Полезное ископаемое

Понедельник, Май 27, 2019

Дети у меня поздние, и внуки соответственно тоже. По идее у меня вполне могли бы быть уже и правнуки, но так уж жизнь сложилась, что старшему моему внуку всего лишь восемь лет. И вот по вечерам мы с ним беседуем. Забравшись в постель, он мне звонит, и я в течение примерно получаса рассказываю ему какие-нибудь истории. Особенно он любит слушать мои воспоминания о моём детстве. И вот во время таких бесед я с удивлением обнаружил, что некоторые самые простые с моей точки зрения вещи, он совершенно не может себе представить, а иногда просто не понимает о чем идет речь, хотя для своего возраста он парень, как говорится, очень продвинутый.

Я конечно, прекрасно осознавал, что жизнь со времен моего послевоенного детства очень сильно изменилась, но только беседуя с внуком четко понял насколько. Поколение людей, родившихся перед Второй мировой войной уходит с исторической арены, и реалии того времени, свидетелями которых они являлись, исчезают из людской памяти вместе с ними. По этой причине, мне думается, стоит иногда о них напоминать нашим внукам и правнукам, хотя бы для того, чтобы они лучше понимали ту же литературную классику.

Например, рассказ А.П.Чехова “Ванька” начинается так: “Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный три месяца тому назад в ученье к сапожнику Аляхину, в ночь под Рождество не ложился спать. Дождавшись, когда хозяева и подмастерья ушли к заутрене, он достал из хозяйского шкафа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать”.

Когда в своем детстве я читал этот рассказ, у меня к этому абзацу не возникало никаких вопросов. А когда я рассказал внуку, о том, что пошел в первый клас с чернильницей-непроливашкой и деревянной ручкой с металлическим пером он был несколько озадачен. Он сообщил мне, что у них все пишут шариковыми ручками, которые никуда не нужно макать, а чаще просто печатают тексты на Chrome Books, которые есть у каждого ученика в их классе.

К счастью, я сохранил такую ручку со школьным пером №86 и показал её внуку. Он подивился этому инструменту и понял зачем мне нужна была чернильница.

Заодно я рассказал ему, что тоже печатал разные вещи, но не на персональном компьютере, ибо в то время существовали только огромные ЭВМ, а на пишущей машинке, которую купил, когда будучи ещё молодым специалистом работал над своей кандидатской диссертацией. Когда я узнал, сколько будет стоить перепечатать мою рукопись, решил, что лучше куплю машинку и напечатаю всё сам.

Я так и сделал, но мне пришлось много потрудиться. И всё потому, что если я, печатая на механической машинке, по ошибке нажимал не ту клавишу и на бумаге отпечатывалась неправильная буква, то исправить опечатку я мог двумя способами: аккуратно срезать эту букву бритвой, но правка при этом становилась хорошо заметной, или перепечатать весь лист заново. А так как опечатки у меня случались довольно часто, особенно на первых порах, когда я только учился пользоваться машинкой, то работа моя оказалась долгой и скучной.

Этот рассказ вызвал большое сочувствие у внука, который знал, что в компьютере можно легко исправить не только букву, но при желании заменить и всё слово.

В другой раз мы говорили о временах года, и я прочитал ему своё старое стихотворение «Хмурая осень», которое завершалось такими строчками:

Облетели, поникли осины,
Как бабы бритые некрасивы.
И бесперстанно небо мочилось:
На род людской за что-то сердилось.

А потом после звуков громовых
Его слабило снова и снова,
И шуршал листопадом ветер,
Как газетным листом в туалете.

Мой внук всё вроде бы понял, но спросил, а причём здесь газетный лист в туалете. «Ты что, там газету читал?»

Пришлось рассказать ему, что в центральных советских «Известиях» и «Правде», а также в республиканских и областных правдах вроде «Правды Востока» или «Прииртышской правды» не было никакой правды и поэтому эти газеты использовались совершенно в иных целях. Их рвали на куски, хорошенько разминали, трепали, а затем использовали для подтирания в туалете.

Эта информация вызвала невероятно бурную реакцию непонимания и брезгливости у внука, что потребовало новых разъяснений. И я поведал ему, что в бывшем Советском Союзе не было туалетной бумаги, а если она и появлялась в продаже, то за ней нужно было выстоять громадную очередь. При этом бумага могла кончиться до того, как ты подберешься к прилавку. И это показалось ему уж совсем удивительным.

А я тем временем вспомнил про керосиновые лампы, при свете которых мне приходилось работать по ночам в районной больнице, куда меня направили заведовать отдлением после окончания медицинского института, потому что «лампочка Ильича» там загорелась только через полгода после моего вступления в должность. И когда в следующий раз я стал рассказывать об этом внуку, мне пришлось прервать своё повествование и долго объяснять ему что такое керосиновая лампа, а потом показывать ему картинку с Интернета, чтобы он смог увидеть этот загадочный предмет.

И именно в тот раз я вдруг почувствовал себя живым ископаемым. Утешало лишь то, что всё же я, вероятно, полезное ископаемое, хотя бы для своего внука.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Гниющий Колумб

Суббота, Май 18, 2019

Не так давно делая очередную ревизию на предмет выброса своих старых, почти четвертьвековой давности записей, сделанных в то время, когда я подрабатывал гидом и старательно изучал историю Соединенных Штатов, наткнулся я на упоминание об Old Stone House. Этот дом послужил убежищем для Вашингтона, когда в годы войны за независимость своей страны американские войска отступали, потерпев серьезное поражение от англичан в Лонг-Айлендском сражении.

Этот каменный фермерский дом был построен в 1699 году голландским эмигрантом Класом Вехте (Claes Vechte), в том месте, где сейчас разбит парк Вашингтона, в бруклинском районе Park Slope.
Вехте помимо сельского хозяйства занимался сбором устриц в расположенном рядом с его фермой Гованусе, а затем продавал их на Манхэттене. В 1766 году дом был взят в аренду Айзеком Кортелью (Isaac Cortelyou). В течение последующих тридцати лет он переходил из рук в руки, пока, наконец в 1790 году не вернулся к наследникам Кортелью.

Old Stone House
Простояв почти двести лет, дом в 1897 году был снесен. Однако, в 1933 году он был восстановлен из выкопанных из земли камней, которые когда-то были использованы при его строительстве. В 2012 году он был зарегистрирован в Национальном Списке иторических мест.

К этому дому водить туристов мне никогда не довелось, так что и посещать его тогда у меня не было никакой необходимости.

Но вот на днях, решив воспользоваться хорошей погодой, поехал я в Washington Park, чтобы посмотреть на исторический Old Stone House.

Парк Вашингтона невелик, хорошо обустроен и цветист, а на его краю стоит каменный двухэтажный дом, который невозможно не заметить. Снаружи он производит впечатление старинной постройки, хотя и является только её копией, однако внутри дома, и я с сожалением должен это констатировать, нет ничего достаточно интересного. Там можно увидеть только старинное ружьё со сломанным прикладом и макет части военного корабля с пушечным портом, из которого выглядывает жерло гладкоствольной пушки, стрелявшей чугунными ядрами.

 Старинное ружьё
Зато около этого дома я обнаружил парочку интересных вещей. Первой была скульптура, созданная Заком Ландсбергом, принявшим участие в программе “Race and Revolution: Reimagining Monuments” . Её идея заключается в сопоставлении различных взглядов на расовые проблемы существовавшие в прошлом и существующие в наши дни, отобразив это средствами искусства. Поучаствовать в программе выразили желание шестнадцать художников, трое из которых разместили свои работы в парке Вашингтона.
Зак Ландсберг представил копию скульптуры Колумба, которая с 1892 года стоит на верху ростальной колонны на Columbus Circle в Манхэттене. К деревянному заборчику он прикрепил ламинированный листок бумаги, на котором изложил некоторые свои соображения по поводу этой исторической личности. Суть их сводится к следующему.

Статуя Колумба
Когда Колумб открыл Америку, он и его последователи отнеслись очень жестоко к коренным народам, заселявшим вновь открытые земли. И за все те зверства, которые учинили завоеватели над местными жителями, Колумб не заслуживает никакого уважения и почитания.

Появление же увенчанной почти четырёх с половиной метровой скульптурой Колумба, величественной ростральной колонны в Нью-Йорке связано с тем, что в конце 19-го века итальянские эмигранты столкнулись в Америке с жестким национализмом и дискриминацией. И тут они вспомнили о Колумбе, о котором к тому времени, по мнению Ландсберга, кое-кто уже стал уже забывать. Великий мореплаватель давал им возможность указать на итальянский вклад в основание Америки. В результате они добились установки памятника Колумбу в том месте Нью-Йорка, которое мы называем теперь Columbus Circle. Памятник должен был напоминать о глубокой связи открывателя Америки с итальянским национальным меньшинством в этом городе.

Вспомнив через пятьсот с лишним лет после открытия Америки о жестокостях Колумба, борцы за справедливость создали в 2017 году движение за снос этой колонны. В итоге горячих споров сторонников сноса и их противников победили вторые. В конце 2018 года Монумент был внесен в Национальный Регистр исторических мест и тем самым вопрос был закрыт.

Тем не менее, памятуя о событиях того недавнего времени, Зак Ландсберг соорудил небольшую копию статуи Колумба из опилок, скрепленных каким-то клеем из мицелия, который быстро гниёт. Таким образом он выразил свое отношение к этой неоднозначной исторической личности. И действительно, памятник уже начал гнить и рассыпаться, что хорошо видно в нижней его части. Сколько времени он простоит, я не знаю, но думаю, что недолго.

Гниющий участок статуи
Как бы ни относился Зак Ландсберг к Колумбу, мне кажется важным показать, что любая историческая личность несёт в себе и положительные, и отрицательные черты. Впрочем это в полной мере относится и к каждому из нас. И участие в программе “Race and Revolution: Reimagining Monuments” даёт возможность это сделать.

Второй участницей этой программы, выставившей свою работу в парке около Old Stone House оказалась выпускница школы фотографии Роуз Десиано (Rose Desiano),которая представила там инсталляцию в виде небольшой колонны под названием «Between Monuments” из серии «Триумфальные колонны». Её колонна представляет собой три деревянных бруса, поставленных на попа и обмотанных зеркальной алюминиевой полосой с фотографиями, на которых изображены выдающиеся деятели американской истории.

«Between Monuments" Роуз Десиано
На фото представлены Теодор Рузвельт рядом с диорамой, показывающей коренных американцев, Джордж Вашингтон, стоящий посреди поля боя, усеянного трупами английских солдат в красных мундирах, Фредерик Олмстед рядом с афро-американскими жителями посёлка Сенека, который он снес при строительстве Центрального парка и, наконец, Роберт Мозес вместе с Джейн Джейкобс, протестующей против разрушения района города, в котором она жила.

Таким образом Десиано предлагает взглянуть на эти прославленные исторические фигуры с другой, не очень приглядной стороны, напоминая нам о том, что совершая свои великие подвиги или славные дела, они шли к поставленной цели, что называется без оглядки. А можно ли было действовать иначе? Я не хочу отвечать на этот вопрос. Пусть каждый ответит на него сам, как найдет нужным. Просто, по моему мнению, нужно помнить о том, что мы живем в другие времена и в тех обстоятельстьвах, которые были созданы вышеперечисленными историческими деятелями.

Есть в парке и третья работа, выполненная Чипом Томасом для программы “Race and Revolution: Reimagining Monuments”. Я отыскал её не сразу, но мне не удалось её толком рассмотреть и сфотографировать, так как небольшая эта инсталляция наполовину заросла травой.

В итоге я могу считать свою поездку в парк на другой конец Бруклина от того места, где живу, достаточно удачной, потому что неожиданно для себя обнаружил там произведения, которые вызывают определенный интерес своей неоднозначностью.

1
2
3
4

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина - 2

Понедельник, Май 13, 2019

6d0b0brass-custom

Тинто Брасс - апостол эротики:
Красные ротики,
Крепкие дротики,
Кроткие кошечки,
Крупные котики.
А как наблюдателен, зорок, отважен он
На съёмках кино сквозь замочные скважины!

10d0b0yarmolnik-custom

Хорош он в кино и на телеэкране,
Смекалист и хваток наверняка.
А я, вспоминая о нем в ресторане,
Всегда выбираю цыплят-табака.

11d0b0ott-custom

Брал интервью у знаменитостей
Не без известной даровитости,
И хоть с акцентом говорил,
Но наш народ его любил.

12d0b0nemolyaeva-custom

Актриса, художник, красавица,
Дизайнер, подруга, жена.
Во всех ипостасях прославиться
Достойно сумела она.

13d0b0gajdaj-custom

Если в кино все смеются, то знай,
Что срежиссировал это Гайдай.
Отбрось все сомненья.
Наверняка
Его бриллиантова это рука.
Короче, мой друг, гадай не гадай,
Но поучаствовал в фильме Гайдай.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина

Суббота, Май 4, 2019

livanov3-custom

Мы думали - вот он живой Шерлок Холмс
В дом наш нежданно тихонечко вполз
Со страшными тайнами с телеэкранов.
Потом оказалось, что это Ливанов.

rajkin4-custom1

Труффальдино из Бергамо
Знамо дело, дело знамо -
Это Райкин Константин,
Он на всех такой один.
Это он, это он
Сам себе “Сатирикон”.

semenovlch4-custom

Певица, спортсменка, телеведущая.
Не знаю, за что полюбил её пуще я:
То ли за песни её блестящие,
То ли за формы сердце разящие.

Аничка красива,
Как римская скульптура.
Фигуристая дива
И дивная фигура.

shenderovich-custom
Кто он - прозаик, поэт иль сатирик,
Что жутко таланлив, задирист, настырен,
Иль кукловод, педагог, сценарист?
А может бесстрашный боец-журналист?
Нет, он не былинный Алёша Попович -
Един в семи лицах В.А.Шендерович.

gorodok4psdpsd-custom
Ах, мой чудный “Городок”,
Как ты дорог был для нас,
Но от бед спасти не смог
И безвременно угас.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Оy vey и кое-что повеселей

Суббота, Май 4, 2019

Одно время я довольно часто публиковал статьи о временных экспозициях скульптур на улицах Нью-Йорка. Однако потом как-то отошел от этой темы. Теперь даже не могу вспомнить, когда последний раз писал об этом.

Но вот в один из редких в это переходное время года солнечных дней поехал я в Fort Greene Park, в котором давно не был и с которым у меня связано много воспоминаний. Парк невелик, но очень, по-моему, красив и уютен.

Первым делом я отправился к подножию главной достопримечательности парка - похожему на огромную, высокую дорическую колонну монументу, сооруженному в память об одиннадцати с лишним тысячах американских борцов за независимость, попавших в плен к англичанам после поражения в знаменитой битве на Лонг Айледе и погибших на британских кораблях, превращенных в плавучие тюрьмы.

Монумент в память о погибших американцах в британских плавучих тюрьмах

И вот там я наткнулся на прелестное мозаичное панно. Из стоящей рядом таблички узнал, что автором его является Кортни МакКлоски (Courtney McCloskey), назвавшей свое произведение “Pieces of Poetry”. “Поэтические отрывки” были созданы из сотен осколков разноцветных стекол и керамических плиток в честь трех выдающихся деятелей литературы, живших в Бруклинском районе Форт Грин. Это были реформатор американской поэзии, поэт и публицист Уолт Уитмен, один из самых значительных афроамериканских писателей и поэтов, первым начавший писать в жанре хайку Ричард Райт, и одна из ведущих представительниц модернизма в поэзии, лауреат Пулитцеровской и Национальной книжной премий Марианна Мур.

На панно изображены книжные полки, заполненные книгами, на корешках которых написаны названия самых известных произведений вышеперечисленных авторов.

Мозаика выглядела очень привлекательно и красиво, благодаря ярким краскам и бликам от попадающих на неё сквозь молодую листву деревьев, солнечных лучей. Примечательна она также некоторой, на мой взгляд, необычностью из-за того, что изображенные на ней книги не находятся в одной плоскости, а возвышаются в некоторых местах над общей поверхностью. Будто кто-то брал книгу почитать, а потом, ставя её на место, не вдвинул на полке до конца.

Две  книжные полки
Стоит еще заметить, что к работе над мозаикой Кортни привлекла учащихся соседних школ, так что работа эта в некотором смысле является результатом совместного труда художника и школьников.

Вся мозаика вделана в большую каменнную плиту, которая расположена над землей под небольшим углом. К сожалению, такое почти горизонтальное её положение привело к тому, что на ней скопилось много сухих веточек, шелухи от лопающихся почек с близстоящих деревьев и прочего мелкого мусора. Убрать это всё не стоит большого труда.

Следующей достопримечательностью выставки под открытым небом, которую я обнаружил в тот день в парке оказалась трехликая голова под названием “Adorn Me”, что для себя я перевел как “Полюбуйтесь мною”. Автором этого произведения оказалась Танда Френсис (Tanda Francis).

Скульптура, размерами приблизительно два с половиной на четыре с половиной метра, была создана ею из бетона и стали и покрашена в черный цвет. В отличие от двуликого Януса, лики которого ничуть не похожи друг на друга, все три лица скульптуры Т. Френсис совершенно одинаковы и принадлежат молодой африканской девушке. Своё произведение Танда изваяла под влиянием самобытной культуры народности йоруба, которая основала древний город-государство Иле Ифа на юго-западе Нигерии и создала там уникальную цивилизацию, служившую образцом социально-политического устройства и духовного развития для соседей.

Adorn Me
Должен признаться, что увидев эту скульптуру в парке, я сразу же вспомнил замечательную коллекцию африканского искусства своего друга, прекрасного художника и скульптора Михаила Звягина. Именно у него я впервые познакомился с уникальными произведениями африканских мастеров, оказавших значительное влияние на творчество многих западноевропейских художников.

На лицах девушки, смотрящих в три разные стороны четко видны вертикальные рубцы, опускающиеся со лба на нос. Как поясняет сама Танда, эти традиционные насечки на лице указывали на принадлежность к тому или иному племени.

Обращает на себя внимание несколько странное украшение, покоящееся на голове скульптуры. Оно очень похоже на старинный канделябр викторианской эпохи. Скульптор пояснила, что таким образом она хотела показать влияние колониальной эпохи на последующее развитие этого района Бруклина, завершившееся его джентрификацией и замещением бывшего афроамериканского населения с низкими доходами более состоятельными людьми.

Мозаика будет экспонироваться в парке еще почти год, а скульптура - три месяца, так что у каждого, кто пожелает на них посмотреть, есть впереди ещё достаточно времени.

А я, вернувшись домой, решил покопаться в своих, сделанных в разное время, фотографиях подобных произведений искусства и заодно кратко рассказать и о них, потому что нашелся повод это сделать.

Итак, в Бруклинском Herbert Von King Park в феврале этого года я сфотографировал скульптуру Роберто Визани (Roberto Visani), сконструированную из металлических многоугольников с помощью 3D-моделирования.

Единение и поддержка
В первый момент, когда я наткнулся на это произведение Р.Визани, я подумал, что вижу перед собой пару гуманоидов, неожиданно для самих себя попавших на Землю. Они заняли круговую оборону, прислонившись спинами друг к другу. Закрепившись на месте слоновьими ногами, инопланетяне настороженно вглядывались в, представляющийся им опасным, чуждый и непонятный мир.
Потом, покопавшись в Интернете, я узнал, что Роберто Визани был вдохновлен на создание этих двух стилизованных человеческих фигур традициями художественного творчества народа сенуфо из Западной Африки, многие представители которого в силу исторических причин оказались в Америке. По замыслу автора два этих человека должны символизировать собою определеннное единение и общность людей, а также взаимную поддержку.

Эта скульптурная композиция простоит в парке до октября текущего года.

И последнее. Около Бруклинского музея искусств в прошлом году увидел я две большие, высотой, наверное метров в пять, яркожелтые буквы YO. Если взглянуть на них с другой стороны, то мы увидим OY. Эту достаточно известную у нас в Нью-Йорке буквеннную композицию, потому что она экспонировалась во многих местах города, обычно называют OY/YO. Соорудила её из алюминия и покрасила художница и скульптор Дебора Касс (Deborah Kass). Само это восклицание (Yо) проистекает из городского бруклинского сленга и означает “Я” на испанском, а также из популярного идишского присловья “Оy vey”, глубоко укоренившегося в американском английском.

OY/OY
Впервые появившись в общественном пространстве города в 2011 году, эта парочка букв OY/YO стала очень популярной и сделалась повторяющися мотивом в творчестве Деборы Касс, возникая в виде рисунков, принтов и настольных скульптур.

Дебора Касс работает в смешанной технике, наиболее известны её рисунки, принты, фотографии, скульптуры и инсталляции из светящихся неоновых трубок. Её произведения находятся в коллекциях таких крупнейших американских музеев, как Музей современного искусства, Музей Соломона Гуггенхейма, Музей американского искусства Уитни, Еврейский музей в Нью-Йорке и во многих других.

Надеюсь, рассказ об увиденных мною произведениях искусства, выставленных для временного обозрения в разных местах Нью-Йорка, подвигнут не всех, конечно, но хотя бы некоторых наших читателей поехать в парки, чтобы посмотреть на работы наших художников и скульпторов, а заодно подышать свежим весенним воздухом и успеть полюбоваться цветущими деревьями.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin