В краю непуганых медведей

Четверг, Сентябрь 12, 2019

Утром 19 августа наш корабль причалил к заросшему густым лесом острову Чичагова в Icy Strait Point (мыс Ледяного Пролива), причём этот причал принадлежит только компании Celebrity, и корабли других компаний здесь не швартуются.

На Аляске по сей день сохранилось много названий русского происхождения. Остров Чичагова носит имя русского адмирала екатерининской эпохи.

Выйдя на берег, мы почти сразу попали в музей, где показана работа крупного рыбоконсервного завода, который выпускал огромное количество продукции из лососевых рыб.
Интересным мне показалось то, что на плакатах с изображением различных видов лососевых рыб были даны их названия по-английски, на языке местных индейцев-тинглитов и по-русски. И хотя последние были написаны латиницей, к ним в скобках была напечатана транскрипция.

Музей рыбоконсервного завода
Все эти названия: чавыча, кета, кижуч, горбуша, нерка были известны мне с детства, потому что часто звучали дома. Мой прадед имел рыбную лавку в Красноярске. Он закупал соленую рыбу бочками, и когда поступала новая партия, прабабушка говорила своему сыну: “Хона, пойди отбей головку”. И это означало, что Хона должен был отобрать самую лучшую рыбу для домашнего потребления. О прадеде часто вспоминали, рассказывая о том, что у него в доме за обедом ели ложками красную икру с вареной картошкой. Я слушал и глотал слюни.

Но я что-то размечтался. После посещения музея нам было дано около часа свободного времени, я спустился на берег Ледяного пролива и сделал там много фотографий. Особенно интересно смотрелись причалы на высоченных сваях, густо обросших раковинами усоногих рачков баланусов, а также выложенные на берегу аккуртаными рядами ярко-красные и желтые каяки, похожие на каких-то загадочных морских обитателей, извлеченных из невероятных океанских глубин.

Причал на берегу Ледяного пролива

Красные каяки
К назначенному времени все собрались у Adventure Center, туда подъехал поезд из двух открытых вагончиков, влекомых автомобилем. И мы поехали в главный населенный пункт острова Hoonah, в котором по словам нашего гида, относительно недавно осевшего в этом посёлке, насчитывается 760 жителей. Врача у них нет, но раз в месяц прилетает из Джуно терапевт.

В пути нас сопровождала также монголоидной внешности женщина по имени Harriet из местного племени тлинкит. Она оказалась общительной и говорливой, сказала, что у неё девять детей, но мужа она выгнала, потому что он её бьет. Нужно признать, что она довольно долго собиралась это сделать. Большинство её детей уехали из родного посёлка и живут отдельно от неё. Гарриет охотно показывала серебряные и золотые браслеты и кольца у себя на руках. Браслеты имели форму стилизованных китов с нанесенными на них насечками. Один такой браслет достался ей от бабушки, а другой ей подарили после окончания high-school. Бабушкин браслет она намерена передать своей старшей дочери.

Гарриет демонстрирует нам свои украшения
Смотреть в посёлке было нечего, что и неудивительно в этом совершенно глухом месте. Правда, нас подвели к местной школе, около которой стояли два высоких, ярко раскрашенных тотема. В нынешнем году местную high-school окончили пять детей.

По ходу дела гид - молодой крупный парень, типичный белый американец, который где только не жил, пока не попал на этот остров, сообщил нам, что тут есть ещё пара поселений, где живут примерно 40 и 70 семей соответственно. А всего на острове проживает около тысячи трёхсот человек и почти шесть тысяч медведей. Получается, что на каждую душу здесь приходится в среднем по четыре с половиной косолапых Михал Потапычей. Мне показалось, что это как-то too many, хотя в поселке нам попадались на глаза только тлинкиты и другие американцы. Хотел было написать “и другие местные жители”, но потом подумал, что медведи тоже являются местными жителями.

 В поселке Хуна на острове Чичагова
В конце поездки по острову нам вручили приглашения на шоу местных танцев. Оказалось, что это детская самодеятельность. Артисты в масках поведали нам историю из местного фольклора про девушку и Ворона. А в конце поставили у выхода коробку с просьбой пожертвований. Мы внесли туда свою лепту.

На следующее утро мы проснулись в столице Аляски городе Джуно, который был назван в честь канадского исследователя и золотоискателя французского происхождения Джозефа Джуно. По этой причине название столицы Аляски пишется несколько заковыристо - Juneau.

Выйдя на причал, мы погрузились в автобус и поехали смотреть на Mendenhall Glacier, носящий имя метеоролога Томаса Менденхолла. Этот ледник длиной около 22-х километров, заполнивший собой горную долину, постепенно тает и отступает, в результате чего образовалось одноименное озаро, в которое он и обрывается.

Ледник Менденхолла
Природа вокруг ледника была красивой, день был хороший, мы неспеша прошлись по трейлу, с которого хорошо были видны ледник и бурлящий по-соседству небольшой водопад. Когда мы закончили свой маршрут, ко мне подошла наша гид и сказала, что чуть в стороне от основной дороги на дереве сидят два медвежонка. Я бросился туда.

В том месте протекал небольшой ручей, над которым был переброшен деревянный мостик. На мостике громоздилась толпа туристов с телефононами и фотокамерами, а за мостиком на расстоянии чуть больше вытянутой руки стояло дерево, на которое взобрались два черных с коричневыми носами медвежонка-барибала и с аппетитом ели листья. При этом они не обращали ни малейшего внимания на суетящихся на мостике людей. Как было сказано в одном известном фильме: “Ноль внимания, два презрения”. Поистине край непуганых медведей. Мамаши проголодавшихся “листоедов” нигде не было видно. Вероятно, где-то прикорнула неподалеку. Я сделал много снимков, так как медвежата не желали позировать и всё время жевали и двигались. И всё же из кучи фото удалось выбрать парочку более или менее удачных. Кстати сказать, черные барибалы - это самые обычные и наиболее распространенные медведи Аляски.

Медвежонок-барибал
Вдоволь насмотревшись на ледник, а я и на медвежат, мы вернулись на корабль, чуть отдохнули и снова вышли на причал, откуда пешком отправились в музей истории Аляски. Там представлено много артефактов, характеризующих жизнь коренных народов севера: плетеные корзины, орудия рыбной ловли и охоты, предметы одежды, каноэ из березовой коры и из кожи тюленя, ритуальные маски, а также художественные изделия. Мне особенно понравились резные фигурки-билликены (billiken) из бивней мамонта и моржовой кости. Выглядят они симпатично, однако надо признать, что им далеко до японских нэцке.

 Резные фигурки-билликены
Был там и раздел посвященный событиям Второй мировой войны, когда Аляска сыграла стратегическую роль в процессе поставок по ленд-лизу из США в СССР военного снаряжения, и в первую очередь самолетов.

Тур проводила американская начальница музея - очень высокая и сухая дама, явно влюбленная в свое дело. На помощь ей была призвана русскоговорящая помощница по имени Татьяна. Я перекинулся с ней парой слов. Она родом из Мордовии, выиграла гринкарту и в 2000 году приехала с семьей сразу на Аляску, да так там и осталась. Сейчас на пенсии. Воистину, пути Господни неисповедимы.

После завершения тура по музею, Татьяна вызвалась показать нам кратчайшую дорогу от него до Капитолия. По пути она завела нас в какое-то, расположенное на холме, административное здание с очень хорошей смотровой площадкой, откуда открывался отличный вид на стольный город Аляски, в котором, кстати, проживает 33 тысячи человек.

Там я увидел читавшего книгу весьма колоритного, высокого молодого человека в чёрной ковбойской шляпе с шикарной, ниже середины груди, чёрной, как смоль, бородой. Я было принял его за религиозного еврея, чему немало удивился, но быстро понял, что ошибся. Обратился к нему с каким-то ерундовским вопросом, а потом попросил разрешения его сфотографировать, и он согласился. Звать его Тейлор. Сделал пару снимков. Жаль, что не спросил его откуда он родом, так как сильно торопился, боясь не успеть за группой. Очень интересный типаж.

Тейлор
Мы были уже близко от Капитолия, и я немного отстал, потому что в небольшом скверике через дорогу от него я увидел скульптуру какого-то человека и решил выяснить кому она поставлена. Оказалось, что это памятник Уильяму Сьюарду, открытие которого было приурочено к 150-летию со дня покупки Аляски. К сожалению, я смог его сфотографировать только в профиль, так как иначе пришлось бы делать снимки против солнца.

Памятник Уильяму Сьюарду
Ко времени покупки Аляски государственный секретарь США в правительстве президента Авраама Линкольна Уильям Сьюард дважды оказывался в шаге смерти. И оба эти случая оставили тяжелые отпечатки на его лице. Первый раз он сломал челюсть, когда был выброшен из кареты на каменную мостовую во время дорожного инцидента. Через короткое время, в ту самую ночь, когда был убит президент Линкольн, он был несколько раз ударен ножом в лицо.

Скульпторы - брат и сестра Дэвид и Юдит Рубин, которые были приглашены для создания этого памятника, не стали приукрашивать лицо государственного секретаря, обезображенное рубцами после этих происшествий. Он изображен таким, каким выглядел в момент подписания в 1867 году договора с Россией о покупке Соединенными Штатами Аляски.

По-моему, памятник этот очень хорош, и мне, конечно, было приятно узнать, что его создателями оказались мои однофамильцы. К слову, скульптурная композиция, составленная из семи исторических фигур, о которой я писал в предыдушей статье, рассказывая про Кетчикан, тоже создана этими мастерами.

Сфотографировав памятник Уильяму Сьюарду, я бросился догонять группу, но по дороге успел еще заснять шедших строем по двое маленьких, явно детсадовских, 4-6-летних ребятишек, которых вывели на прогулку. Бросилась в глаза разница в том, как были одеты дети и их воспитатели (воспитательница не попала в кадр). Воспитатель отправился гулять в теплой куртке, а дети были одеты совершенно не по сезону, по-летнему, хотя день был достаточно прохладным. Увидев, что я фотографирую ребятишек, воспитательница крикнула мне, что детей снимать нельзя, и я ушел, успев всё же пару раз нажать на спуск фотоаппарата.

Дети на прогулке
А Татьяна тем временем завела нашу группу в небольшой зал, где заседают сенаторы Аляски. Был рабочий день, однако, две сотрудницы, которых мы там встретили были очень приветливы и даже радушны, поскольку вторая вынесла из своего офиса целую миску конфет, и все их нам раздала.

Выйдя из Капитолия, мы распрощались с Татьяной и отправились на прогулку по городу, который уютно примостился на морском берегу у подножия гор. Джуно - симпатичный, довольно зеленый городок, с многочисленными сувенирными магазинами в центре и оживленными, благодаря туристам, улицами, украшенными кое-где тотемами.

Улица в Джуно

Перекресток в центре города
И в заключение, хоть это и совсем не по теме, хочу сказать о том, что вечер того чудесного дня мы провели на корабле в отличном итальянском ресторане Tuscan Grille, где отметили 42-ю годовщину со дня нашей свадьбы.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Кетчиканские тотемы и лососи

Четверг, Сентябрь 5, 2019

Наш круиз на Аляску начался в канадском Ванкувере. Описание процесса регистрации и погрузки на океанский лайнер вряд ли кому-нибудь может показаться интересным. Однако, я начну именно с этого.
Сначала оформление документов и наше продвижение к цели шло довольно быстро, несмотря на огромную очередь желающих попасть на корабль. Однако в середине процесса нам вдруг объявили, что зависла компьютерная сеть, и дело встало. Задним числом выяснил, что на корабле должно было быть более 2100 пассажиров. Нас усадили на стулья в огромном зале, извнились, сообщили, что восстановление системы идет полным ходом и попросили набраться терпения. И часы начали тикать. Вскоре появлились женщины, предлагавшие бесплатно воду в бутылочках. Нам оставалось только попивать водицу и ждать. Пока суть да дело, мы успели познакомиться с некоторыми своими коллегами по группе, а также обсудить массу вопросов, касающихся предстящего путешествия. Но самое главное в чем несомненно смогло убедиться на этом наглядном примере большинство присутствующих в зале, так это в том, насколько зависима современная жизнь от компьютерных систем и насколько она уязвима. Я сидел и думал, что какая-нибудь небольшая поломка в неизвестно где находящемся сервере, а тем более специально запущенный в сеть вирус, способны нарушить нормальную жизнь крупного города, а то и целой страны и погрузить их в полный хаос и неразбериху. И это будет не менее страшно, чем атомная бомбардировка.

К счастью, примерно через час проблему смогли решить, и минут через сорок после этого мы всё же оказались на корабле. Поднялись в свою каюту, ключи от которой были прикреплены к двери в конверте. Наши чемоданы стояли рядом. Тут же появился наш stateroom attendant - улыбчивый, небольшого роста, круглоголовый, стриженый под машинку парень азиатской внешности, на груди которого красовался бейдж с именем Rommel. «Роммель», - радостно представился он и добавил, - «дженерал Роммель». Имечко нашего аттенданта мне сильно не понравилось, так как сразу же напомнило мне о другом Роммеле - гитлеровском генерал-фельдмаршале, заслужившем кличку “лис пустыни”, в 1941-42 годах причинившему англичанам в Африке кучу тяжелых неприятностей.

Забегая вперед скажу, что на следующий день я попытался выяснить у Роммеля почему ему дали такое имя. Сначала я спросил его откуда он родом. Парень оказался филиппинцем. На вопрос о его имени он ответил, что не знает почему его так назвали. Мол, может родители видели что-то по телевидению. Роммелю известно только, что имя его имеет германское происхождение. Значит он не находится в полном неведении, слышал о каком-то генерале, хотя вполне возможно никогда особо не интересовался тем, где и кем тот командовал. Как говорится, слышал звон, но не знает, где он.

В конце концов, решил я, мне совершенно безразлично, как зовут нашего стюарда, лишь бы работу свою делал хорошо.

Между прочим, имя Rommel не столь уж редкое среди филиппинцев, и объясняется это существующей у них традицией давать имя ребенку путем сложения первых слогов имен родителей. В данном случае это могут быть, например, Roman и Melanie или Romeo и Melissa.

Самое же интересное заключается в том, что на третий день в нашей каюте появился совсем другой аттендант. На мой вопрос, куда же делся Роммель, новвй стюард сказал, что он покинул корабль и отправился на родину в связи с семейными обстоятельствами. Не знаю, правда это или нет, но Роммеля я больше ни разу не видел.

До отплытия ещё оставалось некоторое время, и я успел сфотографировать отдельные портовые сооружения Ванкувера, а также хорошо видимую вертолётную площадку на воде, с которой периодически взлетали и куда садились, видимо, туристические вертолёты. А рядом приводнялись или взлетали с воды небольшие гидросамолёты.

Один из остовков в архипелаге Хайда-Гуай
На следующнее утро за окном было пасмурно, невдалеке проплывала цепочка небольших, необитаемых, скалистых, заросших хвойным лесом, островков, архипелага Хайда-Гуай или островов королевы Шарлотты. На некоторых из них были установлены бело-зеленые знаки вроде бакенов. Я их неплохо рассмотрел в бинокль. Потом на берегу одного из островов покрупнее показалось несколько, расположенных около маяка, зданий белого цвета под красными черепичными крышами.

После завтрака распогодилось, но наш лайнер вышел в открытый океан. Смотреть на бескрайнюю воду быстро надоело, и я отправился на предложенную всем желающим ознакомительную экскурсию по кухне нашего корабля. Было не особенно интересно, но узнал, что на судне трудятся более сотни поваров, которыми руководят четыре шеф-повара, отвечающих соответственно за мясные, рыбные, овощные блюда и кулинарные изделия и десерты. Показали помещения с длинными столами, обитыми металлическими листами, на которых что-то резали, крошили и толкли. Вида кипящих кастрюль и скворчащих сковородок мы не удостоились.

Через сутки рано утром наш корабль пришвартовался в порту города Кетчикан. Включился Интернет и заработал телефон, а в самом начале десятого мы ступили на землю американского штата Аляска.

Скульптурная композиция в порту Кетчикана
Тут же в порту нас как бы приветствовала скульптурная композиция, на которой были представлены главные действующие лица времён освоения белыми пришельцами суровых земель Аляски. Здесь были рыбаки, охотники, лесорубы, золотоискатели и другой трудовой люд. Ну, и женщины, конечно.

Рядом, около Visitor Center нас ожидал автобус, в котором молодой, симпатичный парень по имени Nate выполнял роль водителя и гида. Мы заняли свои места и поехали в частный Potlatch Park. Представившись, Нэйт сообщил, что он учится в колледже (в каком я забыл), а на Аляску приехал немного подзаработать.

Расстояние до парка было небольшое, но Нэйт ехал неспеша, и мы имели возможность любоваться гористой местностью и чудесным хвойным лесом.

Тотем в Potlatch Park, 4.
В парке было много тотемных столбов разной степени ухоженности и сохранности. Основными их героями были Ворон, Кит и Девушка, вырезанные в разном порядке. Легенды индейцев вращаются вокруг этих главных персонажей, основным из которых является Ворон, освободивший из заточения, согласно индейской мифологии, Солнце и Луну. Нэйт поведал нам парочку легенд, стоя около тотемов, но я пересказывать их не стану, потому что любой интересующийся может найти их и прочитать на Интернете.

Мы немного погуляли по небольшому, симпатичному Потлач-парку, в котором помимо тотемов есть небольшая коллекция антикварных автомобилей, и вернулись в Кетчикан, который показался мне горздо более интересным местом. Между прочим, там на улицах тоже можно увидеть немало тотемов.

Однако, самое интересное, для меня по крайней мере, заключалось не в этом, так как тотемы я видел и раньше. Через город протекает небольшая, мелководная, скачущая по перекатам речка с чистой, прозрачной водой. Во многих местах её можно перейти вброд, так как глубина там не превышает полуметра, иногда чуть больше. Вверх по этой речке шли лососи на нерест. И это было завораживающее зрелище. Косяки из здоровенных рыбин заполняли речку почти на всю ширину. Их темносерые спины длинными тире исполосовали поток. Иногда лососи выскакивали из воды, сверкая серебристым брюхом и тут же плюхались обратно. В некоторых местах берег был усеян отнерестившейся, погибшей рыбой.

 Отнерестившаяся рыба
На небольшом песчаном плёсе стояли рыбаки со спиннингами, ловили лососей, но тут же их отпускали.
Рыбы в этом месте было столько, что, казалось, её можно было ловить руками.

Рыбаки у речной излучины
Один из наших туристов не удержался, скинул обувь, закатал брюки чуть выше колен и зашел в воду. Рыбы прыгали вокруг него, но ни одну из них ухватить ему не удалось. Однако, он сам получил большое удовольствие от этого своего рыболовного порыва, и доставил несколько веселых минут и многочисленным зрителям.

Ловись, рыбка!
Стало понятно, что желающим полакомиться рыбкой медведям, которых нам много раз показывали в кино за этим занятием, требуются немалая ловкость и терпение.

Очень интересной достопримечательностью Кетчикана является Creek Street, примостившаяся по сторонам естественного канала. На его берегах стоят старые дома на сваях, выглядящие очень экзотично и оригинально. Их цветные отражения плавно покачиваются в воде канала, в котором тоже полно рыбы. Это одна из старейших улиц города и здесь когда-то располагались его злачные заведения - салуны и бордели. Теперь там музеи. Это информация для тех, кто взлелеял излишние надежды на приятные приключения на Creek Street.

 Creek Street
Пройдя эту улицу насквозь, я воспользовался оставшимся свободным временем для того, чтобы просто пройтись по нетуристским улицам Кетчикана. Но сначала заглянул в Federal Building в надежде поставить там печать в свой паспорт туриста. Вместо печати я обнаружил там двоих сонных охранников, которых, как мне кажется, слегка напугал своим появлением.

 Одна из улиц Кетчикана
Зато с левой стороны от входа в это шестэтижное здание на стене я увидел мемориальную доску с именами людей, приложивших руку к его возведению. И первым среди шести имен было имя Генри Моргентау младшего. Он родился в известной еврейской семье предпринимателя и дипломата Генри Моргентау старшего. А сам он в 1934-1945 годах был Министром финансов США и, надо полагать, выделил средства на строительство этого билдинга в Кетчикане. За что и был удостоен первого места в списке на мемориальной доске. Однако, в этом, в общем-то, нет ничего особенного.

  Мемориальная доска на Federal Building
С самым же удивительным, на мой взгляд, фактом участия евреев в жизни этого медвежьего штата, я познакомился совсем в другом месте. Но об этом - в своё время.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В подражание Эдварду Лиру. Стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова.

Понедельник, Сентябрь 2, 2019

1-custom
Нарисовала днём девочка с Риверсайд Драйв
Собачку, сказав ей: Со мной поиграй!
Собачка вскочила, вильнула хвостом
И спряталась вмиг за высоким кустом.
Весёлый денёк был на Риверсайд Драйв.

2-custom1
Однажды мальчишка с Риверсайд Драйв
Залез незаметно в открытый сарай.
А следом за ним вбежал бурундук,
И тихо прокрался жирный барсук.
Так в прятки играют на Риверсайд Драйв.

3-custom1
Однажды в далёком Непале
Три слона с двух деревьев упали.
Покалечили лапку жуку
И сломали ребро червяку.
Кошмары творятся в Непале.

4-custom1
В глухомани сибирской, поверьте,
Из земли повылазили черти.
Прихватили с собой сковородки,
Мыть в таежной глуши самородки.
Надышались там дымом до смерти.

5-custom1
Говорят, разгулялось в Нью-Джерси
Пучеглазое чудище в шерсти.
Перепуганы дети:
Опасаются йети.
Парикмахерских нету в Нью-Джерси.

6-custom1
В одном из домов Шипсхэд Бея
Застукали раз Бармалея.
Он в квартиру залез,
Спёр зубной там протез -
Нет cтраховки у Бармалея.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin