От секреток к сигиллатам

Пятница, Июнь 29, 2012

Мы уже как-то привыкли выгребать каждый день из почтового ящика кучу всяких ненужных рекламных открыток, журналов и писем, которые постоянно высылают нам без нашей просьбы. Поначалу меня это удивляло, как свидетельство огромного количества бумаги в стране, потом стало раздражать, а еще через некоторое время вошло в привычку. И именно здесь, в Америке я впервые увидел почтовые конверты в виде длинных прямоугольников с окошечками, прикрытыми прозрачной пленкой, сквозь которую просвечивал адрес.

До этого, в стране исхода, я получал письма в конвертах другого размера, украшенных какими-нибудь рисунками на лицевой стороне.

Оказалось, что конверты с окошечками – американское изобретение. В середине 1902 года Америкус Франклин Каллагэн из Чикаго запатентовал свое изобретение – конверт с окошечком, прикрытым тонкой, вощеной, прозрачной рисовой бумагой.

Идея заключалась в том, что учреждениям и бизнесам, ведущим обширную почтовую переписку теперь не нужно будет каждый раз отстукивать на машнике адрес получателя на конверте. Его будет видно через окошечко, напечатанным на вложенном в него документе. Потом стали делать конверты с двумя окошечками, в одном виден адрес отправителя, напечатанный типографским способом на официальном бланке учерждения, а в другом – адрес получателя. Конверты без окошечек остались только для поздравительных открыток и некоторых не очень частых почтовых отправлений.
Американский конверт с окошечком
На адресной стороне таких конвертов совершенно не осталось свободного пространства для каких-либо картинок, кроме места для марок, которые теперь часто заменяются простым оттиском франкировальной машины. Таким образом конверт в Америке – это сугубо утилитарный предмет, предназначенный для упаковки почтовых отправлений.

В бывшем СССР на лицевой стороне подавляющего большинства конвертов помещались различные цветные изображения или рисунки, породившие особый круг людей, называемых сигиллатистами. Может быть моим уважаемым читателям слово сигиллатист давно знакомо, но на всякий случай сообщаю, что сигиллатия это коллекционирование рисунков на почтовых конвертах. Этот вид коллекционирования был не так широко распространен, как, например, его старшая сестра филателия, но тем не менее энтузиастов этого дела было не так уж мало. Сигиллатисты собирали почтовые конверты с напечатанными на них рисунками, из которых можно было сделать подборки по разным темам: виды городов, курорты, лекарственные растения, спортивные соревнования, памятные даты, портреты писателей или ученых и тому подобное.

Более того, некоторые из них коллекционировали не целые конверты, а только вырезанные из них картинки, иначе называемые сигиллатами.

И тут мне вспомнилось, как однажды я стал обладателем довольно большого мешка, заполненного старыми письмами в конвертах. Случилось это в Ташкенте. Мы жили там в длинном четырехэтажном блочном доме, который был построен сразу после страшного землетрясения 1966 года. Дома тогда строились в спешке, и через несколько лет после того, как они были заселены, тяжелой проблемой стали в них внутренние коммуникации. Фланцы, служащие для герметичного соединения труб, также как и сами трубы с холодной и горячей водой проржавели, прокладки сгнили и требовали замены. Однако денег на ремонт в жилконторе не было, поэтому трубы постоянно текли, в подвале вечно стояла вода, в которой плодились комары. По шахтам, в которых проходили коммуникации, эти кровососы поднимались вверх, залетали в квартиры и упивались кровью несчастных жильцов и особенно детей. Спастить от этой напасти можно было лишь одним способом – осушить подвалы. Но, как я уже сказал, этим никто не хотел заниматься.

Мы жили на первом этаже, и нам доставалось больше всех. Мне часто приходилось спускаться в подвал, где протискиваясь между трубами водопровода и канализации, я разыскивал место возникновения очередной течи, чтобы перекрыть какой-нибудь вентиль и вызвать сантехника.
Однажды, блуждая в узких щелях между трубами и благодаря бога, что не страдаю клаустрофобией, я наткнулся на довольно большой мешок, набитый прошедшими почту конвертами с письмами. Как этот мешок попал в подвал нашего дома для меня осталось загадкой, потому что письма были адресованы незнакомой мне женщине, жившей в доме, расположенном в паре кварталов от нас. Я выбрал наиболее сохранившиеся конверты и принес их домой. В то время как раз вышел новый каталог советских конвертов, и найденное мною «сокровище» послужило основой моей маленькой коллекции, явившейся определенным дополнением к моему собранию почтовых марок.
Секретка времен царской России, отправленная в 1902 году
Я собирал именно конверты, а не рисунки на них. Думаю, что коллекционирование сигиллатов, то есть вырезок рисунков и различных изображений, помещенных на конвертах, возникло потому, что при их вскрытии, к ним часто относились очень небрежно, не видя в этих отслуживших своё упаковках ничего интересного. Для получателя гораздо важнее было само письмо, а не конверт, от которого нередко отрывался большой кусок, что делало его сохранение нецелесообразным. Он был некрасив. Вырезанная же из него картинка, если конверт был порван с противоположной от нее стороны, позволял собрать эстетически приемлемые образцы творчества художников или пропагандистских, просветительских и других материалов. Но на мой взгляд, конечно, более увлекательным является собирание целых конвертов, в том числе и прошедших почту, так как из них можно получить гораздо больше информации, чем из вырезок. Например, начиная с конца пятидесятых годов, именно на задней, а не на передней стороне советских конвертов обычно указывался год их выпуска и имя художника.
Секретка с вклеенным листком бумаги
Советские конверты сейчас, естественно, не выпускаются, да и почтовые конверты вообще во всех странах теряют свою значимость. Почтовая переписка отмирает, в наше время проще отправить сообщение по электронной почте или просто поговорить по телефону. Так что почти наверняка в недалеком будущем бывшие столь привычными для нас конверты могут превратиться в редкие антикварные вещи после почти двух веков служения людям.

Бумажный конверт был изобретен в 1820 году торговцем писчебумажными изделиями Брюером из Брайтона. Прошу не путать с нашим нью-йоркским Брайтоном, названным так в честь своего британского прародителя. Упаковка для писем англичанина Брюера, сделанная из простого листа бумаги, пользовалась большим успехом, а когда было налажено автоматизированное производство конвертов, они завоевали весь мир. Удобство их по сравнению с открытками заключалось в том, что текст послания можно было прочесть только вскрыв конверт, и это обеспечивало в известной степени тайну переписки.
Конверт для местного письма с изображением Волгоградского планетария
Через полвека после появления первого конверта венгром Кароли Акином была придумана секретка, являвшаяся по мысли автора определенным его усовершенствованием. Секретка одновременно служила и письмом, и его упаковкой. Она представляла собой лист плотной, размером с две открытки, бумаги, сложенной пополам. Внутренние ее края были смазаны клеем и отделены от остальной части перфорацией. Текст писался на внутренней стороне листа, затем края его склеивались, снаружи надписывался адрес, и готовое письмо отравлялось по почте получателю. Тому оставалось лишь оторвать по перфорации склеенные кромки листа и, развернув его, прочесть послание.
Конверт «За изобилие сельскохозяйственных продуктов»
В конце XIX – начале XX веков секретки получили широкое распространение. В России они появились в 1890 году. На лицевой их стороне в верхнем углу слева был изображен двуглавый орел, по центру шла надпись «Письмо», а в правом углу была напечатана марка номиналом в 5, 7 или 10 копеек, в зависимости от вида письма – внутригородского, иногороднего или международного. В центре нижней отрывной части секретки шла инструкция: «Для вскрытия отрывать края по проколу».

Одну такую, прошедшую почту секретку мне в свое время удалось разыскать. Есть у меня и чистая, неиспользованная секретка, внутрь которой вклеена узкая полоска из тонкой рисовой бумаги. Она досталась мне по наследству о моего дяди, который привез ее из Харбина, где он учился в политехническом институте. После его окончания он вернулся на родину, где в 1937 году был арестован и расстрелян, как японский шпион. Посмертно был полностью реабилитирован в 1956 году, как и многие другие невинно пострадавшие люди в годы большого террора.
45-я годовщина Октября
Наряду с явными преимуществами перед обычными конвертами, секретки имели и существенные недостатки. В них не было места для большого письма. Попытки избавить их от этого недостатка путем приклеивания внутри к месту сгиба дополнительного листка тонкой бумаги, не увенчались успехом, так как это сильно удорожало их производство. В результате секретки в первой трети прошлого столетия вышли из употребления.

Однако во время Второй мировой войны в советской армии солдаты имели возможность пользоваться листами бумаги, похожими на секретки, но без перфорации. На лицевой стороне могло быть напечатано какое-нибудь изображение, обычно связанное с военными действиями, а также было выделено место для адреса. Один край на внутренней стороне листа промазывался клеем, там же писалось и письмо. Потом лист складывался вдвое, и края его склеивались. Получалось что такой лист бумаги одновременно служил и письмом и конвертом. Печатать такие листы-конверты было легко, просто и дешево. Они исправно служили солдатам в годы войны, но в конечном счете так же, как и секретки, проиграли сражение за популярность у населения почтовым конвертам, на которые в Советском Союзе помимо прямых обязанностей служить упаковками для писем, были возложены функции пропаганды и агитации.
115 лет Манифесту коммунистической партии
Днем их рождения можно считать 9-е ноября 1953 года, когда Министерством связи СССР был выпущен конверт, на лицевой стороне которого были изображены яхтсмены на парусных судах, бодро рассекающих морские воды.
Слава Советской армии
Художественные конверты в СССР выпускались для местной, внутренней обычной и авиапочты, а также для заказных писем и международной переписки. Соответственно номинал марок на них был разный.

Так, пересылка местного или обычного междугороднего письма в семидесятых годах стоила 4 копейки, причем на задней стороне конвертов для местной корреспонденции указывалось, что их можно пересылать только в пределах областных, краевых и республиканских центров, опуская в отдельные ящики с надписью «Для местных писем».
Мойте руки с мылом!
Основная масса конвертов предназначалась для междугородней переписки. Тематика рисунков на них была очень разнообразной, хотя до 1960 года для большинства видовых иллюстраций использовались цветные фотографии. Широкое обращение почтовых конвертов в обычной жизни было использовано для помещения на них различных агитационных, просветительских и рекламных материалов и, конечно же, для прославления «родной» советской власти и коммунистической партии.
Изменение цены конвертов
По картникам на художественных конвертах можно проследить за многими интересными событиями в стране, и увидеть разные стороны жизни в бывшем Союзе, характеризующие ушедшую в прошлое эпоху.

Вот серия из трех конвертов, выпущенных в 1962 году «За изобилие сельскохозяйственных продуктов». Они были выпущены во времена правления Никиты Хрущева, когда кукуруза была признана царицей полей. На одном из них изображены колхозное поле, сахарная свекла и коробки с готовым сахаром, на другом –животноводческая ферма с бидонами молока и головками сыра, а на третьем – птицеферма на берегу пруда с утками и гусями. Однако, изобилия сельхозпродуктов, впрочем, как и всех других, так и не наступило ни при Хрущеве, ни при всех следующих генсеках. Тем не менее в том же году не забыли выпустить несколько конвертов с разными рисунками к 45-й годовщине Октября. Тогда же были отпечатаны конверты в честь 115-й годовщины выхода в свет Манифеста коммунистической партии.
Заказное письмо
Регулярно появлялись конверты, выпущенные в честь советской армии и военно-морского флота. При этом, конечно, не забывали о постоянной борьбе за мир во всем мире.

На конверте 68-го года изображена городская улица, по которой идет трамвай и стоят ожидающие его люди. Под картинкой подпись: «В ожидании трамвая стойте на посадочной площадке или тротуаре!», а на другом под соответствующей картинкой: «Соблюдайте санитарно-гигиенические правила. Мойте руки с мылом!»

Отправка заказного письма стоила дороже. В 1955 году до денежной реформы это обходилось в один рубль.
Конверт с письмом от матроса
Реформа была проведена в 1961 году, и это можно видеть на конвертах. Например на простом конверте 1959 года с изображением самолета, летящего надо льдами Арктики, с маркой номиналом 40 копеек, была сделана красным цветом такая надпечатка: «С 1 января 1961 года цена конверта с маркой 5 коп».

А вот конверт авиапочты, на котором об этом сообщено по-французски «Par Avion». Он был выпущен в 1968 году, стоил 17 копеек, и на нем стоит штамп спецгашения, информирующий об открытии международной авиалинии Москва – Нью-Йорк. Только кто мог тогда воспользоваться этой авиалинией?

И в заключение несколько слов о самых простых конвертах, на которых не было никаких рисунков и напечатанных на них марок. Они продавались по копейке за пару и часто использовались молодыми призывниками, с которых за пересылку писем родным с места службы денег не брали.

1
2
3

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Моя тётя ремингтонистка

Среда, Июнь 13, 2012
Ты надела пелеринку,
Я приветствую тебя!
Звуком пишущей машинки
Покорила ты меня.
Покорила ручкой белой,
Ножкой круглою своей,
Перепискою умелой
Содержательных статей.
Среди грохота и стука
В переписочном бюро
Уловил я силу звука
Ремингтона твоего.

Николай Олейников

Эти строки писатель и поэт Николай Олейников написал в 1929 году в стихотворении «Машинистке на приобретение пелеринки».

Моя родная тетя со стороны мамы всю свою жизнь проработала машинисткой. Родилась она в 1905 году, работать начала рано и вполне возможно первой машинкой, на которой она начала отстукивать разные документы, была произведена американской компанией «Ремингтон». В 1925 году, когда моя тетя была двадцатилетней барышней, ее вполне возможно кто-то и называл ремингтонисткой, ибо поначалу людей, умеющих печатать на машинке, называли ремингтонистами или ремингтонистками по фирменному названию машинки, на которой они работали. В связи с тем, что очень скоро это занятие стало чисто женским делом, слово «ремингтонист» исчезло из обихода, а ремингтонистка превратилась со временем в машинистку.

А вспомнил я обо всем этом, когда на одном из ярдсейлов у нас в Нью-Йорке увидел две старые печатные машинки: «Remington» и «Underwood». На столе у хозяина был полный шурум-бурум из разных инструментов и железяк, а обе машинки были сосланы под стол, где я их, с разрешения владельца, и сфотографировал. За обе он просил 10 долларов, и я бы их купил, но в моей квартире эти два музейных экспоната просто негде было держать.

Первые попытки создать печатную машину были сделаны еще в начале 18-го века в Англии. Однако идею удалось реализовать почти через сто лет итальянцу Пеллегрино Турри, который изобрел также копировальную бумагу. К сожалению, о его машине практически ничего не известно, хотя сохранились некоторые документы на ней напечатанные.

И только американцу Кристоферу Шоулзу из Висконсина в 1868 году удалось создать реально действующую пишущую машинку. Однако потребовалось еще пять лет упорного труда изобретателя и присоединившихся к нему Самуэля Соула и Каролоса Глиддена при финансовой поддержке Джеймса Денсмора, чтобы на свет появилась пишущая машинка, на которой обученный человек мог печатать быстрее, чем писать от руки. Патент на нее был куплен Д.Денсмором, а затем перепродан компании «Э.Ремингтон и сыновья», основанной еще в 1816 году и производившей оружие, включая нарезные ружья и пушки.

Так вот на их фабрике, расположенной в одном из маленьких городков в центре штата Нью-Йорк, началось в 1873 году производство печатных машинок, получивших название «Ремингтон № 1». Это была первая серийно выпускаемая печатная машинка, которая не только оправдала все средства, вложенные в ее создание, но и принесла немалую прибыль своим создателям и особенно производителям.
Машинка «Remington»
Появление печатной машинки произвело настоящую революцию в конторской работе. Масса женщин ринулась в новую профессию, обеспечивавшую их приемлемым заработком. Новая специальность помогала им вырваться из замкнутого круга домашнего хозяйства, дав финансовую независимость. Кристофер Шоулс сказал в 1890 году, что пишущая машинка «очевидно, стала благословением для всего человечества, в особенности для женской его половины. Мое изобретение оказалось гораздо мудрее, чем я мог подумать».

Одним из первых покупателей «Ремингтона» был знаменитый американский писатель Марк Твен. Впервые в мире на нем было создано классическое литературное произведение – роман «Приключения Тома Сойера». Всего через три года после начала производства машинок, Марк Твен принес издателю собственноручно отпечатанный текст.

Здесь уместно сказать, что появление машинок существенно облегчило труд типографских работников, которые должны были читать рукописи разных авторов, зачастую написанные очень неразборивым почерком. Это вело к появлению массы недоразумений, ошибок и последующих переделок в наборе. Были даже специалисты по чтению руки какого-нибудь одного известного или плодовитого автора. Пишущая машинка избавила наборщиков от подобного рода трудностей.

И не только их. Известно, что жена Льва Толстого Софья Андреевна около десяти раз переписывала от руки «Войну и мир». Необходимость в такой каторжной работе отпала, когда писатель приобрел печатную машинку «Ремингтон». Одна из комнат в Ясной Поляне даже называлась ремингтонная и в ней работала ремингтонистка. В этой комнате были отпечатаны многие произведения великого писателя, включая «Воскресение» и «Хаджи Мурат».

Коммерческий успех «Реминггтона» побудил других инженеров и механиков приняться за разработку новых типов печатных машинок.

Результатом их творческих поисков стало появление пишущей машинки «Ундервуд», изобретенной Францем Вагнером в 1893 году, и явившейся родоначальницей машин рычажно-сегментного типа. В ней каждая секция печатающего механизма состояла из клавишного, передаточного и литерных рычагов.

Здесь, кстати, следует заметить, что много времени и усилий было потрачено изобретателями на формирование раскладки на клавиатуре машинки. Привычное нам сейчас расположение клавиш с буквами, знаками препинания и символами возникло далеко не сразу. Поначалу все буквы были выстроены в алфавитном порядке в два ряда, потом число рядов увеличилось, а окончательные раскладки получили названия QWERTY для латинского и ЙЦУКЕН для русского алфавитов по буквам на первых шести клавишах третьего ряда клавиатуры. И хотя эти раскладки недостаточно эргономичны, они давно прижились.

Существовало несколько вариантов «Ундервуда», которые шли под порядковыми номерами. Наиболее успешным был «Ундервуд № 5». К моменту его появления, на рынке существовало более сотни различных типов печатных машинок, но уже к концу второй декады двадцатого века все машинки других производителей стали похожими на «Ундервуд» из-за надежности его конструкции и удобства в использовании.

Свое столь известное в мире название машинка получила не в честь своего изобретателя, а по имени бизнесмена Джона Ундервуда (John Underwood). Компанию по производству этого, ставшего неотъемлемой частью офисного оборудования устройства, Ундервуд купил в самом начале ее возникновения. Приобретение им этой компании было логическим продолжением его предпринимательской деятельности, так как до этого он успешно производил и продавал ленты для пишущих машинок и копировальную бумагу. Толчком к этому шагу, по слухам, послужил и тот факт, что Ремингтон, выпускавший на своих предприятиях одноименную пишущую машинку, решил открыть собственную линию печатных лент и копирки. Якобы на это Ундервуд заявил, что, мол, коли так, то я создам свою собственную линию печатных машинок. И успешно это осуществил. Конкуренция!
Машинка «Underwood»
Справедливости ради нужно заметить, что на машинках «Ундервуд» первого и второго типов, выпускавшихся в самом конце девятнадцатого века на задней панели было указано «Wagner Typewriter Co». Встречаются они редко и высоко ценятся коллекционерами.

«Ундервуды» же номер 5 выпускались миллионными сериями, захватили весь мир, и в первой половине двадцатого века без печатной машинки нельзя было себе представить ни одной конторы или офиса, где за этим стрекочущим устройством не сидела бы пишбарышня, а потом секретарь-машинистка. В редакциях газет и журналов, у репортеров, журналистов и писателей были машинки, а в учреждениях и на предприятиях, где велась обширная переписка и существовало большое делопроизводство, организовывались целые машинописные бюро.

Печатные машинки с именем «Ундервуд» выпускались до конца пятидесятых годов прошого века. В 1959 году компания была куплена итальянским предпринимателем Адриано Оливетти и с начала шестидесятых годов название «Ундервуд» исчезло с пишущих машинок.

А потом они и вовсе почти перестали выпускаться, последняя фабрика закрылась в 2011 году. Теперь их заменил компьютер с принтером.

В дореволюционной России использовались импортные, закупленные за границей пишущие машинки, так как производство собственных налажено не было. Первая пишущая машинка в СССР была произведена в 1928 году в Казани под названием «Яналиф». Яналиф - это сокращение двух слитых друг с другом татарских слов, означающих «новый алфавит», который появился в конце двадцатых годов прошлого столетия в результате перевода всех тюркских языков в СССР на единообразный алфавит на основе латиницы взамен существовавшей ранее арабской письменности. Просуществовал яналиф в течение десяти лет, с 1928 по 1938 год, а затем был заменен кириллицей, так что и машинки с этим названием быстро исчезли. Вместо них появились машинки «Ленинград», «Москва», «Ятрань» и некоторые другие.

В свое время у меня тоже была пишущая машинка. После написания кандидатской диссертации, я в начале 1970 года купил у знакомой машинистки большую и тяжеленную, выпуска наверное конца пятидесятых годов прошлого века, канцелярскую машинку «Москва» с огромной широкой кареткой. Печатать десятью пальцами я научился с помощью самоучителя, правда, не вслепую, а вприглядку. Некоторое умение играть на аккордеоне и способность подбирать мелодии на пианино мне здорово пригодились. Написал это, и вспомнил, как однажды в разделе юмора какого-то журнала или газеты я вычитал такое заявление: «Прошу принять меня на курсы машинной писи». К счастью, мне подобные курсы не понадобились.
За печатной машинкой «Москва», 1988 год
Вобщем я самостоятельно напечатал на своем довольно дорогом и редком по тем временам в частной собственности приобретении черновик своей диссертации. После этого машинка долго служила мне верой и правдой. Я печатал на ней научные статьи и всяческие отчеты. Потом в машинке стали западать некоторые буквы, и я оттащил ее на ремонт в «Дом быта». Когда я туда пришел ее забирать, мне сказали, что у нее сломана станина. Я посмотрел и увидел свежий разлом на чугунной основе моей «Москвы». Видимо ее уронили со стола и хрупкий металл треснул. Мне предложили машинку забрать. При этом об извинениях никто не подумал, не говоря уже о компенсации. Я, помню, возмутился тогда наглостью работников сферы обслуживания до глубины души, чего ранее со мной практически не случалось. Это произошло потому, что машинка была мне крайне нужна и просто дорога. Я устроил грандиозный скандал, и через некоторое время мне отдали другую машинку, но заменили мою хорошую каретку, на старую и разболтанную. Хорошо зная качество услуг в родимых наших «Домах быта», я дальше спорить не стал.

В середине января 1990 года я купил за 180 рублей портативную печатную машинку «Любава», выпускавшуюся Рязанским заводом счетно-аналитических машин, сделанную по немецкой лицензии на машинку «Erika». Она была компактна и удобна, хранилась в футляре.

Свою докторскую диссертацию я написал уже на компьютере, на котором стоял примитиваный текстовый редактор «Лексикон», предназначенный для персональных компьютеров с DOS. Эта текстовая программа была установлена в те времена на подавляющем большинстве подобных российских машин.

Моя диссертация оказалась в нашем научно-исследовательском институте первой, написанной не от руки. Потом я имел большие проблемы с ее распечаткой, так как у нас был совершенно отвратительный принтер, который постоянно ломался, мог намертво остановиться на половине страницы, из-за чего ее приходилось полностью перепечатывать. Благо бумагу я брал в отделе, которым тогда руководил. Вобщем процесс «выемки» диссертации из компьютера занял кучу времени и вымотал из меня километры нервов.

Помню, как директор института, где я работал, наезжал на меня, требуя, чтобы я отдал черновик диссертации машинистке. Она, мол, напечатает все в три раза быстрее. Он никак не мог понять, что у меня попросту нет рукописного текста.

«Я не для того приобретал компьютер, чтобы его использовли вместо пишущей машинки», - грозно заявлял он мне. Это весьма точно характеризует тогдашнее отношение многих руководителей к компьютерам, которые вроде бы нужны, но неизвестно зачем. Вобщем с грехом пополам, но я распечатал чистовой вариант диссертации в шести равноценных экземплярах, истратив бумаги в три раза больше, чем потребовалось бы при нормальном принтере. Раньше одна закладка в пишущую машинку не должна была превышать пяти листов, и при этом последний, пятый экземпляр, печатаемый под копирку, был всегда слепой, трудночитаемый.

Кстати, позже в моем отделе появилась программистка – выпускница не помню уже какого ташкентского ВУЗ’а. Так она говорила, что у них в институте не было ни одного компьютера, и все занятия проводились только теоретически. Первый персональный компьютер она увидела только у нас. Естественно, ее квалификация была соответствующей.

В Нью-Йорке вскоре после приезда, я на улице подобрал выброшенную кем-то большую электрическую пишущую машинку с элементами программирования, и она пригодилась мне, когда надо было распечатывать разные варианты резюме во время поисков работы. Потом мы купили компьютер, и я эту машинку опять выставил на улицу.

Теперь любая печатная машинка является музейным экспонатом. Неужели такая же участь ожидает и компьютерные клавиатуры в ответ на появившиеся устройства, печатающие с нашего голоса…?

1
2

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin