Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина - 3

Вторник, Июнь 18, 2019

Наташа Кроолёва
Конечно, не пара Дельфин и Русалка.
Случилась опять среди них перепалка:
Дельфина сманила лихая нахалка.
И вот, утопиться решила Русалка.

Но тут с баобаба вдруг спрыгнул Тарзан.
И ныне Русалка, как сыр пармезан
Катается в масле.
И выбор ей дан:
Майами, Мальдивы и весь Юкатан.

Лайма Вайкуле
Расписал сегодня пульку
И помчался в Акапулько,
Ну, а там, кислее лайма,
Со стилетом рыщет Лайма.

Татьяна Догилева
Ты не правь свои ноги налево,
Там найти тебя может Доги-
лева.
Она ждёт за углом с того века,
Чтобы сделать тебя человеком.

Вера Брежнева
Песней лечит от подагры,
Молча лечит от пеллагры,
Внешним видом - от хирагры,
Остальное - без виагры.

Оксана Фёдорова
Актриса, юрист и Мисс Вселенная,
Значит красавица несравненная,
Ещё и следователь полицейский.
Готов последний билет казначейский
Отдать ей.
Ну в общем, всё до копейки,
Вплоть до последней своей кацавейки,
Даже согласен попасть в застенок я -
Только бы видеться с Мисс Вселенная.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Клубника, Калинка, Малинка и другие ягодки

Вторник, Июнь 11, 2019

Почти год назад я написал статью о номерных знаках на автомобилях, снующих по улицам нашего города. Она была опубликована в газете “Новый Меридиан”. За прошедшее время моя коллекция значительно пополнилась, и я хочу продолжить тему. Причем, если обратиться к истокам моего увлечения, то начал я с фотографирования нестандартных, изготовленных на заказ знаков с русскими словами, которые были составлены из букв, одинаковых по написанию в латинице и кириллице, хотя и не всегда одинаково звучащих. При этом хочется отдать должное лингвистическим способностям и креативным талантам наших бывших русскоязычных соотечественников из канувшего в Лету Советского Союза или нынешних стран СНГ, ибо скомбинировать из весьма ограниченного набора букв и цифр нужное слово для подобных custom plates бывает не так то просто. По этой причине нередко встречаются номерные знаки, в которых то или иное русское слово без лишних заморочек написано латинскими буквами.

С последних и начну. Должен только отметить, что фотографировал я знаки только на запаркованных, за редкими исключениями, машинах, когда водителей в них не было. Удобней всего это было делать на больших парковочных площадках, когда можно было встать точно перед машиной. Хуже, когда машина стоит на улице. В таких случаях бывает трудно к ней подобраться из-за тесноты и приходится делать фото под углом. При этом я уверен, что ничью приватность не нарушаю, так как любой может видеть то же самое, что вижу и я. Кроме того, я не сомневаюсь, что в большнстве случаев нестандартные знаки, приобретаемые за дополнительную плату, устанавливаются именно для того, чтобы их заметили и оценили.

Итак, помню, когда я встретился с Калинкой (KALINKA), подумал, что неплохо бы для пары найти и Малинку. И что вы думаете? Она не заставила себя долго ждать, причем вместо латинской буквы I там была использована цифра 1 - MAL1NKA. Вероятно вариант, состоящий только из латинских букв был уже кем-то занят, и еще одна Малинка где-то бегает. Но так или иначе, а песня “Калинка-малинка” уже пелась. Мало того, через некоторое время я сфотографировал ещё и Клубнику (KLUBNIKA).

KALINKA

MAL1NKA

KLUBNIKA
Однако стоит заметить, что только Клубника по цвету соответствовала своему названию. Малинка же была белого цвета, а Калинка - черного. Впрочем есть немало соротов калины с черными ягодами, например, гордовина, а вот плоды малины имеют белый цвет только тогда, когда они ещё неспелые. Возможно выбирая текст для своей любимой “малинки”, её владелец вкладывал в название совсем иной, не ягодный смысл. Например, что не жизнь у него, а малина. Что ж, пусть будет так. Не знаю также, знакомы ли Калинка с Малинкой, и не являются ли они сладкой парочкой. Может Калинка встречается с Клубникой, а Малинка здесь третья лишняя. Хотя вполне возможно, что по нашим улицам разъезжают и ещё какие-нибудь плодово-ягодные культуры, которые пока просто не успели попасться мне на глаза и “малинка” вовсе не грустит в одиночестве.

Иногда попадаются номерные знаки с, я бы сказал, сложно-сочиненными надписями, в которых запрятаны два слова в сокращенном виде.
Например, когда я увидел номерной знак KRIVBAS, я почему-то сразу догадался, что это за сокращение. И только собрался его сфотографировать, как к машине подошел её хозяин. Я обратился к нему сразу по-русски: “Это Криворожский бассейн? - спросил я. И не ошибся. “Так точно!” - по-военному ответил тот. Я попросил разрешения сфотографировать номер и тут же его получил.

KRIVBAS
Зато текст из двух слов на номерном знаке другой машины разгадывать вообще не пришлось. Там значилось - TPOEHAC. Наверное в молодой семье случилось пополнение, и счастливый отец решил оповестить всех своих бывших русскоязычных соотечественников об этом замечательном событии, заказав и прикрепив специальный номерной знак к своей машине.

TPOEHAC
А две аббревиатуры KWNCHG - я для себя расшифровал как КВН СНГ, переложив надпись на кириллицу. Подумал, что за рулем этой машины ездит ярый поклонник Клуба веселых и находичивых или даже его участник.

Однако не все тексты на номерных знаках бывают индифферентно информативными, или окрашенными легким юмором. Вот какой-то очень серьёзный и решительный товарищ, разъезжающий с номерным знаком PA3OPBY, обещает всем встречным и поперечным весьма неприятное будущее при встрече с ним.

PA3OPBY
С другой стороны может оказаться, что в жизни он и мухи не обидит, просто хочет, чтобы от него все отвязались. Вот и пугает окружающих. Но если он и вправду вздумает кого-то разорвать, то на него всегда найдется управа, от которой не отвертеться и нигде не укрыться.

Приедет большой, черный, полноразмерный и полноприводный внедорожник Кадиллак Эскалейд, перепрофилированный под ABTO3AK, способный пробиться в любую глухомань по бездорожью, и доставит “разрывателя” в целости и сохранности в наручниках под надзором полицейских куда надо. С другой стороны, можно предположить, что за рулем автомобиля с номерным знаком PA3OPBY сидит очень добрый человек, готовый разорвать, например, порочный круг, в который попал какой-нибудь бедолага.

ABTO3AK
Точно так же, как и тот, кто управляет машиной со знаком POMOGAEM. Правда, не известно точно в чем он помогает: то ли выбраться из беды, то ли получить мортгидж на выгодных условиях, то ли ограбить банк.

POMOGAEM
Американцы тоже на выдумки хитры, причем иногда на довольно странные с моей точки зрения. Вот, два примера: ICLOWN4U и FORGVEME. В первом случае кто-то сообщает, что “Я клоун для тебя”, а во втором просит прощения.

ICLOWN4U
К кому обращаются владельцы этих авто? Ко всем прохожим или только к кому-то персонально? Я склонен думать, что это всё же персональные обращения, хотя видят их все.

В первом случае хозяин машины по всей видимости кем-то сильно обижен, вероятно, своей близкой подругой или любовницей, которая его не ценит и не принимает всерьёз. Уходя от неё, он запечатлел на номерном знаке крик своей души. Хотя не исключено, что он просто дурачится перед ней.

FORGVEME
Во втором случае обладатель машины тоже вряд ли просит прощения у всех нас. Наверное, он или она перед кем-то сильно привинился (лась), и теперь постоянно таким оригинальным способом просит у обиженного им (ей) человека прощения. Думаю, если прощение будет получено, то и знак будет заменен.
С другой стороны возможно, что за рулем машины со знаком FORGVEME сидит лихой водитель, который может подрезать тебя на ходу, но тут же попросит прощения, впрочем как и за все другие свои прегрешения на дороге. Но было бы лучше для всех, если бы он придерживался правил движения, и ему не приходилось бы постоянно просить прощения.
Вот такие пироги с малиново-калиново-клубничной начинкой.

1
2

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

На одну стать

Четверг, Июнь 6, 2019

Пришло лето и по календарю и по погоде. И вот в первый день июня, выпавшего на субботу, в библиотеке Kings Bay, расположенной по адресу 3650 Nostrand Avenue, состоялась презентация работ участников Еврейской гильдии мастеров изобразительного и прикладного искусства Марии Абросимовой, Якова Клейнермана и Эсфири Разиной. Конференц-зал библиотеки, как обычно при таких событиях, был полон. Пришли коллеги по творчеству - художники и мастера-прикладники, а также родственники, друзья, приятели, знакомые и просто любители искусства.

Презентацию открыл президент Гильдии Илья Натанзон, выразивший свое восхищение творческими достижениями супружеской пары Марии Абросимовой и Якова Клейнермана, которые являются членами Гильдии с момента её основания, то есть уже 19 лет. Нашлись у него добрые слова и в адрес художника Эсфири Разиной, которая сейчас проживает в Израиле, но не теряет творческих и человеческих связей со своими коллегами по Гильдии.

Было достаточно много выступающих, с большой теплотой говоривших о творчестве Эсфири Разиной, в числе которых стоит упомянуть Леонида Алавердова, Асю Оранскую и Якова Клейнермана. Они единодушно отметили излюбленный художницей желтый цвет, который в ее замечательных пейзажах и натюрмортах имеет множество оттенков, придавая её произведениям солнечную жизнерадостность, прозрачность и задумчивую глубину.

Картина Эсфири Разиной "Грибы"
Не были забыты, конечно, и главные герои презентации Мария Абросимова и Яков Клейнерман, которых в самом начале с букетом цветов в руках поздравил вице-президент Одесского землячества Леонид Нор. Выступили, конечно, и сами авторы выставленных произведений с краткими рассказами о собственном творческом, да и жизненном пути.

Мария Абросимова у своих работ
Мария и Яков прожили вместе уже пятьдесят лет. И как тут не вспомнить поговорку: два сапога пара. В общем, на одну стать. Оба они творческие люди счастливо дополняющие друг друга. Первым начал заниматься созданием поделок из корней, коряг и веток Яков. Мария помогала ему, так сказать “собирать хворост” для его произведений, но каждый из них разжег свой собственный костер на поприще художественного творчества.

Яков Клейнерман
Яков остался верен своему первому увлечению. Он продолжает создавать замечательные произведения из природных материалов, и в первую очередь из дерева. Используя свою феноменальную способность видеть в причудливом корне или обломке старой коряги сокрытых в них сказочных героев или оригинальные предметы быта, вроде канделябров и подсвечников, он создает уникальные произведения искусства, действуя по правилу, высказанному великим французским скульптором Огюстом Роденом: “Я беру глыбу мрамора и отсекаю от неё всё лишнее”. Однако в случае с Яковом следует уточнить, что он не только отсекает лишнее, но и добавляет недостающее, причем далает это столь мастерски, что его добавления выглядят вполне естественными, как бы существовавшими изначально.

Подсвечник работы Я.Клейнермана
Примеров этому имеется множество и каждый мог увидеть их на выставке. Для подтвержения своих слов прилагаю фотографии замечательного подсвечника и группы из четырёх деревянных скульптур.

Четыре скульптуры из дерева
Мария занимается чисто женским, на мой взгляд, видом рукоделия - вышивкой, которая требует кропотливого труда, огромного терпения, усидчивости и умения сосредоточиться.
Она не придумывает сюжеты для своих картин, а вышивает их по готовой канве.

Тем не менее, сильно заблуждается тот, кто думает, что эта работа не требует творческой фантазии и художественного видения. Например, в относительно небольшие картины, вышитые бисером, она внесла свои собственные коррективы, что сделало их более яркими и привлекательными.

Здесь надо пояснить насколько сложен и кропотлив этот труд. Дело в том, что к каждой канве прилагается еще рисунок на бумаге с подробными инструкциями, как следует выполнять работу. А теперь представьте себе, что каждую бисеринку по отдельности, именно по отдельности, нужно поместить точно на предназначенное ей место, используя при этом тончайшую иголочку и соответствующую ей нить. И таких бисеринок сотни и тысячи.

"Пейзаж" - вышивка бисером
Особо хочу сказать о вышитых Марией картинах. Они выглядят очень красиво и если смотреть на них издали, можно подумать, что они написаны масляными красками. Однако при ближайшем рассмотрении понимаешь, что они созданы из цветных нитей, наложенных на канву мельчайшими стежками. При этом важно учитывать, что в определенных местах стежки должны накладываться только вертикально, а в других только горизонтально. И это очень важное правило, при точном соблюдении которого можно добиться необыкновенных цветовых эффектов, отличных от тех, которые возинкают при написании картин масляными или акриловыми красками.

"Заколдованный праздник"- вышивка нитками.
На этом основании можно считать, что вышитая по канве картина является самостоятельным произведением искусства, созданное по мотивам произведения того или иного художника.
Ярким подтверждением сказанному могут служить картины “Заколдованный праздник” и особенно “Мираж”, на создание каждой из которых у Марии ушло по полгода. Результат впечатляющ. По-моему на такой подвиг способна только женщина. Мужчина забросил бы эту работу на полдороге, если не раньше.

Авторов выставленных произведений все присутствующие на презентации наградили аплодисментами, а коллеги по творчеству, члены Гильдии, цветами и собственными работами.

Общее впечатление от выставки - радость для глаз. Но мероприятие этим не ограничилось. Гостей презентации порадовали и на слух. Перед ними выступили гости из Беларуси, из числа которых особенно запомнилась Инесса Винцкевич, замечательно спевшая несколько мелодичных песен на русском, белорусском и украинском языках, аккомпанируя себе на гитаре.

В конце презентации была разыграна лотерея, призом которой была оригинальная сказочная фигурка из дерева, созданная Яковом Клейнерманом. Счастливицей оказалась гостья из Беларуси.

Побольше бы таких выставок и презентаций!

1
2
3
4

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Полезное ископаемое

Понедельник, Май 27, 2019

Дети у меня поздние, и внуки соответственно тоже. По идее у меня вполне могли бы быть уже и правнуки, но так уж жизнь сложилась, что старшему моему внуку всего лишь восемь лет. И вот по вечерам мы с ним беседуем. Забравшись в постель, он мне звонит, и я в течение примерно получаса рассказываю ему какие-нибудь истории. Особенно он любит слушать мои воспоминания о моём детстве. И вот во время таких бесед я с удивлением обнаружил, что некоторые самые простые с моей точки зрения вещи, он совершенно не может себе представить, а иногда просто не понимает о чем идет речь, хотя для своего возраста он парень, как говорится, очень продвинутый.

Я конечно, прекрасно осознавал, что жизнь со времен моего послевоенного детства очень сильно изменилась, но только беседуя с внуком четко понял насколько. Поколение людей, родившихся перед Второй мировой войной уходит с исторической арены, и реалии того времени, свидетелями которых они являлись, исчезают из людской памяти вместе с ними. По этой причине, мне думается, стоит иногда о них напоминать нашим внукам и правнукам, хотя бы для того, чтобы они лучше понимали ту же литературную классику.

Например, рассказ А.П.Чехова “Ванька” начинается так: “Ванька Жуков, девятилетний мальчик, отданный три месяца тому назад в ученье к сапожнику Аляхину, в ночь под Рождество не ложился спать. Дождавшись, когда хозяева и подмастерья ушли к заутрене, он достал из хозяйского шкафа пузырек с чернилами, ручку с заржавленным пером и, разложив перед собой измятый лист бумаги, стал писать”.

Когда в своем детстве я читал этот рассказ, у меня к этому абзацу не возникало никаких вопросов. А когда я рассказал внуку, о том, что пошел в первый клас с чернильницей-непроливашкой и деревянной ручкой с металлическим пером он был несколько озадачен. Он сообщил мне, что у них все пишут шариковыми ручками, которые никуда не нужно макать, а чаще просто печатают тексты на Chrome Books, которые есть у каждого ученика в их классе.

К счастью, я сохранил такую ручку со школьным пером №86 и показал её внуку. Он подивился этому инструменту и понял зачем мне нужна была чернильница.

Заодно я рассказал ему, что тоже печатал разные вещи, но не на персональном компьютере, ибо в то время существовали только огромные ЭВМ, а на пишущей машинке, которую купил, когда будучи ещё молодым специалистом работал над своей кандидатской диссертацией. Когда я узнал, сколько будет стоить перепечатать мою рукопись, решил, что лучше куплю машинку и напечатаю всё сам.

Я так и сделал, но мне пришлось много потрудиться. И всё потому, что если я, печатая на механической машинке, по ошибке нажимал не ту клавишу и на бумаге отпечатывалась неправильная буква, то исправить опечатку я мог двумя способами: аккуратно срезать эту букву бритвой, но правка при этом становилась хорошо заметной, или перепечатать весь лист заново. А так как опечатки у меня случались довольно часто, особенно на первых порах, когда я только учился пользоваться машинкой, то работа моя оказалась долгой и скучной.

Этот рассказ вызвал большое сочувствие у внука, который знал, что в компьютере можно легко исправить не только букву, но при желании заменить и всё слово.

В другой раз мы говорили о временах года, и я прочитал ему своё старое стихотворение «Хмурая осень», которое завершалось такими строчками:

Облетели, поникли осины,
Как бабы бритые некрасивы.
И бесперстанно небо мочилось:
На род людской за что-то сердилось.

А потом после звуков громовых
Его слабило снова и снова,
И шуршал листопадом ветер,
Как газетным листом в туалете.

Мой внук всё вроде бы понял, но спросил, а причём здесь газетный лист в туалете. «Ты что, там газету читал?»

Пришлось рассказать ему, что в центральных советских «Известиях» и «Правде», а также в республиканских и областных правдах вроде «Правды Востока» или «Прииртышской правды» не было никакой правды и поэтому эти газеты использовались совершенно в иных целях. Их рвали на куски, хорошенько разминали, трепали, а затем использовали для подтирания в туалете.

Эта информация вызвала невероятно бурную реакцию непонимания и брезгливости у внука, что потребовало новых разъяснений. И я поведал ему, что в бывшем Советском Союзе не было туалетной бумаги, а если она и появлялась в продаже, то за ней нужно было выстоять громадную очередь. При этом бумага могла кончиться до того, как ты подберешься к прилавку. И это показалось ему уж совсем удивительным.

А я тем временем вспомнил про керосиновые лампы, при свете которых мне приходилось работать по ночам в районной больнице, куда меня направили заведовать отдлением после окончания медицинского института, потому что «лампочка Ильича» там загорелась только через полгода после моего вступления в должность. И когда в следующий раз я стал рассказывать об этом внуку, мне пришлось прервать своё повествование и долго объяснять ему что такое керосиновая лампа, а потом показывать ему картинку с Интернета, чтобы он смог увидеть этот загадочный предмет.

И именно в тот раз я вдруг почувствовал себя живым ископаемым. Утешало лишь то, что всё же я, вероятно, полезное ископаемое, хотя бы для своего внука.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Гниющий Колумб

Суббота, Май 18, 2019

Не так давно делая очередную ревизию на предмет выброса своих старых, почти четвертьвековой давности записей, сделанных в то время, когда я подрабатывал гидом и старательно изучал историю Соединенных Штатов, наткнулся я на упоминание об Old Stone House. Этот дом послужил убежищем для Вашингтона, когда в годы войны за независимость своей страны американские войска отступали, потерпев серьезное поражение от англичан в Лонг-Айлендском сражении.

Этот каменный фермерский дом был построен в 1699 году голландским эмигрантом Класом Вехте (Claes Vechte), в том месте, где сейчас разбит парк Вашингтона, в бруклинском районе Park Slope.
Вехте помимо сельского хозяйства занимался сбором устриц в расположенном рядом с его фермой Гованусе, а затем продавал их на Манхэттене. В 1766 году дом был взят в аренду Айзеком Кортелью (Isaac Cortelyou). В течение последующих тридцати лет он переходил из рук в руки, пока, наконец в 1790 году не вернулся к наследникам Кортелью.

Old Stone House
Простояв почти двести лет, дом в 1897 году был снесен. Однако, в 1933 году он был восстановлен из выкопанных из земли камней, которые когда-то были использованы при его строительстве. В 2012 году он был зарегистрирован в Национальном Списке иторических мест.

К этому дому водить туристов мне никогда не довелось, так что и посещать его тогда у меня не было никакой необходимости.

Но вот на днях, решив воспользоваться хорошей погодой, поехал я в Washington Park, чтобы посмотреть на исторический Old Stone House.

Парк Вашингтона невелик, хорошо обустроен и цветист, а на его краю стоит каменный двухэтажный дом, который невозможно не заметить. Снаружи он производит впечатление старинной постройки, хотя и является только её копией, однако внутри дома, и я с сожалением должен это констатировать, нет ничего достаточно интересного. Там можно увидеть только старинное ружьё со сломанным прикладом и макет части военного корабля с пушечным портом, из которого выглядывает жерло гладкоствольной пушки, стрелявшей чугунными ядрами.

 Старинное ружьё
Зато около этого дома я обнаружил парочку интересных вещей. Первой была скульптура, созданная Заком Ландсбергом, принявшим участие в программе “Race and Revolution: Reimagining Monuments” . Её идея заключается в сопоставлении различных взглядов на расовые проблемы существовавшие в прошлом и существующие в наши дни, отобразив это средствами искусства. Поучаствовать в программе выразили желание шестнадцать художников, трое из которых разместили свои работы в парке Вашингтона.
Зак Ландсберг представил копию скульптуры Колумба, которая с 1892 года стоит на верху ростальной колонны на Columbus Circle в Манхэттене. К деревянному заборчику он прикрепил ламинированный листок бумаги, на котором изложил некоторые свои соображения по поводу этой исторической личности. Суть их сводится к следующему.

Статуя Колумба
Когда Колумб открыл Америку, он и его последователи отнеслись очень жестоко к коренным народам, заселявшим вновь открытые земли. И за все те зверства, которые учинили завоеватели над местными жителями, Колумб не заслуживает никакого уважения и почитания.

Появление же увенчанной почти четырёх с половиной метровой скульптурой Колумба, величественной ростральной колонны в Нью-Йорке связано с тем, что в конце 19-го века итальянские эмигранты столкнулись в Америке с жестким национализмом и дискриминацией. И тут они вспомнили о Колумбе, о котором к тому времени, по мнению Ландсберга, кое-кто уже стал уже забывать. Великий мореплаватель давал им возможность указать на итальянский вклад в основание Америки. В результате они добились установки памятника Колумбу в том месте Нью-Йорка, которое мы называем теперь Columbus Circle. Памятник должен был напоминать о глубокой связи открывателя Америки с итальянским национальным меньшинством в этом городе.

Вспомнив через пятьсот с лишним лет после открытия Америки о жестокостях Колумба, борцы за справедливость создали в 2017 году движение за снос этой колонны. В итоге горячих споров сторонников сноса и их противников победили вторые. В конце 2018 года Монумент был внесен в Национальный Регистр исторических мест и тем самым вопрос был закрыт.

Тем не менее, памятуя о событиях того недавнего времени, Зак Ландсберг соорудил небольшую копию статуи Колумба из опилок, скрепленных каким-то клеем из мицелия, который быстро гниёт. Таким образом он выразил свое отношение к этой неоднозначной исторической личности. И действительно, памятник уже начал гнить и рассыпаться, что хорошо видно в нижней его части. Сколько времени он простоит, я не знаю, но думаю, что недолго.

Гниющий участок статуи
Как бы ни относился Зак Ландсберг к Колумбу, мне кажется важным показать, что любая историческая личность несёт в себе и положительные, и отрицательные черты. Впрочем это в полной мере относится и к каждому из нас. И участие в программе “Race and Revolution: Reimagining Monuments” даёт возможность это сделать.

Второй участницей этой программы, выставившей свою работу в парке около Old Stone House оказалась выпускница школы фотографии Роуз Десиано (Rose Desiano),которая представила там инсталляцию в виде небольшой колонны под названием «Between Monuments” из серии «Триумфальные колонны». Её колонна представляет собой три деревянных бруса, поставленных на попа и обмотанных зеркальной алюминиевой полосой с фотографиями, на которых изображены выдающиеся деятели американской истории.

«Between Monuments" Роуз Десиано
На фото представлены Теодор Рузвельт рядом с диорамой, показывающей коренных американцев, Джордж Вашингтон, стоящий посреди поля боя, усеянного трупами английских солдат в красных мундирах, Фредерик Олмстед рядом с афро-американскими жителями посёлка Сенека, который он снес при строительстве Центрального парка и, наконец, Роберт Мозес вместе с Джейн Джейкобс, протестующей против разрушения района города, в котором она жила.

Таким образом Десиано предлагает взглянуть на эти прославленные исторические фигуры с другой, не очень приглядной стороны, напоминая нам о том, что совершая свои великие подвиги или славные дела, они шли к поставленной цели, что называется без оглядки. А можно ли было действовать иначе? Я не хочу отвечать на этот вопрос. Пусть каждый ответит на него сам, как найдет нужным. Просто, по моему мнению, нужно помнить о том, что мы живем в другие времена и в тех обстоятельстьвах, которые были созданы вышеперечисленными историческими деятелями.

Есть в парке и третья работа, выполненная Чипом Томасом для программы “Race and Revolution: Reimagining Monuments”. Я отыскал её не сразу, но мне не удалось её толком рассмотреть и сфотографировать, так как небольшая эта инсталляция наполовину заросла травой.

В итоге я могу считать свою поездку в парк на другой конец Бруклина от того места, где живу, достаточно удачной, потому что неожиданно для себя обнаружил там произведения, которые вызывают определенный интерес своей неоднозначностью.

1
2
3
4

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина - 2

Понедельник, Май 13, 2019

6d0b0brass-custom

Тинто Брасс - апостол эротики:
Красные ротики,
Крепкие дротики,
Кроткие кошечки,
Крупные котики.
А как наблюдателен, зорок, отважен он
На съёмках кино сквозь замочные скважины!

10d0b0yarmolnik-custom

Хорош он в кино и на телеэкране,
Смекалист и хваток наверняка.
А я, вспоминая о нем в ресторане,
Всегда выбираю цыплят-табака.

11d0b0ott-custom

Брал интервью у знаменитостей
Не без известной даровитости,
И хоть с акцентом говорил,
Но наш народ его любил.

12d0b0nemolyaeva-custom

Актриса, художник, красавица,
Дизайнер, подруга, жена.
Во всех ипостасях прославиться
Достойно сумела она.

13d0b0gajdaj-custom

Если в кино все смеются, то знай,
Что срежиссировал это Гайдай.
Отбрось все сомненья.
Наверняка
Его бриллиантова это рука.
Короче, мой друг, гадай не гадай,
Но поучаствовал в фильме Гайдай.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина

Суббота, Май 4, 2019

livanov3-custom

Мы думали - вот он живой Шерлок Холмс
В дом наш нежданно тихонечко вполз
Со страшными тайнами с телеэкранов.
Потом оказалось, что это Ливанов.

rajkin4-custom1

Труффальдино из Бергамо
Знамо дело, дело знамо -
Это Райкин Константин,
Он на всех такой один.
Это он, это он
Сам себе “Сатирикон”.

semenovlch4-custom

Певица, спортсменка, телеведущая.
Не знаю, за что полюбил её пуще я:
То ли за песни её блестящие,
То ли за формы сердце разящие.

Аничка красива,
Как римская скульптура.
Фигуристая дива
И дивная фигура.

shenderovich-custom
Кто он - прозаик, поэт иль сатирик,
Что жутко таланлив, задирист, настырен,
Иль кукловод, педагог, сценарист?
А может бесстрашный боец-журналист?
Нет, он не былинный Алёша Попович -
Един в семи лицах В.А.Шендерович.

gorodok4psdpsd-custom
Ах, мой чудный “Городок”,
Как ты дорог был для нас,
Но от бед спасти не смог
И безвременно угас.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Оy vey и кое-что повеселей

Суббота, Май 4, 2019

Одно время я довольно часто публиковал статьи о временных экспозициях скульптур на улицах Нью-Йорка. Однако потом как-то отошел от этой темы. Теперь даже не могу вспомнить, когда последний раз писал об этом.

Но вот в один из редких в это переходное время года солнечных дней поехал я в Fort Greene Park, в котором давно не был и с которым у меня связано много воспоминаний. Парк невелик, но очень, по-моему, красив и уютен.

Первым делом я отправился к подножию главной достопримечательности парка - похожему на огромную, высокую дорическую колонну монументу, сооруженному в память об одиннадцати с лишним тысячах американских борцов за независимость, попавших в плен к англичанам после поражения в знаменитой битве на Лонг Айледе и погибших на британских кораблях, превращенных в плавучие тюрьмы.

Монумент в память о погибших американцах в британских плавучих тюрьмах

И вот там я наткнулся на прелестное мозаичное панно. Из стоящей рядом таблички узнал, что автором его является Кортни МакКлоски (Courtney McCloskey), назвавшей свое произведение “Pieces of Poetry”. “Поэтические отрывки” были созданы из сотен осколков разноцветных стекол и керамических плиток в честь трех выдающихся деятелей литературы, живших в Бруклинском районе Форт Грин. Это были реформатор американской поэзии, поэт и публицист Уолт Уитмен, один из самых значительных афроамериканских писателей и поэтов, первым начавший писать в жанре хайку Ричард Райт, и одна из ведущих представительниц модернизма в поэзии, лауреат Пулитцеровской и Национальной книжной премий Марианна Мур.

На панно изображены книжные полки, заполненные книгами, на корешках которых написаны названия самых известных произведений вышеперечисленных авторов.

Мозаика выглядела очень привлекательно и красиво, благодаря ярким краскам и бликам от попадающих на неё сквозь молодую листву деревьев, солнечных лучей. Примечательна она также некоторой, на мой взгляд, необычностью из-за того, что изображенные на ней книги не находятся в одной плоскости, а возвышаются в некоторых местах над общей поверхностью. Будто кто-то брал книгу почитать, а потом, ставя её на место, не вдвинул на полке до конца.

Две  книжные полки
Стоит еще заметить, что к работе над мозаикой Кортни привлекла учащихся соседних школ, так что работа эта в некотором смысле является результатом совместного труда художника и школьников.

Вся мозаика вделана в большую каменнную плиту, которая расположена над землей под небольшим углом. К сожалению, такое почти горизонтальное её положение привело к тому, что на ней скопилось много сухих веточек, шелухи от лопающихся почек с близстоящих деревьев и прочего мелкого мусора. Убрать это всё не стоит большого труда.

Следующей достопримечательностью выставки под открытым небом, которую я обнаружил в тот день в парке оказалась трехликая голова под названием “Adorn Me”, что для себя я перевел как “Полюбуйтесь мною”. Автором этого произведения оказалась Танда Френсис (Tanda Francis).

Скульптура, размерами приблизительно два с половиной на четыре с половиной метра, была создана ею из бетона и стали и покрашена в черный цвет. В отличие от двуликого Януса, лики которого ничуть не похожи друг на друга, все три лица скульптуры Т. Френсис совершенно одинаковы и принадлежат молодой африканской девушке. Своё произведение Танда изваяла под влиянием самобытной культуры народности йоруба, которая основала древний город-государство Иле Ифа на юго-западе Нигерии и создала там уникальную цивилизацию, служившую образцом социально-политического устройства и духовного развития для соседей.

Adorn Me
Должен признаться, что увидев эту скульптуру в парке, я сразу же вспомнил замечательную коллекцию африканского искусства своего друга, прекрасного художника и скульптора Михаила Звягина. Именно у него я впервые познакомился с уникальными произведениями африканских мастеров, оказавших значительное влияние на творчество многих западноевропейских художников.

На лицах девушки, смотрящих в три разные стороны четко видны вертикальные рубцы, опускающиеся со лба на нос. Как поясняет сама Танда, эти традиционные насечки на лице указывали на принадлежность к тому или иному племени.

Обращает на себя внимание несколько странное украшение, покоящееся на голове скульптуры. Оно очень похоже на старинный канделябр викторианской эпохи. Скульптор пояснила, что таким образом она хотела показать влияние колониальной эпохи на последующее развитие этого района Бруклина, завершившееся его джентрификацией и замещением бывшего афроамериканского населения с низкими доходами более состоятельными людьми.

Мозаика будет экспонироваться в парке еще почти год, а скульптура - три месяца, так что у каждого, кто пожелает на них посмотреть, есть впереди ещё достаточно времени.

А я, вернувшись домой, решил покопаться в своих, сделанных в разное время, фотографиях подобных произведений искусства и заодно кратко рассказать и о них, потому что нашелся повод это сделать.

Итак, в Бруклинском Herbert Von King Park в феврале этого года я сфотографировал скульптуру Роберто Визани (Roberto Visani), сконструированную из металлических многоугольников с помощью 3D-моделирования.

Единение и поддержка
В первый момент, когда я наткнулся на это произведение Р.Визани, я подумал, что вижу перед собой пару гуманоидов, неожиданно для самих себя попавших на Землю. Они заняли круговую оборону, прислонившись спинами друг к другу. Закрепившись на месте слоновьими ногами, инопланетяне настороженно вглядывались в, представляющийся им опасным, чуждый и непонятный мир.
Потом, покопавшись в Интернете, я узнал, что Роберто Визани был вдохновлен на создание этих двух стилизованных человеческих фигур традициями художественного творчества народа сенуфо из Западной Африки, многие представители которого в силу исторических причин оказались в Америке. По замыслу автора два этих человека должны символизировать собою определеннное единение и общность людей, а также взаимную поддержку.

Эта скульптурная композиция простоит в парке до октября текущего года.

И последнее. Около Бруклинского музея искусств в прошлом году увидел я две большие, высотой, наверное метров в пять, яркожелтые буквы YO. Если взглянуть на них с другой стороны, то мы увидим OY. Эту достаточно известную у нас в Нью-Йорке буквеннную композицию, потому что она экспонировалась во многих местах города, обычно называют OY/YO. Соорудила её из алюминия и покрасила художница и скульптор Дебора Касс (Deborah Kass). Само это восклицание (Yо) проистекает из городского бруклинского сленга и означает “Я” на испанском, а также из популярного идишского присловья “Оy vey”, глубоко укоренившегося в американском английском.

OY/OY
Впервые появившись в общественном пространстве города в 2011 году, эта парочка букв OY/YO стала очень популярной и сделалась повторяющися мотивом в творчестве Деборы Касс, возникая в виде рисунков, принтов и настольных скульптур.

Дебора Касс работает в смешанной технике, наиболее известны её рисунки, принты, фотографии, скульптуры и инсталляции из светящихся неоновых трубок. Её произведения находятся в коллекциях таких крупнейших американских музеев, как Музей современного искусства, Музей Соломона Гуггенхейма, Музей американского искусства Уитни, Еврейский музей в Нью-Йорке и во многих других.

Надеюсь, рассказ об увиденных мною произведениях искусства, выставленных для временного обозрения в разных местах Нью-Йорка, подвигнут не всех, конечно, но хотя бы некоторых наших читателей поехать в парки, чтобы посмотреть на работы наших художников и скульпторов, а заодно подышать свежим весенним воздухом и успеть полюбоваться цветущими деревьями.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Полуживые реликты

Четверг, Апрель 25, 2019

Удивительно, но вид забытых, оставленных разрушаться, ржаветь или гнить старых сооружений или вещей, вызывает у меня щемящее ностальгическое чувство, связанное с детскими воспоминаниями. Мысленно я оказываюсь в грязном, замусоренном дворе дома в Новосибирске, где я родился и прошли мои детство и юность. Я брожу по продуваемым холодными ветрами закоулкам улиц, застроенных ещё в царские времена одно- и двухэтажными домами. У меня перед глазами улицы застывшего в прошлом послевоенного города. Я подбираю всякие железки вокруг скобяного склада, расположенного в углу нашего двора. Я копаюсь в наносах канавы, прокопанной вдоль нашей улицы. В них я отыскиваю принесенные бурными весенними потоками с соседних помоек осколки цветных стеклышек и черепки от разбитой посуды, обрывки медной проволоки, железные гвозди, винтики и мелкие загогулины, из которых мастерю себе игрушки за отсутствием настоящих. Это моё, без всяких кавычек, счастливое, потому что папа вернулся с фронта, и незабываемое детство.

Как тут не вспомнить австрийского ученого Конрада Лоренца, открывшего явление импринтинга в процессе изучения поведения серых гусей. Впоследствии это явление было распространено и на поведение человека, явившись частью новой науки - этологии.

Импринтинг - это запечатление характерных признаков места рождения, произошедшее в детском возрасте. Причем последствия этого процесса чаще всего необратимы. Вот почему так милы большинству из нас те, даже малопригодные для нормальной жизни места, где мы провели свои первые годы, где осознали себя как отдельную личность, и поняли свое место в окружающем мире.

Запущенность, заброшенность, неухоженность и обветшание - вот те слова, которыми наиболее точно можно описать места, где прошли мои детство и ранняя юность. Всё это было последствием страшной, тяжелой и долгой войны, когда людям было не до обустройства, приведения в порядок и обновления застывшей еще в предвоенном времени среды обитания. Главным было победить в войне и просто выжить. А покосившиеся заборы, облупленные и потрескавшиеся стены домов, разбитые дороги, прогнившие доски довоенных тротуаров на городских улицах и общая неустроенность были просто мелочами, до которых не доходили руки людей, мобилизованных на выполнение более важных задач.

И каждый раз, когда я вижу какие-то руины, что-то брошенное, никому ненужное, торчащее, как ржавый гвоздь из выломанной доски, но вдруг попадающееся на глаза, я оказываюсь на улице своего детства. И это происходит даже тогда, когда я замечаю нечто такое, чего не мог видеть там даже в принципе. Важно, что это осколок прошлого.

У меня дома есть несколько старых, бесполезных в наше время вещей, но мне жалко их выбросить. Они мне дороги тем, что связаны с событиями из моей прошлой жизни. И тут не стоит вспоминать Плюшкина, это совсем другое. По этому поводу очень хорошо сказали как-то братья Вайнеры: “Каждой вещи нужно только пережить критический период - переход из разряда «старых» в «старинные». После этого ее возвращают с помойки, бережно реставрируют, с почетом водружают в красный угол, ею хвастают и гордятся, платят большие деньги. В основном за то, что все остальные старые вещи не дожили до бесплодной почтенности старины”.

Будка на углу West End Avenue & Oriental Boulevard
Но есть и такие вещи, которые не унесешь домой. Вот так однажды обратил я внимание на стоящую на углу West End Avenue & Oriental Boulevard в Бруклине старую, возвышающуюся словно памятник на пьедестале на основательном кирипичном фундаменте, странную будку с конической крышей. Подгнившая входная дверь в неё была заколочена, окна забраны покрашенными в голубой цвет фанерными щитами и густо зарисованы граффити. Выглядела будка на этом углу явно инородным телом. Складывалось впечатление, что в своё время её почему-то не снесли, а потом о ней напрочь забыли. И теперь торчит она нелепо и одиноко посреди тротуара, являя собою некий символ заброшенности и ненужности.

Я обошел её вокруг и сделал несколько снимков с разных сторон. Для чего и когда она была построена осталось тогда для меня загадкой.

Но вот однажды зашел я в расположенную недалеко от места, где стоит будка, небольшую галерею, с хозяйкой которой достаточно давно знаком. Мы обсуждали картины, но тут как-то пришлось к слову, и я спросил ее про будку. И неожиданно получил ответ, благодаря которому разыскал интересную, на мой взгляд, информацию.

В последней четверти позапрошлого века предприниматель Остин Корбин построил в районе Манхэттен-Бич два больших отеля, что способствовало превращению этого места в курортную зону. Если учесть, что там же, помимо хорошего песчаного пляжа, находился ипподром, по вечерам устраивались фейерверки и давались концерты под руководством известных музыкантов, то желающих отдохнуть в этом месте было достаточно много, хотя принимали там не всех. Корбин был зоологическим антисемитом и не пускал евреев в свои отели.

С течением времени его бизнес пришел в упадок, отели снесли, а на их месте возникла жилая зона, где, вот причуда истории, поселилось множество евреев - выходцев из России, которые выбились в средний или даже высший класс.

До 1955 года район Манхэттен-Бич был охраняемой резиденцией, чем-то вроде нынешнего Sea Gate. Въезд туда был перегорожен шлагбаумом. А в этой будке сидел вахтер, который пропускал на территорию района его жителей и их гостей.

Я, уже из чистого интереса, съездил к Сигейту и увидел на въезде в эту резиденцию будку, похожую на ту, про которую только что рассказал. Но в Сигейте она была в рабочем состоянии, внутри неё сидел человек, который поднимал и опускал шлагбаум перед снующими туда-сюда машинами.

Ворота с будкой на въезде в Сигейт
Написал это и вспомнил, что официально, то есть пройдя через эти охраняемые ворота, я был в Сигейте всего один раз, а неофициально - несколько. Попасть туда можно было из Coney Island Creek Park, прибрежная песчаная полоса которого плавно переходила в такую же в Сигейте. Там на берегу стояла местная достопримечательность - небольшой маяк Coney Island Light. Иногда его называют Norton’s Point Light по имени владельца казино, когда-то стоявшего на этом месте. Я этот маяк сфотографировал однажды. Было это пятнадцать лет назад.
Coney Island Light
Кстати, теперь, после урагана Сэнди, таким способом в Сигейт не попасть.

Возвращаясь к будке, которая стоит на углу West End Avenue & Oriental Boulevard в районе Манхэттен-Бич, могу сказать, что с моей точки зрения, она является историческим памятником и заслуживает того, чтобы её сохранили.

А теперь о совсем других будках. О телефонных. Попробуйте найти таковую где-нибудь на улицах нашего города. Я не смог.

Вообще-то таксофоны, то есть телефонные аппараты общего пользования не обладающие собственным номером, устанавливались не только в закрытых боксах-будках, но и в полубоксах или просто под козырьком. Бросив в такой телефон-автомат монетку или жетон, можно было позвонить но нужному номеру, набрав его с помощью дискового номеронабирателя. Потом появились карточки предоплаты, а номеронабиратели стали кнопочными. Однако все эти новшества не спасли уличные телефоны от вымирания. Теперь, когда у практически каждого лежит в кармане собственный мобильник, они стали никому не нужны и незаметно исчезли с оживленных уличных перекрестков, вокзалов и аэропортов. Они остались только в кадрах старых кинофильмов.

Но вот недавно попался мне на глаза красный телефонный полубокс у стены дома огороженного металлической сеткой, так как его собираются снести. В раздербаненной коробке уже нет самого телефонного аппарата, но на ней еще осталась надпись “Phone”. Полуживой реликт, который скоро исчезнет.

Заброшенная  телефонная будка полузакрытого типа4.
А людям моего поколения только остаётся вспоминать, как мы бегали по улицам города, выискивая работающий телефон-автомат, чтобы позвонить своей девчонке и поболтать с ней о чем-нибудь запретном, потому что мама не пускала её гулять поздно вечером.
Правда, я откопал среди своих старых снимков одно фото десятилетней давности, на котором запечатлена полузакрытая будка с еще живым кнопочным телефоном.

 Вид подобной будки десять лет назад
Ну, и напоследок несколько слов ещё об одних реликтах, а именно о старых паркоматах, куда надо было бросать квотер, чтобы внутри вспыхнул экранчик, на зеленоватом фоне которого выскакивали черные цифры и начинлся обратный отсчет времени. Когда время истекало, экран становился красным. Эти уличные обиралы, стоявшие около каждого парковочного места, иногда были снисходительны к водителям. Происходило это тогда, когда машина уезжала до истечения оплаченного времени стоянки. В таком случае можно было запарковаться около ещё тикающего аппарата и постоять там несколько минут за чужой счет, успев, например, купить газету в киоске.

 Новый и старый паркоматы.
Теперь эти паркоматы торчат ненужными столбиками чуть не на каждой улице рядом с новыми, которые после оплаты выдают бумажный талончик с указанием времени окончания оплаченной парковки. Такой аппарат, работающий на солнечных батареях, в одиночку обслуживает чуть ни целый блок, и принимает оплату квотерами и кредитными картами. Около такого не постоишь на халяву. Уехавший раньше времени водитель увозит талончик с собой, так что желающему запарковаться на том же месте, надо платить снова. Городская мошна стала более тугой и толстой, а тратить деньги на ликвидацию сотен тысяч старых паркоматов, судя по всему, ни у кого желания нет. А между тем, их можно было бы пустить в переплавку. Всё равно, так или иначе, но когда-нибудь и до них руки дойдут.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Поэзия и каменные лики

Среда, Апрель 17, 2019

“Задача искусства - протирать нам глаза”
Карл Краус, австрийский писатель

Как обычно это бывает по субботам, в бруклинской Kings Bay Library, расположенной по адресу 3650 Nostrand Avenue, состоялась, организованная Еврейской гильдией художников и мастеров прикладного искусства, презентация художественных произведений Регины Авербух, в связи с её юбилеем.

Я пришел точно во-время, но оказалось, что это поздно. Конферец-зал библиотеки, где проходила презентация, был переполнен. Еле нашел место, чтобы пристроиться.

Помимо участников Гильдии пришли члены Одесского землячества, в котором Регина тоже состоит. Это не считая родственников, многочисленных друзей и знакомых. Не удивительно, что в зале не было ни единого свободного места.

Торжественное мероприятие вела художник и поэт Ася Оранская. Ей не пришлось много говорить о своей коллеге, тоже поэте и мастере прикладного искусства, потому что героиня этого события, являющаяся одной из старейших и активнейших участниц Гильдии, всем была хорошо известна.

Ася просто предоставила возможность высказаться всем желающим, которых оказалось столько, что пришлось устанавливать очередность выступлений. Забегая вперед скажу, дабы не повторяться, что юбиляра буквально завалили цветами. Были, конечно, и подарки.

 Регина Авербух
У меня нет никакой возможности пересказать все те теплые и добрые слова, которые были высказаны в адрес Регины Авербух. Мнение всех выступающих было единодушным - они чествовали человека, заслуживающего глубокого уважения и любви. Объясняется это тем, что Регина, помимо поэтического таланта и замечательных творческих способностей в декоративно-прикладном искусстве, обладает ещё и неоценимым даром общения, а главными чертами её характера являются оптимизм, участливость, отзывчивость и доброжелательность. Очень точно выразился по этому поводу книгоиздатель Марк Черняховский, сказав, что ей не страшно и не стыдно пожаловаться на что-то, она всегда поймет и поддержит.

Презентация проходила в этот раз несколько, на мой взгляд, необычно, потому что практически после каждого выступления, откликаясь на обращенные к ней слова, поднималась Регина и читала свои или чужие стихи, чудесным образом подходящие к ситуации. Это умение быстро отыскать нужные поэтические строки было удивительным и свидетельствует о том, что несмотря на свой солидный возраст, она помнит наизусть массу стихотворений.

Отвечая на приветственные слова Марка, она прочла заключительные строки из одного из своих стихотворений:

Я боль друзей своей считаю,
Плечо в несчастье подставляю,
Тревогой сердце обжигая,
На зов о помощи бегу.
Я жить иначе не желаю,
Я жить иначе не могу.

И это истинная правда.

От имени Одесского землячества Регину приветствовал его президент Игорь Казацкер со своими заместителями, которые вручили ей корзину цветов и стенды, на которых она сможет размещать свои будущие изделия.

Теперь отойдем немного в сторону от поздравительных речей и скажем несколько слов о героине презентации Регине Авербух.
Она родилась в Одессе. В самом начале войны её отец был призван в Красную армию, а мать, Б.Я.Каплан, работавшая заместителем главного технолога Одесского завода киноаппаратуры, была вместе с семьей эвакуирована с этим предприятием в столицу Марийской АССР Йошкар-Олу, успев буквально на последний поезд перед тем, как немецко-румынские оккупанты захватили город.

В 1945 году отец Регины, демобилизовавшийся в звании капитана артиллерии, забрал их из Йошкар-Олы и увез обратно в Одессу. Там Регина окончила школу, а затем Одесский техникум связи. Перед его окончанием вышла замуж, а став связистом была отправлена на работу по специальности в посёлок Атаки в Молдавии. А молодожену к этому времени подошел срок выполнить “долг перед родиной”. Его призвали в армию и направили на флот, где он и отслужил четыре года. И так получилось, что всё это время она была соломенной вдовой.

Вернувшись домой, муж поступил на работу в Институт пищепромавтоматики в качестве энергетика, а затем был командирован в монгольский город Дархан, где в то время была большая колония советских специалистов. Регина уехала в Монголию вместе с ним и работала там на радио стройтреста, который возводил дома и различные объекты граждансого назначения в этом молодом городе. По этому радио транслировались программы, составляемые по заявкам русскоязычных слушателей.

Вернувшись в Одессу из Монголии, она устроилась в детскую библиотеку, где и проработала вплоть до эмиграции в США в 1993 году.

Должен заметить, что всё написанное выше - это очень краткие выжимки из той массы воспоминаний, которые Регина на меня обрушила. И тут мне вспомнились заключительные строчки из одного её стихотворения:

И глубинная суть древней мудрости мне
открывается.
Всё проходит, мой друг.
Всё проходит. Но не забывается.

Действительно, когда у тебя за спиной восемьдесят прожитых лет, многое уже пройдено. Но ничего не забыто.

Почти сразу же после приезда в Нью-Йорк, Регина стала членом Клуба любителей книги, который создала Евгения Лебедева при Еврейском Общинном Центре Бенсонхёрста, расположенном на Бэй Парквей. Она и по сей день остается активным членом этого клуба. Там Регина познакомилась с очень многими интересными людьми, и там же развился и окреп её поэтический талант. Результатом её творчества на этом пути стала публикация двух сборников стихов - “Осенний свет” и “Притяжение”. В ближайшие дни в свет должен выйти третий. Помимо этого, имя Регины Авербух можно найти среди авторов всех десяти выпусков поэтического альманаха “Нам не дано предугадать..”, выпускавшегося в издательстве М.Черняховского Mir Collection.

 Инсталляция из сухих трав
Что касается второй ипостаси Регины Авербух, то следует сказать, что её талант художника-прикладника развился уже в Америке, где она увлеклась созданием оригинальных поделок из различных природных материалов - камешков, створок ракушек и засушенных растений. Возможно, это у неё наследственное: в семье все занимались рукоделием - вышиванием, вязанием, шитьем. Сама она с юных лет любила вышивать и вязать. Здесь её страсть к прикладному искусству обернулась другой, весьма оригинальной стороной.

Композиция
По этому поводу с присущим ему чувством юмора высказался создатель замечательных гобеленов Леонид Алавердов, попросив обратить внимание на то, что многие прикладники-гильдийцы ходят сгорбившись, так как постоянно смотрят под ноги. Оказавшись в лесу или на пляже одни из них ищут корни и коряги, другие - ракушек, третьи сухую солому, а Авербух помимо всего этого разыскивает еще и камешки.

Из сухих растений она делает красивые и своеобразные инсталляции. А когда она добавляет к этому еще оригинально скомпанованные обломки ракушек и маленьких кораллов, то получаются оригинальные картины, вроде, например, забавного страуса.

Страус
Но, как мне кажется, больше всего Регина любит работать с мелкими камешками. Именно из них она чаще всего создает забавные, обычно веселые и смешные, а иногда грустные и задумчивые, но всегда выразительные, головки каких-то фантастических зверюшек и маленьких человечков вроде эльфов и гномов. Все они на магнитиках.

Техника их изготовления кажется очень простой: к камешку или обломку ракушки приклеиваются глаза и маленький кусочек черного или рыжего меха, а затем пририсовывается рот. В результате получается, например, голова человечка, с торчащими во все стороны непослушными волосами, в облике которого улавливаешь что-то знакомое и невольно задумываешься: “А кто бы это мог быть?” Шутка.
Каменные лики
В одной из своих ответных речей Регина вспомнила хороший афоризм, который гласит, что “язык искусства существует для того, чтобы его показывать”. Я подумал тогда, что это высказывание как нельзя лучше подходит к творчеству Регины, ибо её “каменные лики” хитро поглядывая на нас, показывают нам язык, как бы говоря: “А ты так можешь?” И почти любой, если положа руку на сердце, скорее всего ответит: “Нет”.

В общем, рассуждая серьезно, можно с уверенностью сказать, что далеко не каждому дано увидеть и разгадать в бесформенном камешке будущий художественный образ. Для этого надо обладать особым талантом, иметь острый глаз, богатое воображение и творческую фантазию.

Завершая свой очерк, не могу не упомянуть о том, что в промежутках между поздравительными речами, дарением цветов и сувениров, замечательно играл на аккордеоне одессит Роман Кац. И начал он с поппури всем известных и всеми любимых песен про Одессу.
В заключение хочу выразить уверенность в том, что все присутствующие на презентации получили большое удовольствие от увиденного и услышанного.

Выставка продлится до 26 апреля текущего года.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Цветы и счастье

Вторник, Апрель 9, 2019

Сильный тот, кто умеет побеждать себя, а не других.
Лао Дзы, древнекитайский философ

В первую субботу апреля, а именно 6-го числа, в бруклинской Kings Bay Library, расположенной по адресу 3650 Nostrand Avenue, состоялась презентация художественных произведений Антона Андреева.

 Антон Андреев около своих работ
К тому времени я уже видел его работы, так как они были развешаны задолго до презентации, которая была отсрочена в связи с ремонтом библиотеки.

Мне работы Антона очень понравились. Его живописные полотна красивы, ярки, притягивают глаз. Чрезвычайно привлекательны произведения, созданные им из покрашенной кожи. Они объемны, зачастую причудливо рельефны, своеобразны и мастерски сделаны.
Конференц-зал библиотеки, где была размещена выставка, был полон. Герой вернисажа, плотный мужчина средних лет с волосами, собранными в маленький хвостик на затылке, разговаривал с гостями. Улучив момент, я тоже подошел, представился, и мы познакомились.

Рельеф "Закат"

Это было короткое время перед началом презентации, когда можно было походить по залу и поближе рассмотреть выставленные произведения.

Наконец, все расселись по своим местам, хотя люди еще подходили, оставаясь стоять в проходах. В этот момент в проёме двери появилась молодая особа и обращаясь к своему приятелю, сидящему в противоположном конце зала, с детской непосредственностью громко его оповестила: “Я пришла! Сейчас схожу в туалет и вернусь!”

Sancta simplicitas!

Это важное сообщение, услышанное всеми знакомыми, друзьями и родственниками героя встречи, а также многочисленными гостями, очень развеселило публику и задало мажорный тон всему последующему действу, которое прошло в легкой, непринужденной обстановке.

Судьбу Антона Андреева, человека наделенного многими талантами, можно назвать счастливой, хотя было в ней много драматических моментов, и она заслуживает, на мой взгляд, отдельного рассказа, являясь в определенной степени показательной и поучительной. Это повествование о том, как человек совершил самое трудное: победил самого себя.

Антон - сын военно-морского офицера. Решив пойти по стопам отца, он в 15 лет поступил в Нахимовское училище, после завершения учёбы в котором, окончил Ленинградское высшее военно-морское училище подводного плавания им. Ленинского комсомола, получив специальность подводника. Сначала служил в Лиепае, а затем перевелся оттуда в Ригу, где служил уже на надводных судах.

В то время Антон увлекся изготовлением мебели. Произошло это случайно. Однажды, рассказал мне Антон, он увидел в комиссионном магазине старинный диван. Эта антикварная вещь ему очень понравилась, хоть и была в совершенно разбитом состоянии. Купив диван за 40 рублей, он привез его домой и постепенно полностью отреставрировал. Через некоторое время ему понадобились деньги, и он отвез этот диван в ту же комиссионку, и теперь ему там дали за него 240 рублей. Тогда он понял, что это дело может приносить ему дополнительный заработок. Стал делать деревянные полочки и пеналы, а затем организовал кооператив, где изготавливались мебельные гарнитуры, в том числе и по индивидуальным заказам.

Я не зря написал об увлечении Антона работой краснодеревщика. К моменту распада Советского Союза эта работа помогла ему удержаться на плаву, но уже на суше.

К тому времени он в звании капитан-лейтенанта ВМФ был командиром части, в которой для технических нужд получал ежемесячно 96 литров спирта, являвшегося тогда настоящей валютой. К несчастью для него, близость к алкоголю привела к тому, что он стал злоупотреблять зеленым змием. Вынужден был оставить военную службу и, осознав, что находится на краю пропасти, неоднократно пытался избавиться от алкогольной зависимости, но походы к экстрасенсам, ясновидящим, заклинателям и гадалкам никакого эффекта не дали. С тем же успехом закончились и медицинские мероприятия в виде подшиваний.

В 1996 году Антон эмигрировал в США, поселился в Филадельфии, где продолжал бороться со своей зависимостью, но с переменным успехом. Это длилось до тех пор, пока приятель не утащил его случайно на службу в евангелистскую церковь. После посещения нескольких богослужений и бесед с пастором, он полностью избавился от своего порока. Это, как говорит Антон, оказалось для него спасением, настоящим чудом, Божьим промыслом. И вот уже в течение последних одиннадцати лет он не берет в рот ни капли спиртного.

Став верующим человеком, он окончил пасторскую школу в Филадельфии и был рукоположен в священнический сан в 2013 году. До этого он служил там помощником пастора, организовав при церкви Клуб для пожилых людей, где вместе с женой организовывал для них различные развлекательные мероприятия.

Переехав с семьей в Нью-Йорк в 2013 году, начал вести службы в молельном доме на Брайтоне. И сам, как когда-то ему, помогает теперь людям избавиться от алкогольной и наркотической зависимости, а также от некоторых других болезненных состояний.

По словам Антона, в числе прихожан его евангелистской церкви много талантливых людей, среди которых есть художники, музыканты и танцоры. Даже замечательная портниха, которая сшила несколько платьев для Мелании Трамп.

Освобождение от болезненной зависимости выплеснуло наружу дремлющие в нем таланты, о которых он и сам не подозревал. И хотя он всегда был мастером на все руки, оказалось, что эти руки у него золотые.

Увидев однажды художественные изделия из кожи, он захотел сделать нечто подобное и сам. Ему показали лишь один раз, как сделать листик, а всему остальному он научился сам. Теперь, используя кожу и фоамиран он создает замечательные, цветистые, исполненные с настоящим мастерством и талантом панно, которые могут украсить интерьер любых жилых комнат или офисных помещений.

Особенно меня впечатлили два, если можно так сказать, скульптурных рельефа: “Закат” и “Машенька”. Первый монохромен, но выполнен в замечательных золотистых тонах, а со второго - многоцветного и яркого, глядит на нас чудесная, голубоглазая, большеокая девочка в окружении замечательных по красоте цветов.

Панно "Машенька"
Говоря об этих своих произведениях, Антон заметил, что кожу можно покупать в магазинах, но он использует старые кожаные куртки и другие, отсужившие свой век, подобные изделия, придавая им новую жизнь.

Помимо рельефов Антон делает из кожи и фоамирана разнообразные броши в виде цветов.

Однако, на создании красочных панно и великолепных брошей Антон не остановился. Взяв в руки мастихин и кисть, он показал себя замечательным мастером натюрморта и абстрактной живописи. Он пишет яркие, полные солнца и жизнерадостного оптимизма цветочные букеты. Очень хорош натюрморт “Маки в вазе”.

Натюрморт "Маки в вазе"
А от другого я вообще долго не мог оторвать взгляд. На холсте изображен яркий букет из крупных желтых цветов, как бы парящий в голубом небе. Натюрморт назван “Цветы и счастье”. Очень верное название, ибо вглядываясь в яркие краски на холсте, невольно уносишься в горние выси и испытываешь радость от красоты окружающего нас мира. И действительно становишься чуточку счастливее. А ещё восхищаешься мастерством художника, его необыкновенным чувством цвета и тут же невольно отмечаешь для себя, что главным объектом его произведений являются цветы. Но не только.

Натюрморт "Цветы и счастье"
К примеру, его абстрактный триптих зачаровывает буйством фантазии и колористической насыщенностью.

Но особенно сильное впечатление на меня произвел диптих, в котором использованы всего лишь разные оттенки серого цвета. На одном из них изображен музыкант, вдохновенно играющий на скрипке. На него сквозь серый туман падает яркий луч света, хотя вполне возможно, что все происходит как раз наоборот: его музыка породила тот, уходящий вдаль, луч света, который рассеял царящий вокруг туман.

Первая часть диптиха "Скрипач"
А на второй картине мы видим танцующую балерину в луче того же света. Вероятно, это возлюбеннная скрипача, его Муза, которая своим танцем, исполняемым под его музыку, поддерживает его вдохновенную игру. Причем обе фигуры написаны густыми, пастозными мазками, делающими их фигуры рельефными и объемными. Замечательная работа, глубокая по своему замыслу.

Вторая часть - "Балерина"
Отдавая дань произошедшему с ним, как он полагает, чуду, Антон выбрал для себя псевдоним T. (Tony) Bless, которым и подписывает свои произведения, которые, я не сомневаюсь, запомнятся надолго всем видевшим их.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Одним мартовским днём…

Четверг, Апрель 4, 2019

Сегодняшний свой рассказ хочу начать с цитаты из очерка журналиста и театроведа Александра Минкина “Вишневый сад”, который я прочитал некоторое время назад в сборнике “Все в саду”. Он сделал интересные подсчеты, и доказал, что вопреки мнениям даже выдающихся режиссеров, размеры имения Раневской составляли не полтора-два гектара, как полагали раньше, а тысяча сто гектаров, что ведет к переходу количества в качество.

Минкин пишет: “Это такой простор, что не видишь края. Точнее всё, что видишь кругом, - твоё. Всё до горизонта.

Тысяча гектаров - это иное ощущение жизни. Это твой безграничный простор, беспредельная ширь. С чем сравнить? У бедняка - душевая кабинка, у богача - джакузи. А есть - открытое море, океан. Разве важно, сколько там квадратных километров? Важно - что берегов не видно.

Если у тебя тысяча гектаров - видишь Россию. Если у тебя несколько соток - видишь забор.”

Я вспомнил это рассуждение Минкина, когда в предпоследний, выдавшийся солнечным и теплым, день марта оказался в Topstone park, расположенном по соседству с небольшим городком Реддинг в Коннектикуте. Приехали мы туда всем семейством на двух машинах. Запарковались и отправились по тропе вокруг Steichen’s Pond, расположенном почти в центре парка.

Steichen's Pond
Не сделав и сотни шагов, мы оказались посреди чудесного смешанного леса, и хотя деревья еще не были покрыты листвой, вокруг было невероятно красиво: пересеченная местность, и в то же время простор, скальные выходы горных пород и кристально чистые ручьи, свежий воздух и ароматы пробуждающейся земли.

Подснежники
Я знал, что мы поедем в этот парк и заранее поискал информацию об истории его создания. Оказалось, что название Steichen’s Pond отнюдь не случайно. Когда-то нынешняя территория парка была частью имения, принадлежавшего известному фотографу и художнику Эдварду Стейчену. В 1971 году этот участок земли площадью в 270 акров (это без малого 110 гектаров), был у него выкуплен администрацией соседнего городка Реддинг и превращен в общественный парк. “Ничего себе, - подумалось мне, - какова же была величина всего поместья Стейчена”? Вот тут-то я и вспомнил о рассуждениях Минкина. Наверняка хозяин замечательно красивого уголка Коннектикута подобно Раневской видел из своего дома не забор, а Америку.

И здесь, я считаю, стоит сказать хотя бы несколько слов о самом Эдварде Стейчене. Он родился в Люксембурге в 1879 году, а через год его отец эмигрировал с семьёй в Соединенные Штаты и поселился в Чикаго. Эдвард проявил художественные способности еще в школе, позже увлекся фотографией. В 1900 году он встретился с фотографом, галеристом, промоутером современного искусства в США Альфредом Штиглицем, сыном таких же эмигрантов, как и он сам, но евреев, прибывших в США из Германии, и они стали друзьями и сотрудниками на долгие годы. С 1903 по 1917 год Штиглиц издавал журнал “Camera Work”, в котором наиболее популярным автором был Стейчен. В журнале печатались фотогравюры самых известных фотографов мира. В 1905 году Штиглиц при самом активном участии Стейчена основал “Little Galleries of the Photo-Secession”, где регулярно проводились выставки лучших фоторабот, что в конечном счете способствовало признанию фотографии одним из видов изобразительного искусства, подобно живописи или скульптуре. Не менее важным, способствовавшим широкой известности галереи, было то, что благодаря проходившим в ней вернисажам, американцы могли познакомиться с работами таких выдающихся французских художников-авангардистов, как Анри Матисс, Поль Сезанн, Пабло Пикссо, Константин Бранкузи и многих других.

Стейчен одним из первых в Соединенных Штатах начал заниматься цветной фотографией, сделал первую в мире фотографию моды, впоследствии был директором департамента фотографии в Музее современного искусства (МоМА) в Нью-Йорке. А его заслуги как фотохудожника трудно переоценить. Достаточно сказать, что в 2006 году на аукционе его фотография под названием “The Pond - Moonlight” была продана за два миллиона девятьсот тысяч долларов. Правда, это случилось уже после его смерти. Однако, и при жизни Стейчен не был бедным человеком, потому и неудивительно, что он обладал столь солидным поместьем, часть которого стала региональным парком.

Дамба на Steichen's Pond
Однако мы отвлеклись. Отправимся обратно в парк. В тот замечательный предпоследний день марта мы неспеша шагали по тропинке, протоптанной вдоль берега пруда. И хотя деревья вокруг стояли еще голыми, во всем чувствовалось приближение весны. Сквозь прошлогодние опавшие листья пробивалась молодая зеленая трава, а местами попадались целые поляны, усыпанные цветущими белыми подснежниками со склоненными головками. В сырых же местах, ближе к воде, частенько красовались мои старые, экзотического вида, знакомцы, с которыми я уже встречался раньше в других местах.

Это были сидящие прямо на земле темно-пурпурные, иногда с зеленовато-фиолетовыми пятнами и полосками “цветы”, похожие на сложенные лодочкой ладони двух небольших рук. На самом деле то, что обычно принимается за цветок, является листовым покрывалом как бы укутывающим подлинное соцветие, похожее на слегка вытянутый овальный початок. Его можно увидеть, если заглянуть в щель между достаточно мясистыми “ладошками” бережно его охватывающими и как бы защищающими нежную эту драгоценность от возможных весенних холодов и низких ночных температур. Позже из земли появляются сердцевидные с заостренной верхушкой листья, расположенные в виде розетки.

Скунсовая капуста
Американцы называют это растение Skunk Cabbage, что в переводе означает скунсовая капуста. Хотя на мой взгляд принять выглядывающий из земли темно-бордовый комочек за небольшой кочанчик красной капусты довольно трудно. По-русски это растение, имеет говорящее само за себя, переведенное с латинского, название - связноплодник вонючий.

Дело в том, что главными опылителями связноплодника являются навозные мухи и жуки, для которых самым привлекательным запахом обладает сами понимаете что.

Нужно сказать, что скунсовая капуста, принадлежащая к семейству ароидных, так же как и многие другие её родственники, обладает одной очень интересной, и я бы сказал, необычной особенностью. Заключается она в том, что во время цветения у неё резко повышается температура соцветия, иногда на 10-15 и даже больше градусов Цельсия по сравнению с окружающей средой. Происходит это благодаря взрывной интенсификации дыхательного процесса, и именно в это время появляется тот самый, крайне неприятный запах от початка, который и дал повод назвать эту “капусту” скунсовой, то есть попросту говоря вонючей. Правда, оба эти процесса - повышение температуры и появление неприятного запаха досточно кратковременны и через несколько часов исчезают.

К счастью, в день нашей прогулки, связноплодник еще только собирался расцвести в полную силу, и поэтому никакого запаха не испускал.

А мы тем временем свернули в сторону от берега и стали подниматься по пологому, каменистому склону к ручью, впадавшему в пруд. Еще на подступах к нему стал слышен многоголосый хор лягушек, непрерывно выквакивающих свои брачные рулады в мелководных заводях. Хор был не очень стройным, солисты просто старались перепеть, а вернеее переквакать друг друга. Тем не менее, концерт был жизнерадостным, шел без антрактов, и мы полностью погрузились в мир звуков дикой природы.

Лягушачье царство.
На берегу одной из заводей мы остановились. Лягушки были так увлечены своими песнями, что не обратили на нас никакого внимания, и поэтому их можно было хорошо разглядеть. Они оказались на удивление небольшими и не зеленого, как я ожидал, а светло-коричневого цвета. Я удивился, как могут такие маленькие создания производить столько шума.

И вот так, стоя на берегу небольшой заводи, окруженной со всех сторон колючими кустами и высокими, сухими стеблями тростника, я вдруг неожиданно для самого себя мысленно перенесся на миллионы лет назад в эпоху динозавров, когда дикая природа жила сама по себе без нашего, человечьего вмешательства. И в те далекие времена она несомненно тоже была полна разнообразных звуков. Однако, если мы относительно легко можем визуально представить себе тот мир, то как он звучал тогда, мне, например, вообразить довольно трудно. По окаменевшим скелетам ученые смогли воссоздать внешний облик гигантов, населявших Землю, хотя и в черно-белом варианте, ибо мы не знаем как и насколько ярко были раскрашены динозавры. Не все они были великанами и, может быть, какие-нибудь мелкие виды были не менее привлекательны внешне, чем нынешние павлины. Но так или иначе, а визуальный облик той эпохи более или менее представим. А где аудиозапись ей соответствующая? Нет её. А как было бы интересно послушать брачную песню какого-нибудь диплодока. Не были же они немыми. Хотя, подумал я, возвращаясь из мезозойской эры в наше время, всё же намного лучше и приятнее, а главное безопаснее, наслаждаться пением лягушек, чем дрожа от страха слушать рёв хищного, зубастого тираннозавра.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Чудесное яичко

Пятница, Март 22, 2019

С относительно недавних пор возникла у меня с восьмилетним внуком традиция ежевечерних бесед. Забравшись в постель, он мне звонит в Бруклин из Коннектикута, и я в течение получаса-сорока минут рассказываю ему на сон грядущий какие-нибудь истории, в том числе из своей жизни и особенно из детства. И во время таких бесед иногда вспоминаю то, о чем сам давно забыл и нигде не записал. Сейчас хочу это сделать, потому что мои детские годы разительно отличаются от тех, в которых, к счастью, живут сегодня мои внуки. Надеюсь, это будет поучительно и интересно не только им. Да, и они поймут, что жизнь может быть совсем другой.
Первая история произошла когда мне было лет пять, максимум шесть, в школу я ещё не ходил. Жили мы тогда в Новосибирске. Шла война. Папа был на фронте, мама с утра до вечера работала на военнном заводе, мы с сестрой оставались дома с бабушкой.
Соседствовала с нами пожилая пара: Елизавета Даниловна, которую все звали просто Даниловна, и её муж Иван Григорьевич. У Даниловны одна нога была сильно толще другой из-за слоновой болезни, поэтому нога эта была у неё всегда забинтована. Ходила Даниловна заметно прихрамывая. Иван Григорьевич был маленьким, тощим, совершенно лысым стариканом и часто бывал в хорошем подпитии. Большую часть времени он проводил дома, во двор выходил редко, при этом всегда появлялся в галифе и сапогах, ходил на полусогнутых и курил трубку, набитую вонючей махоркой.
Даниловна с мужем владела сараем, расположенным под лестницей в сенях нашего двухэтажного коммунального дома. Так вот их сарай был лучшим из всех сараев в нашем дворе, так как он являлся как бы частью дома. В этом замечательном сарае они держали пару кур и петуха, которые в утренние часы разгуливали по двору, разыскивая червяков и букашек в его дальних углах, поросших сорной травой. Я привык их видеть и никакого особого интереса они у меня не вызывали.
Но вот однажды гуляя по нашему двору, забрел я в угол за бывшей конюшней и увидел там сидевшую в траве курицу, которая как-то заполошно и громко раскудахталась. “Что это с ней,” - подумал я. Постоял немного, но ничего нового не происходило, курица продложала кудахтать. Стало неинтересно, я было собрался уже уходить, но она вдруг замолчала, и спокойно принялась склевывать что-то около себя, чиркая лапами по земле. Я подошел к тому месту, где она только что сидела и увидел там свежеснесеннное, еще теплое, яичко. Вот это была находка! Я уставился, пораженный, на невиданное диво. Мне показалось, что у него чуть розовая скорлупа, а изнутри оно как будто светится. Чудесное яичко!
Должен признаться, что о существовании куриных яиц я знал из сказки про курочку Рябу, но никогда их не видел и тем более не ел. По крайней мере тогда я не мог припомнить такого события.

Открытка из серии, созданной по мотивам русской народной сказки "Курочка Ряба" художницей Вероникой Гашуровой
Нашим ежедневным блюдом на завтрак, обед и ужин была тушеная на сером, похожем на хозяйственное мыло, комбижире картошка, к которой утром добавлялось по стопочке кипяченого, горячего молока.
Я схватил яичко, прибежал с ним домой и рассказал бабушке, как его нашел. К моему огорчению, бабушка отправила меня к Даниловне, сказав, что коли яичко снесла её курица, то и оно принадлежит ей. Я пошел к Даниловне, постучал в дверь, и когда она её отворила, протянул ей яичко и поведал о том, как и где его нашел. Даниловна чуть задумалась и сказала, что я могу оставить яичко себе.
Радости моей не было предела! Я прибежал к бабушке, и яичко было сварено вкрутую. Я сам его почистил, потом бабушка разрезала его на две равные части, потому что у меня была ещё младшая сестренка, которая тоже не видала такого чуда, и мы яичко съели. Такого вкусного яичка я больше не ел никогда!
Вторая история произошла года через три после того, как папа вернулся с фронта. Жили мы попрежнему трудно. И вот однажды он пришел с работы домой и принёс два яичка. Их сварили и дали мне с сестрой. Это было большое лакомство. Но мы никак не хотели сразу приступать к трапезе. Мы катали яички по столу, крутили и вертели их так и сяк.
Папе, видимо, надоело наблюдать за этими нашими играми, и он предлолжил нам поставить яичко на попа. Мы тут же приступли к делу, однако все наши попытки поставить яички вертикально кончались неудачей. Они всё время падали на бок.
“А я могу это сделать”, - сказал папа. “Как?” - удивился я и протянул ему яичко. Папа взял его, стукнул о столешницу, и оно осталось стоять. Наверняка он знал историю про Колумбово яйцо.
Моё огорчение трудно передать словами. Я чуть не разрыдался. Я сам хотел разбить яичко!
А тут еще Иван Григорьевич, приняв очередную дозу спиртного, выскочил во двор в своих галифе и сапогах и принялся кричать, чтобы мы убирались в свой ИзраИль.
Было от чего расстроиться. Убраться в ИзраИль в то время было при всем желании невозможно. Оставалось только очистить яичко и съесть его на зло Ивану Григорьевичу. Что мы с сестрой и сделали незамедлительно.
Проиллюстрировать эти свои воспоминания я хочу одной открыткой своей знакомой художницы Вероники Гашуровой, из серии, созданной ею по мотивам русской народной сказки “Курочка Ряба”.

1
2

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Кайф безделья

Понедельник, Март 11, 2019

Закончился наш отпуск, который мы провели на тропическом острове: пальмы, неустанно цветущие экзотические деревья и кустарники, голубое небо, украшенное полупрозрачными, эфемерными белыми облачками, тёплое, ласковое море, поглаживающее бесчисленными бархатными лапками разомлевшее на жарком солнце тело.
Здесь окунаешься в убаюкивающую атмосферу ничего неделания, блаженного расслабления и бездумного созерцания окружающего мира. Удобно устроившись на лежаке в тени грибка, крытого сухими пальмовыми листьями, можно долго смотреть на море, любуясь разными оттенками воды. У берега она зеленовато-бутылочного цвета, чуть дальше становится бледно-голубой, потом светло-синей, а у горизонта четко отделяется от небесной лазури мерцающей полоской насыщенного ультрамарина.

Карибское море
Обычно спокойное море неожиданно может разнервничаться и разволноваться, принеся весточку от разгулявшегося где-то ветра. И тогда волны, украшенные белыми гребешками, с причмоком лижут песчаный берег, настораживая купальщиков, но не отвращая их от походов в соблазнительницу-воду, желанную и опасную, способную укачать до головокружения или убаюкать, приглушив чувство самосохранения, чтобы увлечь своей коварной мягкой податливостью в заманчивую даль, а потом садистски не выпускать на берег выбивающегося из сил любовника с помощью вдруг озверевшего прибоя.
Не желая углубляться в свернувшие вдруг не в ту, не в благостную сторону, мысли, можно отдаться созерцанию проплывающих вереницей по синей воде больших и красивых прогулочных катамаранов с мачтой посередине, но по большей части без поднятого паруса, так как все они моторизованы.
Вот так недвижно наблюдая за ними, можно незаметно для себя погрузиться в блаженную нирвану, а потом через неопределенное время вынырнув из неё, с недоумением заметить, что плывут они все только в одну сторону - с запада на восток и никогда обратно. В мозгу начинает шевелиться ленивая мысль: «А как же всё-таки они попадают в исходную точку?” Додумывать до конца это наблюдение не хочется, да и отвлекают разные пины колады, Маргариты и прочие блади мэри.
Отдыхающие смотрят с лежаков на маленьких человечков, сгрудившихся на палубах разноцветных судов, а те смотрят на ленивых загорающих, не желающих лишний раз пошевелиться, разве что подставить солнцу другой бок.

На пляже
Если не лечь, а сесть - обзор заметно увеличивается и можно, от неча делать, понаблюдать за двумя молодыми ребятами с белых робах. Один из них прикатил на пляж тачку с большим чёрным пластмассовым коробом, а другой принёс на плече стопку длинных досок. Они остановились чуть выше уреза воды точно напротив окончания деревянных мостков, проложенных по песку для удобства отдыхающих, чтобы они могли без особых усилий выбираться с берега на выложенные плиткой дорожки курорта, не утопая по щиколотку в зыбком песке. Деревянные мостки обрывались в этом месте высокой и неудобной ступенькой. Скинув тяжелую ношу с плеча, парень уложил доски в линию почти от воды до мостков, создав таким образом нечто вроде рельсового пути для тачки, а другой, не теряя ни минуты даром, принялся энергично насыпать лопатой песок в короб. «Путеец» тем временем вернулся к тачке и покатил её по доскам к краю мостков, где песок и вывалил. Сделав десятка полтора ходок, он создал плавный переход с мостков на пляж. Затем доски снова оказались у него на плече, и ребята укатили со своей тачкой в неизвестном направлении.
Но теперь вместо высокой ступеньки, с которой приходилось чуть не спрыгивать на песок, у края приливной волны появилась довольно глубокая яма откуда добывался необходимый стройматериал. Но нашими бьютификаторами этот факт в расчет не брался.

Бьютификаторы
Теперь можно было плавно перейти с мостков на песочек, но при этом следовало внимательно смотреть под ноги, чтобы не свалиться в яму. Вероятно, само собой разумелось, что при хорошем прибое вода её быстро разровняет, хотя спуск станет более крутым. Оно и к лучшему: курортники не будут долго переминаться с ноги на ногу перед тем как плюхнуться в воду, так что процесс попадания в морские объятья пойдёт значительно скорее.
Территория курорта неплохо ухожена, на зелёных травяных полянах купами растут высокие пальмы, много разнообразных цветущих деревьев и кустов. Красиво в общем.
В пруду у буфета плавают утки, бродят розовые фламинго, снуют во множестве вдоль берега камышницы. Эти размером с голубя буровато-чёрные зеленоногие курочки, украшенные красным кожистым пятном на лбу, как бы продолжающим красный же клюв, похоже присвоили себе чужие лапки с непомерно длинными пальцами, украв их у каких-то более крупных птиц. Петушки камышниц часто дерутся между собой. Но за схваткой долго не понаблюдаешь. Побеждённый обычно пускается наутёк, и победитель о нём тут же забывает. Не обращая на битвы никакого внимания, тут же плавают курочки-камышницы с выводками цыплят.

Камышница с выводком
А рядом растут высокие колбасные деревья (кигелия по-научному) с будто подвешенными на веревках толстыми батонами вареной колбасы. На старых, ещё дореволюционных, фотографиях мясных магазинов я видел нечто подобное в виде свисающих с потолка разнообразных колбас и копченостей. Здешние же увесистые, иногда полуметровой длины, колбасины несъедобны, и более того, даже ядовиты. Но человек упорен в своём желании съесть что-нибудь эдакое и пощекотать себе нервы. Едят же, рискуя жизнью, ядовитейшую рыбу фугу. Это почти как играть в русскую рулетку. Стоит повару ошибиться во время приготовления рыбы, и печальный конец предрешен. Так и тут, хотя и не совсем. Сушеные и жареные плоды колбасного дерева используют в пищу у него на родине в Африке. В худшем случае дело здесь обычно ограничивается сильным поносом.

Колбасное дерево
Зато тёмно-красные цветы у кигелии выглядят очень привлекательно. Каждый из них размером с небольшой женский кулак. Раскрываются они обычно с наступлением темноты, а с рассветом опадают, так что полюбоваться ими удается не всегда. Хотя утром на земле под деревьями всегда можно найти хорошо сохранившиеся экземпляры. Опыляются они птицами-нектарницами и летучими мышами.
Однако, вернёмся из Африки в наши палестины. Когда дует порывистый ветер, стоять, да и проходить, под кигелией, увешанной созревающими плодами, становится страшновато. Если висящий на приличной высоте «батон» оторвётся и упадёт на голову, то мало не покажется.
Гораздо безопасней дивиться на растущие по соседству панданусы с их невероятными переплетениями ходульных корней, создающими впечатление, что эти похожие на пальмы деревья с длиннющими лентовидными листьями стоят на подставках, как гигантские оркестровые пюпитры на треногах. Не хватает только дирижёра, чтобы по взмаху его палочки они прошелестели своими листьями-струнами песню о веселом ветре, который обшарил все моря и горы, и все на свете песенки слыхал.

Панданус
Периодически оживляясь к завтраку, обеду и ужину, можно дотянуть до времени, когда курорт окутывает темная, тропическая ночь. Безлунное небо распахивает перед каждым свои бездонные, усыпанные бесчисленными звёздами глубины. А если рядом тихо журчит вода, ниспадая из чаши в чашу небольшого фонтанчика, то созерцание звёзд под такой аккомпанемент задевает в душе неожиданные струны, и они начинают звучать горней музыкой. И хочется думать о чем-то хорошем, высоком и благородном, чтобы вернувшись домой, где ещё царит лёгкий морозец, незамедлительно приступить к свершению великих дел. Чтобы согреться.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Жизнь и судьба двух замечательных людей

Пятница, Февраль 22, 2019

Светить всегда, светить везде
до дней последних донца,
Светить - и никаких гвоздей,
вот лозунг мой - и солнца!

Владимир Маяковский

Такое со мной случилось впервые. Прочитав книгу, взятую в библиотеке, я не понес её тут же сдавать, как делал это обычно, а решил продлить срок пользования для того, чтобы перечитать некоторые места вновь и сделать выписки для себя.

Я научился читать довольно поздно, в восьмилетнем возрасте. Мое раннее детство пришлось на военные и послевоенные годы, отец был на фронте, мать работала на военном заводе с утра до ночи, я со своей младшей сестрой оставался дома с бабушкой, которая была занята домашними делами, так что к тому моменту, когда я отправился в школу, я знал лишь некоторые буквы. К окончанию первого учебного года я уже бегло читал и с тех пор постоянно читаю на протяжении всей своей уже достаточно долгой жизни. Бывало, что я перечитывал некоторые книги, но это случалось нечасто и через продолжительное время после их первого прочтения. А в этот раз мне с книгой не хотелось расставаться.

Речь идет о книге “Мои посмертные воспоминания”, написанной известным израильским журналистом, писателем, драматургом и государственным деятелем, основателем партии “Еш Атид” (Есть будущее), министром финансов Израиля в 2013-2014 годах Яиром Лапидом о жизни его отца Тони.

Можно сказать, что Тони Лапид был легендарной личностью, он стоял у истоков зарождения Израиля, принимал участие в войне за независимость молодого государства в 1948 году.

Он родился в 1931 году в городе Нови-Сад, расположенном в автономном крае Воеводина, который входил тогда в состав Югославского королевства. Во время Второй мировой войны Воеводина была оккупирована Венгрией. Через некоторое время все евреи города Нови-Сад были депортированы в Будапешт, откуда большинство из них затем были отправлены в газовые камеры Освенцима, а другие расстреляны и утоплены в Дунае. Отец Тони погиб в этом концентрационном лагере, а ему самому с матерью удалось спастись, дважды избежав казалось неминуемой смерти.

Первый раз это случилось, когда к колонне евреев, которых вели на расстрел, подъехал шведский дипломат Рауль Валленберг и потребовал у нацистов отпустить всех, кто являлся шведским подданным. А стали они таковыми, благодаря паспортам, которые Р.Валленберг им выдал. Мать Тони успела получить эти документы для себя и сына, и они сработали. Это спасло им жизнь.

Монумент Раулю Валленбергу в Нью-Йоке
Во второй раз уже в конце войны его с матерью опять вели в числе еще оставшихся в живых евреев по улицам Будапешта к берегу Дуная на расстрел. Они были уже около моста через реку, когда в небе появился советский самолет-разведчик. Далее цитирую по книге: “На какой-то момент колонна замерла в беспорядке. Охранники-нацисты заметались в поисках укрытия, стреляли вверх из своих шмайсеров. Мы с мамой находились недалеко от уличного туалета. Мама втолкнула меня внутрь. “Сделай вид, что писаешь”, - сказала она.
Я стоял там застыв от страха и холода, и не мог. Когда тебе тринадцать лет, и ты охвачен ужасом, ты не можешь писать. Тем временем советский самолет улетел, и колонна пошла дальше. Никто не заметил, что мы с мамой остались в зеленом туалете. Полчаса спустя никого из шедших в той колонне не осталось в живых.”

Но матери и ребенку некуда было идти. “В целом мире не было места, куда мог бы пойти тринадцатилетний еврейский мальчик, которого все хотели убить.”

Однако, несмотря на все ужасы им удалось выжить, потому что, к счастью, Будапешт вскоре был освобожден советской армией.

Они вернулись в Нови-Сад, где их никто не ждал, да и некому было. Яир пишет от имени отца о своей матери: “Нацисты не убили её, они лишь забрали её жизнь. Когда-то её будущее было очевидным: умный муж, единственный сын, просторная вилла с обеденным столом из красного дерева, туфли на шпильках специально для новогодней вечеринки, в которых она кружилась бы в танце по мраморному полу под звон бокалов с шампанским.” Но всё это было уничтожено и испепелено. И далее: “Мы всегда говорим о шести миллионах евреев, погибших в Катастрофе, но не говорим о миллионах других: тех, кто выжил, но чей мир - единственный, который они знали, - был разрушен”.

Помыкавшись в Европе, юный Тони с матерью уехал в Палестину. Он сражался за независимость Израиля, стал выдающимся журналистом и телеведущим, депутатом Кнессета, предстедателем партии “Шинуй” (Изменение), заместителем премьер-министра и министром юстиции Израиля в правительстве Ариэля Шарона, короче говоря, стал участником всех важнейших событий первых шестидесяти лет истории Израиля. Тони Лапид придерживался антиклерикальных взглядов и боролся за отделение религии от государства. Я бы вступил в его партию, если б имел такую возможность.

В общем, благодаря книге “Мои посмертные воспоминания”, я познакомился с невероятной, трагической, тяжелой и в то же время вдохновляющей, захватывающей и жизнеутверждающей судьбой одного из тех почти ста тысяч венгерских евреев, которых в годы Холокоста спас мужественный человек и выдающийся гуманист Рауль Валленберг. В 1963 году израильский Институт Катастрофы и героизма Яд ва-Шем присвоил Валленбергу звание Праведника народов мира. Он удостоен множества наград, к сожалению, посмертно. Его именем названы улицы в десятках городов мира, а во многих из них установлены ему памятники.

Есть такой памятник и у нас в Нью-Йорке. Но прежде чем рассказать о нем, я думаю, следует хотя бы вкратце напомнить о жизненном пути этого замечательного человека. И это тем более уместно, что сегодняшний разгул антисемитизма в европейских странах, напоминающий времена перед Второй мировой войной, не дают возможности расслабиться, уповая на государство Израиль. Этому в немалой степени способствовал наплыв эмигрантов из стран Ближнего Востока и Северной Африки в европейские государства, где они нашли немало единомышленников среди местных ненавистников евреев.

Меня лично поразила информация о том, что произошло совсем недавно, а именно 19 февраля сего года во французской деревне Катценхайм, где ранее неонацисты и антисемиты разрушили и осквернили более девяноста могил на еврейском кладбище.

Уверен, большинство читателей газеты знают об этом гнусном преступлении, и, тем не менее, хочу ещё раз о нём напомнить. В Катценхайм приехал президент Франции Эммануэль Макрон, чтобы выразить свою поддержку еврейской общине. Однако, прямую трансляцию с места события, организованную телекомпанией France для более чем миллиона подписчиков Facebook’a, пришлось прервать из-за невероятного потока мерзких антисемитских высказываний в комментах, количество которых превысило возможности телекомпании по их устранению. Факт красноречивый и свидетельствующий о том, что простыми заявлениями о недопустимости антисемитизма ослабить этот настрой (я не говорю о его искоренении), невозможно. Нужны серьёзные действия, а не слова.

А теперь самое время вернуться к Раулю Валленбергу. Он родился в 1912 году в известной и богатой семье шведских банкиров. В 1935 году окончил Мичиганский университет в США и вернулся в Швецию, где в предвоенные годы успел сделать карьеру успешного бизнесмена, обладавшего широкими связями в деловых кругах многих государств Европы.

Надпись на одной из колонн Монумента
В 1944 году он был направлен в Будапешт в качестве шведского дипломата. Используя малейшую возможность, Валленберг сумел выдать десятки тысяч шведских паспортов людям, стоявшим перед лицом неминуемой гибели.

За несколько дней до ареста он был предупрежден о риске, которому подвергается. Но он не отказался от продолжения своей деятельности, сказав: «Я добровольно принял это назначение и никогда не вернусь в Стокгольм не сделав всего, что есть в человеческих силах для спасения возможно большего числа евреев». В январе 1945 года Рауль Валленберг был схвачен агентами СМЕРШ’а и погиб в Лубянской тюрьме.

В 1981 году решением Конгресса Соединенных Штатов Р.Валленберг был провозглашен почетным гражданином Соединенных Штатов Америки. До этого такой чести был удостоен лишь один человек - Уинстон Черчилль.

В середине ноября 1998 года в Нью-Йорке на Манхэттене в том месте, где Первая авеню обтекает с двух сторон небольшой участок земли с упирающейся в него 47-ой улией, тогдашним мэром Нью-Йорка Рудольфом Джулиани был торжественно открыт Монумент Раулю Валленбергу в присутствии крон-принцессы Швеции Виктории, Нобелевского лауреата Эли Визеля и других высокопоставленных лиц и гостей.

Рудольф Джулиани в своем выступлении на открытии монумента сказал, что «Рауль Валленберг был великим гуманистом, пример которого вдохновляет не только народ его страны, но и людей всего мира. В один из самых мрачных периодов современной истории, во время, когда невероятные зверства гитлеровского режима потрясли мир, Валленберг был маяком света, дававшим надежду на спасение десяткам тысяч людей».

Автором нью-йоркского монумента является известный шведский скульптор венгерского происхождения Густав Крайц. Своё произведение он назвал «Надежда». Монумент представляет собой пять черных колонн, вырубленных из коренных пород диабаза в Швеции. По замыслу автора они должны напоминать руины опустошенного города. Самая высокая, почти шести с половиной метров колонна, увенчана голубой керамической сферой, символизирующей Надежду. Площадь вокруг колонн выложена гранитной брусчаткой, которой когда-то были вымощены улицы в еврейском гетто Будапешта. Эти камни являются подарком от венгерской столицы.

Среди «руин» у подножия одной из колонн стоит бронзовый портфель, подобный тому, в котором Валленберг хранил дипломатические документы и заготовленные заранее незаполненные бланки шведских паспортов. Этот портфель как бы оставлен здесь на минутку, он создает впечатление, что его хозяин сейчас вернется и продолжит выполнение своей героической миссии. Его работа явно не закончена. И это действительно так.

Монумент «Надежда» является подарком нашему городу от Маркуса Сторча и его семьи. Отец Маркуса Гилель Сторч был лидером Всемирной еврейской ассоциации в те времена, когда родилась идея послать Валленберга в Будапешт для спасения венгерских евреев.

Я уже писал, что памятники Раулю Валленбергу установлены во многих городах мира. Один из них я сфотографировал в Лондоне.

Памятник Раулю Валленбергу в Лондоне
Заканчивая эту статью, я не могу не сказать, что на мой взгляд, два выдающихся человека - Тони Лапид и Рауль Валленберг посвятили свои жизни тому, чтобы светить другим людям “до дней последних донца”, как замечательно написал Владимир Маяковский.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin