Мой друг bellboy

Суббота, Июль 30, 2022

Мы прилетели в Майями после полудня. Прямо в аэропорту взяли в аренду минивэн, в котором легко уместились вшестером: мы с женой, наш сын с невесткой и внуками 11-ти и 8-ми лет, а также четыре чемодана, и на нем отправились в город. Наше путешествие началось!

По плану первые пять ночей мы должны были провести в самом южном городе континентальных Соединённых штатов Ки-Уэсте, расположенном, как известно, на самом дальнем обитаемом острове Флоридского архипелага. Нам предстояло проехать до него около ста семидесяти миль по знаменитой US Route 1, которая начинается в Ки-Уэсте и тянется вдоль восточного побережья нашей страны до ее северной границы, уходя затем в Канаду.

Первым делом мы направились в downtown Майями, чтобы где-нибудь перекусить. Запарковались в очень оживлённом Bayside Marketplace, уютно устроившемся на берегу Biscayne Bay. Ресторанов и кафе там была целая уйма, мы не знали какой выбрать и нас зазвали в Mambo Cafe, соблазнив обещанием накормить блюдами кубинско-карибской кухни.

Я заказал фахиту и вегетарианскую квесадилью. Вскоре мне принесли тортилью и большую тарелку, доверху заполненную полосками жареной на гриле говядины с овощами. Всё выглядело очень аппетитно, и я приступил к трапезе. Однако прежде чем завернуть в лепёшку начинку, я решил сначала отведать кусочек мяса, и он оказался настолько жёстким, что его невозможно было разжевать. После нескольких попыток найти съедобный кусочек, я оставил фахиту нетронутой. Выручила квесадилья, но я вышел из-за стола полуголодным. В этом кубинском кафе порции уже были американскими, а качество все ещё оставалось социалистическим.

После обеда мы по просьбе внуков прокатились на колесе обозрения, которое находилось рядом. Все уместились в одной просторной, стеклянной кабинке, в которой оказалось прохладнее, чем на улице. Нас крутили довольно долго, мы даже успели пересесть со скамейки на скамейку, чтобы поменять точку обзора. Всем было интересно глянуть на город и залив с высоты птичьего полета, хотя соседние небоскребы взгромоздились гораздо выше.

После колеса обозрения мы пересели на арендованные колёса и, проехав через downtown Майями, направились на юг. Выбираться из города пришлось долго из-за пробок. Лишь только после того, как мы миновали городок Homestead, на трассе, соединяющей острова архипелага, машин стало меньше. Кстати, всего их около 1700 и большинство из них малы и необитаемы. Здесь они называются “keys”, но к английскому слову “ключ” это название не имеет никакого отношения, так как происходит оно от испанского “cayo”, что означает “маленький остров”.

Скоростная же дорога проходит через самые крупные острова, которые соединены сорока двумя мостами, среди которых и знаменитый семимильный.

Справа по ходу у нас раскинулся Мексиканский залив, а слева Атлантический океан. Были моменты, когда бескрайние, бирюзовые воды простирались в обе стороны от нас до самого горизонта, а по середине этого необъятного простора летела узкой серой стрелой дорога, вонзаясь в голубую космическую даль. И вокруг ничего - только вода и небо. И вот тогда внутри меня вдруг сами собой зазвучали мелодия и начальные слова из романса Михаила Глинки: «Между небом и землей жаворонок вился». Я чувствовал себя не жаворонком, но вольной птицей, взвившейся в небо над бескрайним морским раздольем и летящей в сказочные края, где ждут меня песчаные пляжи, величественные пальмы, тропическое буйство красок цветущих экзотических деревьев, кустов и трав, интересные приключения и новые впечатления.

Первой неожиданностью для меня стал тот факт, что в некоторых местах параллельно хайвею тянулась другая дорога - железная. Дело в том, что больше двадцати лет назад я впервые побывал в Ки-Уэсте, но тогда эту железную дорогу не увидел, может быть потому, что сидел на другой стороне туристического автобуса, а гид о ней не упомянул. А теперь она бросилась в глаза. Местами в ней были разрывы, она не функционировала, но сохранились очень большие её куски.

Остатки железно-дорожного моста
К своему отелю мы приехали уже затемно, и там сбоку от дорожки, ведущей к центральному входу, я увидел небольшой памятник. Как следовало из укрепленной рядом таблички, это было колесо от персонального вагона Генри М.Флаглера, в котором он прибыл 21 января 1912 года в Ки-Уэст, открыв таким образом движение по железной дороге. Он был встречен толпой жителей Ки-Уэста, многие из которых впервые в жизни увидели паровоз. В холле отеля стоял его бюст.

Колесо железно-дорожного вагона
Уже в номере, заглянув в Интернет, я узнал, что эта дорога была построена по его инициативе и при его финансировании, а сам он был крупным предпринимателем и железнодорожным магнатом, одним из компаньонов Джона Дэвисона Рокфеллера.

Потом мы много раз прогуливались и ездили по Флаглер авеню в Ки-Уэсте. Здесь его помнят и уважают, несмотря на то, что в 1935 году железная дорога, связавшая Ки-Уэст с материком, была разрушена ураганом и ее не стали восстанавливать по причине экономической нецелесообразности.

На следующий день мы первым делом направились на пляж. На песчаном берегу лишь пара лежаков были заняты. Отдыхающие в основном кучковались вокруг двух бассейнов. Однако, мы зашли в море, и там нас ждал сюрприз: вода оказалась той же температуры, что и воздух. Не возникло никакого ощущения прохлады от перехода из воздушного океана в водный. Но мы поплавали в соленой водице.

 Русалка на камнях
Потом я прошёлся вдоль берега и в двух местах обнаружил огороженные деревянными рейками с красными флажками небольшие площадки с табличками, призывающими не беспокоить гнезда морских черепах. К сожалению, выхода черепашек оттуда мы не дождались.

На обед поехали в город. Стоит отметить, что за паркинг при гостинице берут 29 долларов за сутки. Причём на въезде висит объявление, что администрация отеля не несёт никакой ответственности за повреждение или угон машины, а также за кражу вещей в ней оставленных. Когда мы выехали с этой платной стоянки, то увидели, что на близлежащих улицах стоят припаркованные машины и есть много свободных мест. Я сказал, что лучше уж парковаться здесь. По крайней мере машину, оставленную на улице могут обокрасть бесплатно, а за то же самое на стоянке, придётся ещё и доплатить. Но не тут-то было. Приглядевшись, мы увидели на окружающих улицах таблички с предупреждением о том, что на них постороннему транспорту парковаться запрещено. Гостиницу не обманешь.

Обедали в Key Plaza Creperie (блинная). Нас обслуживал веселый и разговорчивый официант, как выяснилось позже, родители которого эмигрировали в Америку из Польши. Попутно он сообщил нам, что климат на островах гораздо лучше чем в континентальной Флориде, так как здесь не так душно из-за хорошего проветривания со стороны океана. В общем из его рассказов следовало, что Флорида-Кис - замечательное место для жизни. Тут я и спросил его насчёт ураганов. Ответ у него был готов заранее. Он пояснил, что пока бушует ураган, здешние жители отлично проводят время: так как всякая работа отменяется, возникает возможность собираться компаниями, встречаться с друзьями за общим столом, выпивать и беседовать о жизни. Оптимист!

Да, чуть не забыл. Утром направляясь на пляж, я заметил молодого мужчину в форме с тележкой для перевозки багажа. Он стоял у колонны недалеко от входа и прикуривал сигарету. Таких служащих отеля называют по-английски bellboy, то есть посыльный или коридорный. Их задача встретить гостей, помочь им сориентироваться на первых порах и доставить чемоданы в номер. И тут я обратил внимание на то, что уж больно долго он прикуривает. Приглядевшись я понял, что это мастерски сделанная цветная скульптура. Подошёл и познакомился поближе с этим симпатичным коридорным. Его создал Seward Johnson в 1987 году, дав название своему произведению «Taking a Break», что я перевёл, как «Перекур».

Bellboy
С этого момента у нас установились с этим коридорным очень хорошие отношения, все дни, что мы там были, я всегда желал ему доброго утра, и он, так и не успев прикурить, отвечал мне тем же. И это всегда сбывалось.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Keeler Tavern

Понедельник, Июль 25, 2022

Я полюбил маленькие американские городки после того, как в начале ковидной пандемии прожил в одном из них три месяца в доме у сына. Он настоял, чтобы мы уехали к нему из Бруклина, где заболеваемость начала бурно расти.

Раньше мне казалось, что жизнь в таких городках скучна и однообразна, и я умру там от тоски через неделю. Однако я сильно ошибался и теперь думаю, что нормальная жизнь существует именно там.
Ежедневно прогуливаясь по кольцу близлежащих улиц, постепенно я узнавал близких и далеких соседей, которые отлично знали, что я здесь чужак, но всегда приветливо здоровались со мною. И постепенно я стал их всех узнавать, ждал мимолетной встречи с ними и первым начинал махать рукой и улыбаться, получая ответную улыбку.

Я не знал их имён и того, чем они занимаются, но мне было приятно сознавать, что они уже считают меня почти своим, хотя мы не перекинулись с ними ни единым словом. Хотя нет. Я им: «Hello»! А они мне: «Wonderful weather» или что-нибудь вроде этого.

Могу признаться, что по своему психологическому складу я не являюсь очень общительным человеком, мне трудно подойти к незнакомцу, чтобы начать с ним разговор, хотя при большом желании, конечно, можно было бы придумать какой-нибудь повод для короткой беседы. Но я этого не сделал.

И всё же, и всё же. К твоим услугам здесь чудесный лес, начинающийся буквально за домом, чистое озеро с песчаным пляжем, несколько парков с проложенными дорожками, бегущими вдоль живописных речушек и прудов или поднимающимися на окружающие городок холмы, с вершин которых открываются чудесные виды, музей искусств с часто меняющейся экспозицией, благодаря обменам с соседями, уютные улочки, по которым приятно бродить, разглядывая старые дома, некоторым из которых присвоены звания исторических памятников, отличная современная библиотека и множество уютных кафе и ресторанчиков, где можно найти разнообразную кухню и вкусно поесть. И всё это в 10-15-ти минутной доступности. Если на машине. А машины здесь есть у всех, причём у подавляющего большинства по две.

Если же хочется увидеть что-нибудь новенькое, можно съездить в близлежащие городки, до которых ехать 20-30 минут.

Особенно я люблю посещать краеведческие музейчики, которые есть почти в каждом из небольших американских городков. Они обычно создаются в каких-либо старых домах, бывшие владельцы которых оставили заметный след в местной истории. И жители городка бережно сохраняют память о них, давая возможность каждому увидеть, как и чем жили здесь люди пару веков назад. Сюда водят школьников, знакомя их с историей своего города и прививая им любовь к родным местам и вообще к краеведению.

Одним из таких памятных мест в коннектикутском городке Риджфилд является Keeler Tavern Museum.

Keeler Tavern Museum
Когда-то земли, на которых стоит город, принадлежали индейским племенам рамапо и ленапе. В самом начале XVIII века несколько семей из близлежащего города Норвок купили у них кусок земли в 20 000 акров, разделили его на участки и распродали. Так родился нынешний Риджфилд. Участок №2, на котором сейчас стоит Keeler Tavern Museum, купил Бенджамин Хойт и построил на нем маленький одноэтажный дом. В 1869 году племянник Бенджамина Тимоти Килер выкупил участок у своего дяди, перестроил дом и основал там постоялый двор. Это было осмысленное решение, потому что рядом с участком проходила важная почтовая дорога, связывавшая Нью-Йорк со столицей Коннектикута Хартфордом и далее с Бостоном. В те времена на эту поездку уходило четыре дня, и, естественно, и людям, и лошадям требовался отдых.
А заведение Тимоти Килера предлагало разнообразные услуги: еду, напитки, ночевку, стойла и корм для лошадей, поэтому дела там шли неплохо.

Я не стану подробно пересказывать историю таверны, отмечу только, что в 1907 году этот участок земли с домом купил изветный архитектор Касс Гилберт и использовал его в качестве своей летней дачи. Он возвел там несколько новых построек. А в 1966 году в Риджфилде было создано общество по сохранению бывшей таверны, участок был выкуплен и превращен в музей.

Гид Maureen Tucker, немолодая, седая и довольно симпатичная женщина вела рассказ для небольшой группы постетителей, в числе которых был и я с внуками.

Первое, на что я сам обратил внимание были стекла в окнах (по 20-24 штуки в каждом из них): они были неровными с застывшими потёками стекольного расплава. Интерьер таверны представлен таким, каким он был XVIII веке, там сохранилось много мебели, кухонных принадлежностей и несколько комплектов мужской и женской одежды того времени.

Далее назову только то, что лично для меня оказалось новым или интересным.
Гид показала нам в задних каменных стенках каминов специальные углубления, тоже выложенные камнем. Это были постоянно действующие печки, где готовили пищу. Горшки доставали не ухватом, а с помощью плоской металлической лопаты на очень длинной металлической же ручке. Интересным мне показался тостер того времени - металлическая клетка, в которую помещали кусочки хлеба, а затем, опять же на длинной железной ручке, держали некоторое время над огнем камина.

Камин, в углу - тостер
Впервые я увидел там детский трехколесный велосипед, целиком сделанный из дерева, наряду с лошадкой на палочке и санками.

Детский уголок

Одна из комнат
Но если честно признаться, то я пошел в этот музей главным образом потому, что хотел посмотреть на английский принт 1780 года “Битва при Риджфилде”, который там находится. Я наткнулся на упоминание о нем, когда читал статью о владельце “Underwood Corporation” Дж.Т.Ундервуде и её президенте Ф.Вагонере.

Последний владел громадной усадьбой с уникальным особняком в историческом районе Риджфилда. После его смерти имение купил Harrison D. Horblitt - президент компании Colonial Fabrics, базировавшейся в Манхэттене. Он был известным филантропом и коллекционером старинных книг и манускриптов. Вместе со своей женой он внёс большой вклад в сохранение истории Риджфилда. В 1973 году, когда группа жителей города, собрав 2500 долларов, хотела купить упомянутый мною принт, продававшийся на аукционе Sotheby’s, у них не хватило денег. Харрисон Хорблитт приобрел его там за 16 000 долларов. Через три месяца после его смерти, последовавшей в 1988 году, его жена подарила этот принт Keeler Tavern Museum.

 Английский принт, 1780.
Наша гид показала нам этот принт, однако историю его не рассказала. Но в заключение она вывела нас из помещения музея наружу и показала нам пушечное ядро, застрявшее в стене таверны - результат обстрела в апреле 1777 года англичанами восставших против метрополии американцев.

1
2
3
4

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Зачёт

Воскресенье, Июль 10, 2022

С самого начала войны в Украине стали появляться свидетельства того, что в некоторых захваченных российскими войсками городах восстанавливаются памятники Ленину и вывешиваются красные флаги. Несомненно это делается чтобы напомнить их жителям об имперском прошлом, когда Украина была одной из республик исчезнувшего Советского Союза.
На эти события у меня наложилась информация о посадках на длительные сроки крупных российских чиновников за воровство и коррупцию.
Я это к тому, что правопреемница канувшего в Лету Советского Союза Российская Федерация, несёт вместе с красными флагами и старые болячки прогнившей империи, где взяточничество пронизывало всю систему сверху донизу, включая обычный бытовой уровень.
Я не хочу сказать, что этого нет и не было в Украине, но с такими «освободителями» невозможно избавиться от «родимых пятен» прошлого, как любили выражаться в СССР.
В связи с этим я вспомнил одну давнюю историю из своей жизни в СССР. Произошла она в самом начале шестидесятых годов. Я тогда был студентом Новосибирского медицинского института. В 1960 году моим родителям удалось осуществить давнюю мечту - уехать из Сибири в более тёплые края. После долгих поисков и усилий удалось разменять наши две раздельные комнаты в Новосибирске на однокомнатную квартиру в столице тогдашней Киргизии городе Фрунзе. Вот в неё мы вчетвером и вселились: мои родители и я с сестрой. По этой причине мне пришлось перевестись из Новосибирского в Киргизский Государственный медицинский институт, в котором я проучился последние два года из шести, которые требовались тогда для получения звания врача.

Киргизский мединститут, наша группа, 6-й курс, 1962
При этом возникла казалось бы небольшая проблемка из-за того, что мне нужно было достать зачёт по истории партии, так как имелись некоторые расхождения в сроках прохождения этого предмета в разных институтах: в Киргизском зачёт уже сдали, а в Новосибирском ещё нет.
И вот ассистент кафедры истории КПСС и диалектического материализма Черноок, фамилию которого я запомнил на всю жизнь, был назначен принять у меня зачёт по этому важнейшему для будущего врача предмету.
Черноок назначил мне встречу у себя дома, а жил он далеко от центра города в собственном доме. Когда я первый раз приехал к нему, он после некоторого раздумья сказал мне, что сегодня занят и принять зачёт не сможет, поэтому он переносит мой зачёт на следующую неделю.
Я уехал домой и всю неделю вместо курса терапии опять почитывал труды Ленина и учебник по истории партии.
Приехав к нему повторно в назначенный срок, я застал его с лопатой в огороде. Дело было весной, и Черноок вскапывал грядки. Взглянув на меня, он почесал макушку и сообщил, что должен вскопать огород и поэтому сегодня зачёт у меня принимать не будет, а примет через неделю. И я опять не солоно хлебавши отправился домой.
Когда я приехал к нему в третий раз и плелся к его дому, меня опередил какой-то мужчина и зашёл к Чернооку. Тут явился и я с перепуганным лицом, ожидая, что меня отправят домой в третий раз. Но мне повезло. Глянув на меня, мужчина сказал моему мучителю: «Да прими ты у него зачёт». И Черноок сжалился. Он выложил передо мной билеты и сказал, чтобы я вытянул два, видимо стараясь усложнить мне задачу. Но получилось наоборот, потому что у меня появилась возможность выбора на какой вопрос отвечать сначала. Впрочем, это было для меня и не очень важно, потому что я был неплохо подготовлен. Я ответил на все вопросы и получил, наконец, зачёт, отсутствие которого было подобно дамоклову мечу, висевшему у меня над головой.
Только много позже я сообразил, что преподаватель истории КПСС вымогал у меня взятку, но мне тогда это в голову не приходило. Позже я узнал, что он не раз принимал зачеты у себя дома у недостаточно хорошо изучивших труды Ленина студентов. Некоторые студентки расплачивались с ним натурой, а от меня он хотел получить деньги. Спасибо тому неизвестному мужчине, иначе мой педагог мучил бы меня ещё долго, так как мысль о возможности дать взятку ни за что не пришла бы в мою девственную голову, потому что за всю свою жизнь я ни разу не пользовался шпаргалкой и честно писал все контрольные работы в школе и сдавал зачёты и экзамены в институте.

Киргизский мединститут, наша группа с преподавателем,1961
Через энное количество лет я вновь, но уже косвенным образом, столкнулся с подобной историей. Она произошла с подругой моей жены Таней М. Они вместе учились в пединституте. Несчастная Таня никак не могла сдать зачет по истории КПСС, тогда как по всем другим предметам у неё были хорошие оценки. Преподаватель каждый раз ее заворачивал, делая при этом достаточно прозрачные намеки. Закончилось это только тогда, когда ее спортивного вида парень подкараулил этого «педагога» на улице и сказал, что набьет ему морду, если он не примет у неё зачет.
Я не стану утверждать, что ничего подобного в Украине или где-нибудь здесь не может произойти, но точно знаю одно: самыми наглыми и подлыми были именно тунеядцы, работавшие на идеологических кафедрах в советских институтах и проповедавшие Моральный кодекс строителя коммунизма.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin