителями этого чудесного городка.

Ничего подобного в Бруклине, где живу, я себе представить не могу.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Читай, и ты полетишь

Понедельник, Ноябрь 11, 2019

На днях прогулялся до Kings Bay Library, что находится недалеко от дома, в котором живу, сдал две прочитанные книжки и взял две новые. Никаких проблем, каждый желающий может записаться в библиотеку, а затем пользоваться её книжным фондом.

А начиналось это здесь без малого двести лет назад. Первая библиотека для публики в Бруклине открылась летом 1823 года, когда была создана “The Apprentices’ Library Association of the Village of Brooklyn”. Это было время, когда Бруклин даже не получил еще статус города, а был лишь просто поселком. Во главе ассоциации, насчитывавшей 180 членов, стоял Роберт Сноу. Под библиотеку был арендован небольшой дом на Фултон авеню, где к январю 1824 года было собрано 724 книги и 150 брошюр, подаренных членами ассоциации. Очаг культуры поселка Бруклин работал по субботам с 4 до 9 часов вечера. Первым его заведующим был Эразм Уортингтон, обслуживавший 70 постоянных читателей и получавший 75 центов в день.

Система бруклинских публичных библиотек возникла после принятия специального акта Законодательным собранием штата Нью-Йорк почти 130 лет назад в мае 1892 года. Первоначально бруклинская система виделась как сеть небольших библиотек, относительно равномерно размещенных на территории города (Бруклин вошел в состав Нью-Йорка в 1898 году) и не связанных с каким-либо одним центром. До начала строительства Центральной библиотеки на Grand Army Plaza было еще двадцать лет.

Развитию сети публичных библиотек в Бруклине очень помог известный предприниматель и меценат Эндрю Карнеги. Отец-основатель современной американской филантропии, богатейший человек Америки, продавший в 1901 году свой сталелитейный бизнес за 480 миллионов долларов, что в пересчёте на современный курс американской валюты соответствует 400 миллиардам, пожертвовал девять десятых своего гигантского состояния на благотворительные нужды.

Будучи самоучкой и понимая, что в новом веке образование станет необходимым условием для достижения успеха в любом деле, он решил предоставить возможность “систематически заниматься чтением и самообразованием” как можно большему количеству людей.

В Бруклине на пожертвованные Эндрю Карнеги деньги между 1901 и 1923 годами была построена двадцать одна библиотека. В настоящее время у нас имеется 58 региональных библиотечных отделений, не считая Центральную и Промышленную библиотеки, в которых в общей сложности собрано более шести миллионов различных печатных изданий, аудио- и видеокассет, а также компакт-дисков.

И всем этим богатством каждый желающий может пользоваться совершенно бесплатно.

Однако так было не всегда. Подтверждение этому факту я нашел недавно совершенно случайно на блошином рынке. Люблю рыться там в книгах. Редко, но иногда там все же удается откопать что-то интересное с моей точки зрения.

Вот так наткнулся я, копаясь в большой стопке книг, на первое издание (1946 год) бестселлера того времени “Their Ancient Grudge” (”Их старинная вражда”), автором которого был Harry Harrison Kroll. Купил книжку из-за расположенного на внутренней, изнаночной стороне её переплетной крышки фиолетового, ромбической формы, штампика “Lending Libraries Co. For Rental only”, а также бумажной наклейки на форзаце с текстом: “Special Rate. 15 c. for first 3 days. 3c. each additional day”. Там же была, вероятнее всего, владельческая подпись “Mrs. Ruth Shuman”, сделнная простым карандашом.

Обложка книги
Текст внутри штампика гласит, что эта книга когда-то принадлежала одной из библиотек компании, в которой книги можно было брать только в аренду, естественно, за определенную плату. К сожалению, нигде не было указано, где эта библиотека находилась и как она называлась.

Штамп в книге 1946 года издания
Идея создания подобной библиотеки впервые была осуществлена в Филадельфии в 1731 году по предложению Бенджамина Франклина. В те времена книги стоили очень дорого, их могли покупать только состоятельные люди. Чтобы сделать печатные издания более доступными, члены клуба называвшегося “Кожаный фартук”, в который входили торговцы и ремесленники, объединили свои книги в одном месте, внеся еще и вступительный взнос. Существовала также и ежегодная плата за пользование общими книгами. Собранные таким образом деньги расходовались на пополнение библиотеки. Из Пенсильвании идея таких библиотек распространилась и на другие штаты.

С какими-то видоизменениями подобные библиотеки просуществовали достаточно долго, по меньшей мере до середины прошлого века, доказательством чему и может служить найденная мною книга. На бумажке, приклеенной к ее форзацу, указано, что за первые три дня её аренды нужно было заплатить 15 центов, а затем платить по 3 цента за каждый дополнительный день.

Наклейка в книге
В этой связи стоит, по-моему, напомнить, что книги здесь всегда стоили недешево, не исключая и нашего времени. На моей книге напечатана её продажная цена - $2.75. В пересчете на сегодняшний день её покупка обошлась бы в 39 долларов. Не всякий купит. А взять её в аренду, даже на 10 дней, обошлось бы гораздо дешевле: в 36 центов в 1946 году или в в 5.1 доллара сейчас, то есть в семь с половиной раз меньше.

В этом смысле мы живем в золотые времена, коли можем пользоваться книжными богатствами совершенно бесплатно.

И последнее замечание. Сейчас из библиотеки, в которую я записан, заранее приходит на мой e-mail электронное сообщение, что срок пользования книгой истекает. Мне вежливо напоминают, что её нужно сдать или своевременно продлить. Иначе, упаси боже, за каждый просроченный день мне придется заплатить аж по 15 центов. Но если быть дисциплинированным и ответственным читателем, то за пользование библиотечными книгами с меня не возьмут ни цента.

Так что “Читай, и ты полетишь”, - как очень точно заметил знаменитый писатель и поэт Пауло Коэльо.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Польза пустоты

Четверг, Ноябрь 7, 2019

Одной из замечательных особенностей Нью-Йорка является постоянное присутствие в разных уголках всех пяти его боро временных, под открытым небом, экспозиций произведений скульптуры, как отечественных так и иностранных мастеров. Такое постоянство временного придаёт и без того непрерывно меняющемуся облику нашего города неповторимую индивидуальность, своеобразную, изменчивую текучесть его внешним очертаниям, когда неожиданно для себя вдруг обнаруживешь среди привычного антуража какую-то новую, свежую деталь. Она неожиданно возникает в неожиданном месте, а затем столь же неожиданно исчезает, чтобы в другом облике возникнуть там же или где-нибудь на соседней улице, в парке, даже детской площадке, изменив и украсив на время привычный ландшафт конкретного уголка города.

Вот так в крошечном треугольном скверике - одном из двух с половиной тысяч подобных зеленых островков, называемых Greenstreets и возникших в нашем городе с момента принятия в 1996 году специальной программы по их созданию, в конце августа нынешнего года появилась скульптурная композиция Билла Солтиса (William Soltis) “Under the Sun”.

"Under the Sun" by William Soltis
Как сказано в кратком описании произведения установленного в скверике, расположенном на месте пересечения трех улиц Park Place, Flatbush and 7th Avenues в Бруклинском районе Проспект-Хайтс, - “это одна из серии скульптур, живущего в Бруклине Билла Солтиса, отражающая его эксперименты с образами, узорами и линиями, когда он в процессе работы позволяет рождаться идее, а не воплощает её в уже заранее полностью сформированном виде в художестенном объекте. Скульптор часто работает с человеческими формами, которые могут быть достаточно реальными или абстрактными, плавными, угловатыми, заостренными или искривленными с активным, пассивным или эмоциональноым жестом”.

Как я понял, скульптор стремится к тому, чтобы завершенная его работа представляла собой некий союз этих элементов с окружающей средой, в которой скульптура находится.

Свои произведения Б.Солтис нередко создает из кованого металла, используя для этого, так называемую кортеновскую сталь. Этот низколегированный, погодоустойчивый сплав давно используется в ландшафтной архитектуре из-за своей функциональности. Соль заключается в том, что эту сталь не нужно защищать от коррозии. На воздухе она быстро покрывается тончайшим слоем ржавчины, которая и служит защитной пленкой, не позволяющей окислительным процессам распространяться вглубь металла. Вдобавок к этому ржавчина котреновской стали обладет красивым оранжевым цветом. Кортен недорог, стабилен и прочен.

Именно из этого материала и выкована скульптура, названная “Под солнцем”. Она представляет собой поставленные на попа слегка изогнутые по длине фигурные металлические пластины с вырезанными в них причудливыми щелями и отверстиями. Я смотрел на пластины с разных сторон, пытаясь уловить в их абстрактных формах какие-либо намёки на реальные объекты. Нашел одну точку обзора, откуда округлая верхняя часть одной из пластин показалась мне похожей на половинку Луны с намеком на профиль человеческого лица. Но всё это очень приблизительно. И тут я вдруг вспомнил афоризм знаменитого древнекитайскго философа Лао-Цзы: “Вазы делают из глины, но пользуются пустотой в вазе”. И стал смотреть не на металлические конструкции, а на вырезы в них. И оказалось, что в эти пустоты можно почти точно вставить некоторые части скульптуры, то есть они были вырезаны из одной пластины и поставлены рядом с материнской, образовав общую композицию.

Увидеть скульптуру работы Билла Солтиса в этом месте можно будет до конца июля следующего года.

Отностительно недалеко от зеленого треугольника, где стоит скульптура “Под солнцем”, находится другая. Если свернуть с Flatbush Avenue Extension на впадающую в неё под тупым углом Fleet Street, то сразу же с правой стороны на территории Университетской площади можно увидеть произведение проживающего в нашем городе скульптора румынского происхождения Леонарда Урсачи (Leonard Ursachi) “Bunker Head”. Его работы неоднократно экспонировались в разных местах Бруклина в том числе, например, на Cadman Plaza и в Проспект парке.

"Bunker Head" by Leonard Ursachi
“Бункерная голова” Леонарда Урсачи - это большая, стилизованная человеческая голова, напоминающая бункер, а точнее ДОТ, из амбразуры которого высунулся нос.

Свою Долговременную Огневую Точку скульптор вырезал из жесткого пенопласта и сверху покрыл её похожим на цемент материалом, используемым при строительстве зданий.

В кратком описании этого произведения указано, что “крайне стилизованне лицо отсылает нас к культовым изображениям головы в многочисленных культурах от шамана до солдата, от поэта до пророка”.

Со своей стороны могу сказать, что никаких подобных посылов при рассматривании этого ДОТа я не ощутил. При ближайшем рассмотрении легко можно было заметить, что все соружение опутано сеткой, вроде крупноячеистой марли, небрежно замазанную как бы гипсом, хотя я не слыхал, чтобы на голову накладывали подобные повязки.

В моем воображении возник образ человека, тяжело пострадавшего в какой-то катастрофе. После того, как он попал в реанимацию, его там так забинтовали, что остались видимыми только нос и край рта. Все остальное оказалось скрытым под бинтами. Таких несчастных нам любят показывать в различных детективных сериалах, когда не хотят, чтобы мы узнали в пострадавшем кого-либо из героев фильма. При этом должен добавить, что в клинике Леонарда Урсачи так неумело намотали бинты на разбитую голову, что она приобрела форму кастрюли без ручек.

А еще я вспомнил поэму А.С.Пушкина “Руслан и Людмила”, в которой храбрый Руслан сразил великанью голову. “Уж не та ли это голова после того, как над ней потрудился славный Руслан” - подумал я. Теперь вот вся замотана бинтами.

Но хватит фантазий. В реальной жизни само по себе это сооружение достаточно велико, но кто-то длиннорукий умудрился поставить на него красный пластмассовый конус. Такие используются в качестве ограждений во время дорожных работ.

Красный с белой полоской колпак придал скульптуре инфернально-клоунский оттенок из фильмов ужасов.

По сторонам от центральной амбразуры в стенках долговременной огневой точки проделаны как бы отверстия, которые на самом деле являются неглубокими нишами со вделанными в них зеркалами из полированной нержавеющей стали. При попытке заглянуть внутрь бункера через эти “отверстия”, видишь только самого себя. На что это автор намекает?

"Bunker Head" by Leonard Ursachi
Все желающие заглянуть в “Бункерную голову”, чтобы попытаться разгадать загадку, могут сделать это вплоть до октября следующего года.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin