Бескомпромиссное творчество

Четверг, Май 17, 2018

Недавно был я на открытии вернисажа “Бескомпромиссное творчество. Рапсодия многобразия”, приуроченного к 145-летию со дня рождения Сергея Рахманинова. Мероприятие было организовано Пушкинским обществом Америки в Tenri Cultural Center and Gallery, расположенном в Манхэттене по адресу 43 West 13th Street. В галерее были представлены работы шестнадцати художников, эмигрантов из бывшего СССР и России и там же в завершение вечера прозвучали произведения выдающегося русского композитора, пианиста и дирижера Сергея Рахманинова в исполнении замечательных музыкантов.

В просторном помещении галереи собралось много народу. На стенах висели многочисленные картины. Было шумно. Большинство посетителей и авторов перемещались с места на место, образуя группы и группки, бродили по залу, держа в руках пластмассовые стаканчики с белым или красным вином, рассматривали картины, обменивались мнениями и заводили новые знакомства со своими коллегами.

Каждый автор выставил по 4-8 работ в зависимости от их размера. Естественно, рассказать обо всех авторах и выставленных картинах в пределах небольшой статьи невозможно, да и вряд ли нужно. Следует лишь отметить, что посетители вернисажа могли увидеть множество достаточно интересных и разнообразных живописных и графических произведений разных жанров.

Я же расскажу лишь о трех художниках, работы которых понравились мне более других. Безусловно это сугубо личное, субъективное мнение, но другого у меня и быть не может.

Начать хочу с четырех больших картин, выставленных моим другом, замечательным художником, поэтом и писателем Михаилом Звягиным. Он относится к старшему поколению наших художников, ребенком пережил ленинградскую блокаду, отслужил в советской армии, получил художественное образование, посвятил всю свою жизнь творчеству, стал членом Союза художников СССР в 1962 году.

Михаил Звягин у мольберта с начатой картиной
Михаил Звягин достаточно широко известен в России и за ее предами. Созданная им бронзовая скульптура «Блокадная мадонна» экспонируется в музее обороны Ленинграда, а модель монумента в память о блокаде Ленинграда хранится в Эрмитаже. Живописные произведения художника выставлены в Русском музее, а также в областных музеях Воронежа, Тулы, Смоленска, Омска и некоторых других городов. Полотна М.Звягина есть в одном из Берлинских музеев и у нас в Принстонском университете, не говоря уже о многих частных коллекциях в России, Германии, Соединенных Штатах Америки и других стран.

Творческий диапазон художника чрезвычайно широк. С неизменным мастерством он пишет задумчивые сельские пейзажи и чудесные натюрморты, не чураясь при этом и абстрактной живописи, русского лубка и политической сатиры, но, как мне представляется, главным его достижением, где он смог предстать творцом художественных произведений, наполненных подлинно глубоким философским смыслом, являются три главных направления, которые он разрабатывал в течение многих лет. Это промышленный пейзаж, трагедия еврейского народа в годы Второй мировой войны и аллегорическое изображение извращенной советской действительности.

В этот раз он представлен на выставке четырьмя индустриальными пейзажами. Эти работы художника благодаря своей особенной, звягинской характерности и узнаваемости служат как бы его фирменным знаком. Индустриальные пейзажи Михаила Звягина - это обобщенный образ промышленной окраины любого большого советского города, где ютился трудовой люд. Разноцветные дымы из фабричных труб, унылая тоска мрачных заводских корпусов и беспросветная, скучная, однообразная жизнь.

Индустриальные пейзажи М.Звягина
На его картинах “простые советские люди” в стандартной заношенной одежде, мятых кепках и шапках выглядят одинаково, как со спины, так и с лица в соответствии с задумкой выпестовавшей их власти.

Точно напротив картин М.Звягина, на противоположной стене я увидел четыре совсем других пейзажа, на которые невозможно было не обратить внимания. Это были работы Александра Риза, стоявшего неподалеку от своих произведений. Мы были шапочно знакомы, так как встречались ранее. Однако этого нельзя было сказать о произведениях художника, так как я видел их достаточно много, правда, в репродукциях, и они мне запомнились. Речь идет об отлично изданном в Москве альбоме живописных работ Александра Риза “Москва - Нью-Йорк - Москва”.

После внимательного просмотра многочисленных цветных репродукций в альбоме у меня сложилось впечатление, что художника более всего привлекают зимние пейзажи, так как они количественно явно преобладали.

В этот раз я увидел подлинники - мастерски выполненные городские пейзажи. Александр сказал мне, что эти работы можно объединить под одним общим названием “Вариации на тему города”. И здесь из четырех работ две были “зимними”.

Александр Риз у своих картин
Глядя на них, я вспомнил время моего раннего детства, прошедшего в Новосибирске в годы войны. Я был тогда маленьким ребенком, и запомнил из тех лет только зиму: холодно на улице и дома, большие сугробы, узкие тропинки, протоптанные в снегу двора, и голые деревья. Летних дней того времени не помню совсем. Зато четко запечатлелись в памяти трескучие предновогодние морозы под минус сорок первых послевоенных лет, когда усадив на санки закутанных с ног до головы меня с сестрой, наш двоюродный брат возил нас в центр города смотреть новогоднюю ёлку.

И хотя это было мимолетным ностальгическим воспоминанием, я благодарен за него Александру Ризу.

Не могу не поделиться еще одним впечатлением, оставшимся от произведений живописца. Пролистывая пару месяцев назад альбом, а позже глядя на оригиналы картин, я обратил внимание на то, что на них у художника практически всегда присутствуют обнаженные, без листьев, деревья. Причем на его городских пейзажах, даже если это не зима и снег отсутствует, природа застигнута, если можно там выразиться, или ранней весной, когда деревья еще не оделись в листву, или поздней осенью, когда они ее уже сбросили. Для меня это в какой-то степени индивидуальный знак художника, его личный взгляд на окружающую природу, то ли ожидающую пробуждения, то ли готовящуюся ко сну. Я спросил его об этом.

 Московский пейзаж работы А.Риза
И Александр сказал мне, что городской пейзаж его любимая тема, а деревья - необходимые персонажи на его картинах. - Но когда они одеты, - пояснил он, - закутаны в листву, почти невозможно разглядеть их сущность. Я с ним согласился. Действительно, обнаженные деревья раскрывают нам свою душу, каковая у них, по-моему, несомненно есть, и могут поведать об истории своей жизни: об ураганах, обломавших их ветви, и о спокойных временах, когда они могли сформировать крону, присущую своему виду. В общем - это обнаженная натура, своеобразное ню, способное придать то или иное настроение всему пейзажу. И эта особенность придает произведениям А.Риза необыкновенную притягательность и своеобразную красоту.

Теперь, думаю, самое время сказать хотя бы пару слов о самом художнике. Он не является профессиональным живописцем. Александр Риз - выдающийся музыкант, один из лучших альтистов бывшего СССР, замечательный педагог и дирижер, действительный член американского отделения Международной Академии Наук, Образования и Искусств. В его лице лишний раз подтверждается старая истина, что действительно талантливому человеку дается много. Он всегда разносторонен и многогранен. Таков и Александр Риз.

Из числа других художников я выделил картины, написанные маслом Еленой Иосилевич, которая в отличие от Михаила Звягина и Александра Риза является представительницей совсем другого, молодого поколения наших эмигрантов. Ее картины соседствовали с работами М.Звягина, и на одной из них (The City. Manhattan II), как и на его полотнах, тоже были многочисленные дымы, но только они не валили из заводских труб, а вились над крышами домов из каминных или бойлерных.

Елена Иосилевич у своих полотен
Этот городской пейзаж хорош сам по себе, как живописное произведение, но помимо этого он обладает и большим социальным смыслом. Я вспомнил городские пейзажи М. Добужинского, который уделял в своих работах много внимания именно крышам домов с возвышающимися над ними, если в старом Петербурге, то печными трубами, а в Нью-Йорке - теми же каминными.

С сожалением можно констатировать, что жизнь в современном Нью-Йорке в этом плане мало чем отличается от той, которая текла здесь в первой половине прошлого века. Я, как и Елена, каждую зиму вижу из окна своей квартиры, расположенной на шестом этаже, белые или сероватые дымы над крышами соседних таунхаусов. И это означает, что несмотря на все рассуждения о борьбе с загрязнением окружающей среды и за улучшение экологии, мы в своём городе дышим тем же воздухом, а скорее всего даже более грязным, чем в середине прошлого века.

Возвращаясь к картинам Елены, могу отметить, что она показала еще и чудесный натюрморт с орхидеями и красивый зимний пейзаж (A Winter Afternoon). Немного позже совсем в другом конце галереи я обнаружил четыре её графические работы, объединенные общим названием “Love in three colors”. Это были рисунки тушью на белой бумаге с яркими вкраплениями красных, желтых и синих пятен, выхватывающих из переплетения изящных линий стилизованные, полуабстрактные человеческие фигуры. Эти работы пронизаны острой динамичностью с налетом некоторого эротизма.

"Love in three colors" by E. Iosilevich.
Елена Иосилевич начала своё художественное образование в Эстонии и России, а завершила его уже в Соединенных Штатах, окончив в Нью-Йорке The National Academy and School of Fine Art.

Елена является арт-директором Пушкинского общества Америки и принимала самое активное участие в организации вернисажа и музыкальной части мероприятия. По-моему, всё получилось отлично.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Радикальные женщины

Пятница, Май 11, 2018

Во время своего последнего визита в Бруклинский музей искусств я дольше всего задержался в залах, где сейчас развернута выставка под названием “Radical Women. Latin American Art. 1960-1985″. До этого она экспонировалась в Лос-Анжлесском Hammer Museum.

На выставке представлены работы более ста двадцати художниц из пятнадцати стран, активно работавших в ключевой период возникновения и развития современного искуства в странах Латинской и Центральной Америки. Здесь собраны произведения как широко известных, так и менее популярных представительниц современного изобразительного искусства. Эта экспозиция является первым в своем роде обозрением радикального и феминистского художественного творчества мастеров искусств из стран Латинской Америки и латиноамериканок, проживающих в США.

Как сказано в аннотации к выставке, для художниц из Латинской Америки та четверть века, в которую создавались представленные на обозрение работы, были годами репрессий и либерализации. Большинство стран региона управлялись диктаторами или раздирались гражданскими войнами. Многие из художниц подвергались преследованиям и унижениям, заключались в тюрьмы, некоторые вынуждены были бежать из своих стран. Хотя немногие из латиноамериканок, работавших в сфере изобразительных искусств, связывали себя с феминистским движением, их работы свидетельствуют об их противостоянии диктаторским режимам и глубоко укоренившимся патриархальным ценностям. Попав в Соединенные Штаты, они активно участвовали в борьбе за гражданиские права, в антивоенных манифестациях и феминистском движении.

В условиях свободы творчества эти женщины реализовали себя не только в таких традиционных видах искусства как живопись и скульптура, но и в видео-арте, перформансе и концептуальных практиках.

Естественно, при таком количестве участниц совершенно невозможно сказать хотя бы пару слов о произведениях каждой из них. Остановлюсь лишь на некоторых.

Встречает посетителей видео с чисткой зубов, когда густая, белая, сметанообразная паста постепенно покрывает все лицо, включая нос и лоб женщины, чрезвычайно увлеченной этим процессом. В конце перформанса маска на лице становится похожей на мыльную пену, стекающую с подбородка. Можно подумать, что женщина собралась бриться, как если бы волосы покрывали и те места на её лице, где даже у мужчин они обычно не растут. Признаюсь честно, идею этого представления я не постиг, а смотреть это все второй раз у меня не было ни малейшего желания.

И здесь же с левой стороны от входа начинается часть выставки, названная “Женский автопортрет”.

На небольшой табличке, предваряющей этот раздел, указано, что “портретирование традиционно концентрировалось на изображении политически, экономически или социально значимых фигур. На подобного рода портретах преобладали мужчины. Женщины попадали на полотна художников обычно в виде мифологических персонажей. Исключением были представительницы аристократических семейств. В религиозной тематике это была Дева Мария.
А далее сказано, что “в двадцатом веке автопортрет стал критически важным элементом самовыражения женщины, и что художественные произведения в этой части выставки бросают вызов канонической концепции понятия женской красоты и идентичности”.

Нужно признать, что авторы представленных на выствке работ, частенько выходят за традиционные рамки портрета и исследуют собственную идентичность прямо скажем опосредованно, небуквальным путём.

Например, Vanda Pimentel (Бразилия) в серии из трех картин под общим названием “Entaglement”, что приблизительно можно перевести как “Запутанная или компромитирующая ситуация”, изображает только свои собственные ноги в окружении различных предметов домашнего обихода вроде набора для макияжа, шлёпанцев, бюстгальтера, пояска и прочего в том же духе.

Entaglement by Vanda Pimentel
Я тут же вспомнил свое фото на пляже в Мексике, где я совершенно случайно запечатлел свои ноги. Не помню уж что я хотел сфотографировать, блаженствуя на лежаке в тени пальмы, но точно не их. Подниматься мне не хотелось, ибо я следовал в тот момент заповеди Пушкина из “Сказки о золотом петушке”: “Царствуй, лежа на боку”. Вот я и сделал снимок почти из этой позиции. А потом дома, когда переносил заснятое из фотоаппарата в компьютер, почему-то этот снимок не стёр. И вот, надо же, пригодился! И не напоминайте мне, пожалуйста, пословицу “Куда конь с копытом, туда и рак с клешней”. Я, конечно, хорошо понимаю разницу между женскими ножками и моими волосатыми ногами, но, как говорится, что есть, то есть. В общем, разыскал я в архиве этот свой автопортрет и представляю его на суд читателей. Он мог бы получиться более удачным и привлекательным, если бы я сделал его специально. Но все получилось спонтанно. По этой причине на данной фотографии я выгляжу вполне естественно и без каких-либо прикрас, так что любой человек, взглянув на неё, легко может составить обо мне свое вполне обоснованное собственное мнение, в том числе об особенностях моего характера и привычек, а также и о моих недостатках и достоинствах. Надеюсь, налипший на ногу песок, не испортит общего впечатления от моего автопортрета.

Мой "автопортрет"
Не сомневаюсь, что вы точно так же легко воссоздадите полный психологический портрет Ванды по ее картине.

Помимо живописных произведений на выставке представлено много фоторабот. В самом начале раздела автопортретов можно увидеть серию черно-белых фотографий, названную “Рождение и смерть розы”. Её создала Rosa Navarro из Колумбии. Она поместила по цветочному бутону на каждый глаз, и на последовательных снимках мы можем видеть, как розы распускаются, а затем сморщиваются и увядают на бесстрастном лице автора.

Есть и другие серии фотографий, например, поэтапно изображающих мытьё унитаза - только рука с тряпкой и сам унитаз. Имеются и более эпатажные фото, но об этом чуть позже.

Мне очень понравился диптих под названием “Соседки”, который создала Marcia Schvartz из Аргенины. Помимо двух очень выразительных женских портретов, написанных красками, мы видим прикрепленные к картинам настоящие жалюзи из тростника и птичью клетку. Замечательная сценка.

"Соседки" Марсии Шварц
Привлекает внимание произведение очень известного скульптора Marisol Escobar, которая долгие годы прожила в США. В основном она создавала скульптуры из дерева, одна из них под названием “Автопортрет” представлена на выставке. На деревянном блоке размещено семь женских голов с разными, от гротескных и карикатурных до обычных, лицами. На них приходится шесть деревянных ног и две нарисованные на блоке руки.

Скульптурный автопортрет Марисоль Эскобар
В этой работе Марисоль показала, как она видит свои собственные физические черты, разложив их, как пучок света через призму, на составные части. В то же время она пытается представить себе, как могут видеть ее со стороны в нашем потребительском обществе, где нередко женщину рассматривают именно как предмет потребления. По моему мнению, это очень интересная и запоминающаяся работа.

К слову сказать, я думаю, многие видели замечательную скульптуру, созданную Марисоль и находящуюся в воде у берега в Бэттери парке в Нью-Йорке. Она посвящена погибшим во время Второй мировой войны американским морякам торгового флота.

Теперь хочу вернуться к фотоработам или, если угодно, автопортретам. На трех фотографиях Maris Bustamante (Мексика) запечатлела себя с мужским половым членом вместо носа. Что она хотела этим сказать? Может она страдает от отстутсвия этого органа? Не знаю, но помню, что у нас в стране во времена моей молодости в уголовной среде существовало такое пожелание, когда кого-то хотели унизить и проклясть: “Чтобы член вырос у тебя на лбу!” Хотя вместо слова “член” употреблялось, естественно, более крепкое словечко. А вот тут, надо же, человек сам вместо носа приделывает себе этот орган. Глядя на фото я возрадовался, что у меня всё, чему положено быть от природы, находится на своем месте. Может в этом и состояла задумка автора этих фотографий? Вызвать у зрителя чувство восторга и счастья от того, что на лбу у него ничего не выросло.

Фото Марис Бустаманте
Должен признаться, что мне никогда не нравились радикалы вне зависимости от их половой принадлежности, политических убеждений или национальности. Мне всегда больше импонировали люди умеренных взгядов, без ненужных крайностей и революционных порывов. В общем - золотая середина. Так и здесь: новаторство - да, эпатаж для эпатажа - нет.
Как тут не вспомнить старый анекдот: “Девушка, вы могли бы полюбить радикала? - Ради чего, простите”?
Выставка продлится до 22 июля текущего года, так что у всех желающих ее увидеть еще достаточно времени впереди. Из Бруклина она переедет в Пинакотеку, расположенную в крупнейшем городе Бразилии Сан-Паулу.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin