I love …

Понедельник, Январь 20, 2020

Начать свое повествование хочу с известного высказывания, которое когда-то изрёк Козьма Прутков: “Бросая в воду камешки, смотри на круги, ими образуемые: иначе такое бросание будет пустою забавою”. Вот и я совершая свои ежедневные прогулки, высматриваю и фотографирую интересные и необычные номера на машинах, чтобы моё хождение по улицам не было пустой забавой.
С течением времени у меня образовалась приличная коллекция таких “custom plates”, то есть номерных знаков, сделанных по индивидуальному заказу. Рассматривая их, я обнаружил, что из них можно получить довольно много разнообразной информации, включая даже некоторую характеристику обладателя автомобиля.
При этом я считаю, что из великого разнообразия изготовленных на заказ знаков, можно сформировать определенные группы. Например, некоторые люди, связанные с медицинской деятельностью, заказывают номерные знаки с изображением медицинской эмблемы, на которой присутствует змея, обвитая вокруг посоха Асклепия - дрвнегреческого бога медицины и врачевания. У меня есть фото автомобилей с такими эмблемами на номерах, которые дополнены подписями, конкретизирующими профессию их обладателей: physician, chiropractor, RN (register nurse), paramedic и EMT (emergency medical technician). Не знаю, зачем это делается. Возможно, врачи хотят потешить своё самолюбие, а представитель альтернативной медицины желает подчеркнуть свою успешность, так как разъезжает на Maserati, но зачем другим персонам афишировать свою специальность, мне неведомо.

Paramedic
Я еще могу понять людей, помещающих на номерных знаках своих авто эмблемы клубов или организаций, в которых они состоят. Например, я заснял номерной знак с изображением радиоантенны и текстом Amateur Radio, а также строчкой, написанной азбукой Морзе.

Amateur Radio
Есть у меня и фото номерного знака с эмблемой некоммерческой волотерской корпорации Civil Air Patrol, большинство членов которой с течением времени становятся лицензированными пилотами. Иногда же хозяева легковушек пишут на знаках призывы типа “Preserve our Heritage”.

Preserve our Heritage
Для себя я это объясняю тем, что они или хотят сообщить о том, что такие клубы и организации существуют, чтобы привлечь в них новых членов, или предлагают просто к ним присоединиться.
Сразу хочу оговориться, что я не вторгаюсь в чью бы то ни было частную жизнь, публикуя фотографии номерных знаков. Их может увидеть любой прохожий, да и вообще индивидуальные номерные знаки делаются именно для того, чтобы на них обратили внимание.
Ну, а теперь о группе, которая дала название этой статье - I love. На номерных знаках этих владельцев автомобилей вслед за I нарисовано красное сердечко и идут буквы NY. В результате получается I♥NY, то есть “I love New York”. Однако, они любят не только Нью-Йорк, но обязательно и еще что-то или кого-то. И об этом, конечно, тоже сказано.
Начну с доброго и любвеобильного хозяина машины со знаком I love NY People. Думаю, что это хороший человек, хотя, если честно, очень сильно сомневаюсь в том, что все нью-йоркцы достойны нашей любви.

I love NY People
Другим таким человеком, который любит в общем, а не конкретно, является владелец машины со знаком I love NY BKLYN7. Но он признаётся не только в своей любви к Бруклину, он еще любит и Ирландию, о чем сообщает нам с помощью прицепленной к номерному знаку таблички, на которой изображены перекрещенные флаги Соединенных Штатов Америки и Ирландии.

I love NY BKLYN7
Вот еще один номерной знак человека, который любит всех сразу: Love your pet. Хотя здесь мне не совсем понятно, любит ли он моих, ваших и всех остальных жителей Нью-Йорка домашних животных, или это послание предназначено для одной конкретной персоны. Допустим всё же, что он крайне любвеобилен и любит всех подряд: кошечек, собачек, хомячков, попугайчиков и т.п.

Love your pet
Некоторую двойственность можно усмотреть и в знаке I love NY GAZIK. Дело в том, что на сайте Картаслов.ру (Карта слов и выражений русского языка) дано два значения слова Газик. Первое - мужское имя и второе - жаргонное название автомобилей повышенной проходимости ГАЗ-69, которые производились в СССР с 1952 по 1972 год.
От себя добавлю, что в первом случае Газик происходит от восточного мужского имени арабского происхождения - Гази.

I love  GAZIK
Поэтому ситуация здесь не совсем понятна. То ли обладательница этого авто любит Гази, которого нежно называет Газиком, то ли хозяин машины престижной марки BMW тоскует о своём любимом ГАЗ-69, которым владел много лет назад.
Немало я помучился, чтобы понять значение номерного знака I love NY Sengul. В английском языке такого слова нет. Оказалось, что Sengul - это турецкая фамилия. А одна из её носительниц Сабрие Сенгюль - профессиональная боксерша и чемпионка мира по кикбоксингу. Может быть кому-то она очень нравится. Хотя вполне возможно, любовные чувства направлены вовсе не на неё.

I love  SENGUL
Зато с другим номерным знаком было абсолютно всё ясно - I love NY IRINA.

I love NY IRINA
Владельцы двух других машин сообщают нам о своих весьма практичных увлечениях. Один говорит I love NY Hunting, а другой - I love NY Fishing .

I love NY Hunting
Комментировать тут нечего. Могу лишь сказать, что знакомых охотников у меня нет, а вот рыбак есть. Это мой сосед, и часть его уловов иногда попадала и на наш стол.

I love NY Fishing
Ну, и наконец, о последней любви - I love NY Knish. Книш - это пирожок. Претендентов на авторство в создании этого блюда хоть отбавляй. Это украинцы, белорусы, поляки и евреи. Все они считают кныши своей национальной едой. Я не собираюсь выступать в роли арбитра в этом споре. Однако должен заметить, что само слово “кныш” принесли в Америку евреи из Восточной Европы, сделав их известными чуть не всему миру. Начинкой кнышей может быть почти всё что угодно: мясо, капуста, картофельное пюре, гречневая каша, да ещё со шкварками, а также творог и вишня. В общем пирожок на любой вкус.

I love NY Knish
Первые заведения, в которых посетителям предлагали кныши, появились в Нью-Йорке в начале прошлого века, а потом они достаточно быстро покорили всю страну. Продавали их и уличные торговцы. Пирожки-кныши популярны и сегодня, потому что горячим пирожком можно неплохо перекусить даже на ходу.
В заключение хочу заметить, что коллекционирование фотографий номерных знаков оказалось не столь уж и пустым занятием. Я узнал из них кое-что новое, но рассказал далеко не обо всем.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Пятистишия Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова-8

Пятница, Январь 10, 2020

1-custom1
Недавно в Ираке, а может в Алжире
Убили кого-то в военном мундире.
Стрельнули ракетою простенькой с дрона -
Отстались от дядьки одни лишь погоны.
В Иране? В Ираке? Неужто в Алжире?!

2-custom1
Раз зашел в ресторан в Талахасси
От жары истомившийся Вася.
Попросил там окрошки на квасе.
Получил артишок в ананасе.
Расплатился рублями на кассе.

3-custom
Из столицы деляги большие
Скопом впились, как будто вши, в Шиес,
Чтоб свозить туда мусор и сор.
Получили же крепкий отпор.
Не желает завшивлевать Шиес.

4-custom
Поэт-самоучка из штата Нью-Гэмпшир
Поэму кропал целый месяц не емши.
Зачин посвятил он божественной Лене,
Закончил же одой в честь пачки пельменей.
И выслал их деве всё в тот же Нью-Гэмпшир.

5-custom
Раз с плеером древним по пляжам Ямайки
Курьёзный мужчина разгуливал в майке.
Разыскивал он Робертино Лоретти,
Чтоб вспомнить о самых чудесных на свете
Годах своих юных под песнь о Ямайке.

6-custom
Митрофан Феофанович Фофанов
Обожал чрезвычайно бефстроганов.
Но не ел его Митрофан,
Потому что был он веган.
День назад им заделался в Поконо.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

День неожиданных находок

Среда, Декабрь 25, 2019

Лет десять назад я часто ездил на Floyd Bennett Field. Мне нравилось прокатнуться там по широченным дорогам, которые когда-то были взлетными полосами, а потом свернуть в сторону и выйти на усыпанный створками разнообразных ракушек берег Jamaica Bay, чтобы поглядеть на широкий водный простор, подышать морским воздухом.

Однако недавно, в один из прохладных, но солнечных декабрьских дней я вновь вспоминл про Floyd Bennett Field и решил съездить туда по старой памяти, причем повторно, так как побывал уже там неделю назад.

Я считал, что видел все его закоулки и на никаие неожиданности не расчитывал. Так вот в тот день я получил возможность убедиться, что сильно переоценил свои познания о потаённых уголках этой части Бруклина, которая в 1972 году была присоединена к Gateway National Recreation Area.

Я ехал по привычному маршруту, но в последний момент решил свернуть на изрядно разбитую дорогу, куда раньше не заглядывал, и вскоре выкатил на пустынный берег Jamaica Bay, где дорога и заканчивалась. Вышел из машины и по пологому склону спустился на песчаный пляж. Вдоль прибрежной полосы ровным строем там стояли старые высокие железные сваи, которые словно сказочные богатыри грудью защищали берег от подмывавших его волн. Я не знаю, когда они были установлены, но вероятно, они дежурят здесь с тех времен, когда Поле было аэродромом, строительство которого завершилось в 1932 году.

Железное ограждение на берегу Jamaica Bay
Совершенно явственно было видно, что над железным заграждением в течение многих лет трудилась ржавчина, выступая в качестве скульптора-абстракциониста. Она с невероятной изобретательностью придала высоким, широким и толстым металлическим пластинам ингригующе причудливые формы. Их поверхность приобрела сложную фактуру из канавок, выступов, ребер и узлов, в них возникли фигурные дыры, щели и вырезы, клонились к берегу железные отщепы, грозя присоединиться к уже лежащим на песке собратьям. Эти созданные временем, атмосферным кислородом и водой скульптуры были ничуть не хуже, по моему мнению, чем некоторые изделия наших нынешних мастеров монументальных абстракций, произведенных ими из кортеновской стали. Некоторые сваи были сами по себе готовыми абстрактными скульптурами. Нужно было лишь просто извлечь их из прибрежного грунта и песка и выставить где-нибудь на оживленном перекрестке нашего восприимчивого ко всему новому города. А если сделать это оказалось бы очень сложно из-за их неподъёмности, то можно было бы просто, не ломая зря голову, скопировать их в своей мастерской и выставить на всеобщее обозрение оригинальное абстрактное произведение под собственным именем. Вряд ли можно было бы в этом случае остерегаться обвинений в плагиате. С природой в наши дни проделывают и не это.

Абстрактные скульптуры, созданные природой
Шагая оп пустынному песчаному пляжу и рассмотривая вблизи произведения, созданные совместными трудами человека и природы, я почему-то вспоминл про каменных истуканов на острове Пасхи, которые тоже стоят рядком на берегу океана, отрешенно и загадочно глядя на воду.

А еще вспомнил про постмодернистскую, абстрактную, созданную из обрезков стальных труб, композицию “The Garden before the Snake” известного испанского скульптора и художника Анхеля Орензанца, с 1986 года живущего в Нью-Йорке. Она находилась во временой экспозиции недалеко от штаб-квартиры Организации Объединенных Наций на площади Дага Хаммаршельда в Манхэттене, где я её и сфотографировал в конце 2007 года. Обнаруженные мною произведения матушки природы выглядят, на мой взгляд, не менее изобретательно.

"The Garden before the Snake" Анхеля Орензанца
Покинув берег, украшенный замечательными скульптурами, я отправился в северную часть Поля, где раньше почему-то никогда не бывал. В этом месте бывшего аэродрома находится Floyd Bennett RC Flying Field. Сокращение RC означает Radio Control. В общем в этом месте запускают радиоуправляемые модели самолетов.

Сам этот участок обширнейшего Floyd Bennett Field выходит к побережью Mill Basin. Именно там, в очень пустынном месте, где невдалеке одиноко стояла чья-то машина, я запарковался и вышел на берег пролива. Оттуда хорошо гляделась дуга являющегося частью Белта моста, переброшенного через Mill Basin. И в той же западной стороне метрах в трехстах от себя я увидел на берегу какое-то большое почти кубической формы сооружение, обращенная ко мне стена которого была покрыта разноцветными граффити.

Не долго раздумывая, я направился в ту сторону. Прибрежный песок был достаточно сухим, но местами с берега сочилась вода, сбегая в пролив, и мои башмаки оставляли мокрые следы среди камней, обросших зеленым мхом. Вокруг - ни души. Глушь.

Подойдя ближе в сооружению, я понял, что случайно обнаружил заброшенное здание с огромными окнами, стекла в которых почти полностью отсутствовали. Я почуял запах открытия картинной галереи. И не ошибся.

Заранее скажу, что обошел здание со всех четырёх сторон, и все они были почти до верху изрисованы граффити, а внутри обнаружилась картинная галерея куда более богатая, чем в заброшенном складе, про которую я писал ранее.

Работа художника с ником  "Token 3784"
Вход в здание находился с северной, противоположной берегу, стороны. В него вели покосившиеся, окруженные густыми зарослями кустов, деревянные мостки, на которые я ступил с некоторой опаской, боясь провалиться вместе с ними. К счастью этого не случилось.

Я поднялся наверх. Деревянная дверь, тоже изрисованная, была выбита и валялась на полу. Миновав дверной проем, я оказался в очень большом, совершенно пустом, светлом помещении, все стены которого от пола до высокого потолка были покрыты цветными рисунками. Я почувствовал себя внутри художественной галереи, отличающейся от обычной тем, что здесь невозможно снять картину со стены и унести с собой.

Чтобы полностью покрыть стены зала граффити, нужно было притащить сюда лестницу, потратить много времени на работу и вложить немало денег в краски, многочисленные пустые баллончики от которой валялись на полу в разных концах просторного помещения.

Практически все рисунки были выполнены в стилях баббл и уайлд. Причем стоит отметить, что поверх первоначальных и достаточно интересных рисунков, сделанных в основном райдером с псевдонимом “Token 3784″, были нанесены многочисленные каляки-маляки более поздних пришельцев, которые без должного уважения отнеслись к работам своего коллеги.

Работа художника с ником  "Token 3784"
Хочу отметить, что и в бейсменте здания стены тоже были изрисованы. Граффитчики не поленились залезть и туда. Я в подпол забраться даже не пытался. Сделал несколько фотографий, присев на корточки.

Ясно также, что здесь поработали несколько профессионалов, не считая всякую мелочь.

Одна из стен "галереи"
И ещё одно замечание. Я полагал, что энтузиазм граффитчиков в последние годы как-то выдохся. Но на северной наружной стене здания оказались рисунки, сделанные в 2019 году художником с ником “acid”. Так что стрит-арт ещё жив и не думает сдаваться. И, по всей видимости, его приверженцам жутко не хватает места, где они могли бы развернуться, судя по наложенным один на другой рисункам.

Вернувшись домой, я прогулялся по Интернету и нашел там произведения художника с ником “Token 3784″ в разделе Brooklyn Street Art. Кому интересно, может туда заглянуть.

Наконец, последнее. Всемирно известный уличный художник Бэнкси создал в Бирмингеме граффити, приуроченное к Рождеству. Видео с этой его работой легко найти в Интернете. Там запечатлен бездомный, который сидя на скамейке рядом со своими вещами пьет воду, а затем ложится, подкладывая под голову мешок. И в этот момент, как некая развязка, на записи появляется пара нарисованных на стене оленей, запряженных не в сани, а в эту самую скамейку.

В общем искусство граффити живо и лично мне очень нравится.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Письма из молодых лет

Четверг, Декабрь 12, 2019

На сенокосе
Оле

Из-за гор рядами строчек
Я пальнул в тебя опять,
Хоть ты может быть не хочешь
Больше писем получать.

Дней уже прошло немало,
И вечернею порой
Что-то мне мечтаться стало –
Мысли связаны с тобой.

Что ни делаю теперь я:
То ли грежу на заре,
То ль как жалкий подмастерье
Брею бороду горе,

Мысль о будущем свиданьи
Не отходит ни на шаг.
Ох уж это ожиданье!
Не кончается никак!

Но промчусь напропалую
Через толщу скучных дней
И тебя я зацелую
Всю до кончиков ногтей!

Ак-Шийрак
Нине

Ну вот, я там, куда стремился –
Сижу почти что в облаках.
Чего хотел, того добился,
А насторение не ах.

Причин тому не меньше тыщи,
И вот одна (тебе не лгу):
Стонал во Фрунзе от жарищи,
А здесь согреться не могу.

Среди вершин и шапок снежных
Лютует ветер наверху,
А для тепла мои одежды
На рыбьем сделаны меху.

А в довершенье безобразий,
Одолевающих меня,
В четвертый раз мой нос облазит,
Хоть сам я белый иссиня.

Конечно, все шучу я, Нина,
Ты это сразу поняла,
Но в шутках правды половина,
И таковы мои дела.

От обстоятельств мы зависим:
Стремиться людям не впервой
Душой в заоблачные выси,
А делом – в омут головой.

Я не минул судьбу такую,
Но мне пора кончать рассказ…
Тебя я, Ниночка, целую
За каждый день по десять раз!

Киргизия, пос. Ак-Шийрак,
Около 4000 м над уровнем моря.

Из командировки
Любе

Шлет кочевник-поневоле
Из Оша тебе привет.
Я устал от этой роли –
Дальше ездить – силы нет.

Я надеюсь, ты мне веришь.
Как живу – сама суди:
Три района я проверил,
Два маячат впереди.

Началось в Джалал-Абаде.
Там дела – не первый сорт.
Чтоб грехи свои загладить,
Нас свозили на курорт.

Принимали мы там ванны,
Пили воду, ели плов…
В результате вместо бранных
В справке пара добрых слов.

C’est la vie! И все довольны.
Рад главврач, а с ним и я.
От хозяев хлебосольных
Держим путь в Кызыл-Кия.

Там живем при горбольнице,
Проверяем – не спешим.
Доказать главврач стремится,
Что здесь фрукты хороши.

А потом откочевали
Мы с проверкой в Кадамжай.
Недостатков там собрали
Богатейший урожай.

И сейчас опять мы в деле.
Все бы бросить – и домой!
Ведь уже почти неделю
Мы не виделись с тобой!

Почему-то мне не спится.
В чем причина – не пойму.
Все наверно разрешится,
Как тебя я обниму.

Из Москвы
С.

Я уже три дня в столице.
Заседаю, наблюдаю,
Как профессорские лица
Над трибуною мелькают.

За грудки один хватает
Всех своим могучим басом,
Три часа он обвиняет,
Защищает дольше часа.

Но другой его сменяет…
Не жалеючи усилий,
Что ругали – защищает,
И ругает – что хвалили.

Ну, а третий выступает
Тихо, гладко, монотонно.
Всех надолго усыпляет,
Обнимаясь с микрофоном.

И лишь все наговорятся,
Каждый переутомится,
Можно шумно собираться
И побегать по столице.

Как и все, я тоже бегал
В ГУМе, в ЦУМе, к Мавзолею.
Видел лужи с талым снегом
И еловые аллеи.

Я таинственным не буду
И секрет тебе открою:
Не один ходил я всюду,
А гулял вдвоем с тобою.

***
Ане

Уже окончена работа,
А на сердце нелегко.
Мне опять взгрустнулось что-то –
Ты ведь где-то далеко.

Лишь стемнеет, месяц выйдет,
В мыслях я к тебе бегу,
А во сне тебя увидеть
Почему-то не могу.

Озаренный лунным светом,
Я мечтаю, глядя ввысь…
Почему ж не снишься мне ты?
Ну, не вредничай, приснись!

***
Ф.
Вспомнил я под шорох хрупкий
Вкось исписанных страничек
Твои пухленькие губки,
Твои тонкие косички.

И со мной твой образ зыбкий,
Слилсь в нем и тень, и краски,
Вижу милую улыбку,
Твои кругленькие глазки.

А когда совсем растает
В вышине заката пламя,
Сверху месяц мне мигает
Тоже круглыми глазами.

***
Розе

Сегодня был денек чудесный,
Сияло солнце в вышине,
Весна в душе цвела и пахла,
Блестело небо синевой,

И в эту синь врезались горы
Зубцами яркой белизны,
И тени были голубыми
В ущельях узких между гор.

Один за городом я ездил
По тем местам, где мы с тобой
Катались вместе в день такой же
И все мечтал, все вспоминал…

И мне хотелось, чтобы снова
Сидела рядом ты со мной,
Чтоб в тесноте глухих ущелий,
В переплетениях дорог
Я не был снова одинок.

Ведь мне тогда приятно было,
Что ты так близко от меня,
И очень мне хотелось верить,
Что рядом друг, надежный друг.

Но это все мечты и мысли.
Очнулся: рядом никого.
Кругом завьюженные горы,
Холодный ветер за окном.

Я развернулся и поехал
Скорей во Фрунзе – и домой.
Вхожу к себе и вижу чудо:
Летает бабочка в окне,

Хоть за окном январь ярится,
В расцвете сил своих зима.
И я подумал, что наверно
Летает бабочка к добру.

***
Розе

Эти дни в почтовый ящик
Я смотрел по десять раз,
Ну, а может даже чаще,
Это правда. Без прикрас.

Ждал письма я с нетерпеньем
Много-много дней подряд,
Стало падать настроенье…
А сейчас вот очень рад,

Потому что в воскресенье
Получил твое письмо,
И плохое настроенье
Улетучилось само.

Да, мгновенья правят нами!
Я письмо твое читал
И, призвав на помощь память,
Снова все переживал.

Проносились смутно, зыбко
Три таких коротких дня:
Смех, глаза, твоя улыбка,
Все смешалось у меня.

Но припомнил понемножу
Все, что было: про себя,
Про невкусную картошку
И про милую тебя.

Были разные оплошки.
Память мне о всем мила.
Дело вовсе не в картошке,
Просто рядом ты была.

А в твоих словах про школу
Есть про радость, есть про труд.
В жизни так: тепло и холод
Часто рядышком идут.

И не может быть иначе,
Ведь наверное у всех
Отдан год на неудачи,
День отведен на успех!

Звездопад
Н.
Ночь окутала поселок,
И на свой обычный пост
Выплыл месяц из-за елок,
Засверкали искры звезд.

Этой ночью небывалой
Звезды падали звеня,
И одна звезда упала
Прямо около меня.

С этих пор я над собою
Звезд не вижу в вышине –
Ослеплен звездой земною
И горю в ее огне!

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Абсурдистские стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова

Среда, Декабрь 11, 2019

1-custom
Однажды индеец из племени кечуа
Поцапался с чукчей за чашечку кетчупа,
А грузин по фамилии Чачуа
Выпил чачи и стукнул лежачего.
Дивлюсь чрезвычайно на суть человечью я.

2-custom
Хосé Эчегарáй-и-Эйсаги́рре -
Один из лучших драматургов в мире.
Он Нобелевским был лауреатом.
Не слышали? Даёте вы, ребята!
Не знать Эчегарáй-и-Эйсаги́рре?!

3-custom
На горе Килиманджаро
Раз тушили три пожара,
А старательный профан
Загасил и сам вулкан
Спит с тех пор Килиманджаро.

4-custom
Однажды в северном штате Дакота
На Джимми Скотта напала икота.
Тогда поселился он в штате Айова,
Но там на беднягу напала корова.
Полоса невезенья у мистера Скотта.

5-custom
Раз фермер богатый из штата Айдахо
Расстался с последней своею рубахой
Всего из-за фунта базарной картошки:
Возжелал он откушать русской окрошки.
Ну, нету картошки, хоть тресни, в Айдахо!

6-custom
На печке Емеля достиг Миссисипи.
Страдая от жажды водицы там выпил.
И все корабли тут же сели на мели.
Теперь капитаны ругают Емелю:
Drink water from Volga! Don’t touch Mississippi!

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Заброшенные дома

Вторник, Декабрь 3, 2019

Вот ведь что оказалось:
на родной стороне
ничего не осталось, -
всё со мной и во мне.

Старый дом.
Вероника Тушнова.

В один из последних солнечных и относительно теплых ноябрьских дней надумал я поехать на Floyd Bennett Field, где бывал множество раз. На его обычно пустынных просторах можно легко отвлечься от изрядно поднадоевшей городской суеты.

Я медленно ехал по полю куда глаза глядят и неожиданно для себя оказался около двух длинных двухэтажных заброшенных зданий. К ним почти невозможно было подойти из-за высоких и сухих в это время года диких трав, кустов и деревьев, густо опутанных лианами и особенно вольно чувствовавшим себя здесь американским биттерсвитом, который по-русски называется древогубец лазящий, так как иногда вредит деревьям, туго опутывая их стволы. В то же время он очень декоративен осенью, так как его многочисленные плоды, имеющие вид шаровидной желтой коробочки, растрескиваясь обнажают трехдольные яркокрасные ягоды. Всё вместе это выглядит очень привлекательно. Причем биттерсвит может вскарабкиваться чуть ли не до самых верхушек довольно высоких деревьев, украшая их обезлиствевшие ветви будто маленькими елочными лампочками.

Один из заброшенных домов
Здесь же гибкие лианы, украшенные красными ягодками в обрамлении желтых створок коробочек, оплели не только кусты и деревья, но вцепились в стены зданий и затянули густой сеткой мелких веточек окна с выбитыми стеклами.

Я остановился и вышел из машины. Вокруг никого не было. Тишина. Направился к заброшенным домам. Вдоль одного из них тянулась крытая галерея, тоже густо увитая лианами. Поднялся на нее по невысоким каменным ступеням и очутился в заколдованном мире, который потихоньку разрушался под действием времени, погоды и диких растений.

Заросшая лианами галерея
С галереи увидел повисшую в воздухе, покосившуюся, готовую рухнуть в любой момент, лестницу, ведущую на второй этаж.

 Полуобрушившаяся лестница
Сразу же обнаружилось, что до меня здесь уже побывали. На одной из каменных колонн, к которым крепились трубчатые ограждения галереи, увидел надпись, сделанную то ли мелом, то ли белой краской на русском языке: “Здесь были Велка (вероятно Белка) и Жираф. И дата - 09/25/11″.

Хотя поначалу прочитав имя Велка, я вспомнил старый анекдот, родившийся во времена индустализации СССР, когда модными стали новые имена. Познакомились парень и девушка. Представились друг другу. Она - Вея, он - Тарик. А как полные имена: она - Веялка, он - Трактор. Так что может здесь с Жирафом была Веялка, не знаю.

 Надпись на колонне
Прогулка по этим почти поглощенным растениями полуразвалинам напомнила мне один ролик, где рассказывалось о том, что случится если вдруг все люди на Земле таинственным образом исчезнут. Первые признаки их отсутствия станут заметными уже через несколько часов по той причине, что на Земле станет гораздо темнее, так как остановятся все электростанции, работающие на ископаемом топливе, которое надо постоянно на них доставлять. Затем остановятся и все другие электростанции, а потом настанет очередь других творений рук человеческих. Через четверть века все улицы в городах зарастут травой и кустами, в них придут дикие животные, а через триста лет начнут рушиться железные мосты, небоскребы и плотины из-за разъедающей их ржавчины. И спустя всего десять тысяч лет от человеческой цивилизации не останется почти никаких следов, за исключением полузасыпанных песком египетских пирамид и отдельных участков Великой китайской стены.

Угол дома
По прошествии миллиона лет, то есть малого мига в истории Земли, возраст которой оценивается в четыре с половиной миллиарда лет, результатов деятельности человека на нашей планете практически невозможно будет отыскать. Земля станет царством растений и диких животных, которые будут чувствовать себя значительно лучше без людей.

Вот такая апокалипсическая картина промелькнула у меня в голове, пока я ходил по галерее около медленно и покорно разрушающихся, брошенных людьми на произвол судбы, отслуживших своё, строениями.

По возвращении домой я еще довольно долго находился под впечатлением от увиденного. Как раз в эти дни я читал книгу Александра Мелихова “Под щитом красоты” и остановился на эссе под названием “Требуется Шестов”, в котором меня зацепила фраза о том, что “неизменность - один из китов человеческого счастья”.

Прочитав её, я почему-то сразу вспомнил старый, но давным-давно разрушенный и снесенный дом в Новосибирске, где прошли мои детство и юность. А мне бы так хотелось его увидеть. Это был купеческий двухэтажный дом дореволюционной постройки, в котором уместилось 14 семей. Первый его этаж был кирпичный с фигурной кладкой, второй - деревянный, с резными наличниками вокруг окон, а фасад под крышей украшали две резные деревянные розетки.

Старый дом, которого нет
Дом находился близко к центру города. Я понимаю, что старое должно уступать место новому. Но почему бы не сохранить кусок исторической застройки в центре города, что сделало бы его не только гораздо более привлекательным с туристической точки зрения, но при этом была бы ещё и отдана дань исторической памяти, дореволюционной архитектуре старого Новониколаевска, как город назывался во времена его основания.

Я понимаю также, что моё желание сохранить именно тот участок городской застройки, где стоял МОЙ дом, является не совсем справедливым и даже эгоистичным. Не сомневаюсь, каждый поддержал бы меня, но только с тем условием, чтобы сохранен был тот городской квартал, в котором прошло именно ЕГО детство. Но что тут поделаешь, всем не угодишь.

В эссе, о котором я упомянул выше, под неизменностью, конечно, понимается более обширное философское понятие, чем простая неизменность некоторых материальных объектов, но их неизменность может быть важной для отдельно взятого человека. Счастливчик тот, кто родился и провел свои детские годы в каком-нибудь историческом здании, которое занесли в регистр национальных памятников, и он теперь через полвека или больше может приехать и увидеть часть своего детства, как это сделал американский внук Маяковского, в ролике показанном недавно в одном из телевизионных шоу.

Мое детство - это глухие, заросшие по углам лопухами, крапивой, полынью и чёрным пасленом дворы, упрятавшиеся меж одно- максимум двухэтажных домов дореволюционной постройки, неглубокая, сбегающая в близлежащий лог, канава, забитая мусором, принесенным весенними ручьями и летними ливнями, булыжная мостовая с конским навозом и остатками деревянных тротуаров вдоль неё.

Зрительные образы всего этого крепко сидят в моей памяти, и даже малое, почти незаметное внешнее совпадение с ними, влечет неумолимо меня к себе, трогает за душу до сих пор. Так выглядели моя родина и моё детство и, хотя кому-то сказанное мною может показаться странным, но память о тех не очень уютных, запущенных, исчезнувших навсегда местах и том беззаботном для меня послевоенном, но безусловно тяжелом для взрослых людей, включая моих родителей, времени, милы и дороги моему сердцу.

И я благодарен двум заброшенным, разрушающимся домам, подарившими мне приятные и немного грустные, связанные с ушедшими временами и неизбежными потерями и утратами, воспоминания.

1
2

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Свет чудесных акварелей

Четверг, Ноябрь 21, 2019

В прошлую субботу в Kings Bay Library, расположенной по адресу 3650 Nostrand Avenue, с большим успехом прошла презентация акварелей нового члена Еврейской Гильдии мастеров изобразительного и прикладного искусства Александра Портнягина. Сама же выставка его произведений открылась 28 октября.

В выставочном зале библиотеки не было свободных мест. Пришли родственники, друзья и знакомые художника, члены Гильдии и просто любители искусства.

Во вступительном слове координатор выставки Нина Цыпина упомянула имя члена Гильдии замечательного акварелиста И.М.Безчастного, экспозиция художественных произведений которого, проведенная в память о нем, только недавно закрылась. И вот теперь ему на смену пришел новый, молодой художник, который принес на суд зрителей более сорока замечательных акварелей.

Выступающих было много, и все они единодушно дали высокую оценку картинам Александра. Один из старейших членов Гильдии Леонид Алавердов подчеркнул, что практически в самой трудной технике живописи - акварели Александр добился высокого мастерства, а в целом для его творчества характерны яркие, сочные краски. И это очень точное замечание. Я согласен с тем, что на картинах Александра тепло и солнечно. Вероятно, сказываются впечатления детства и юношества, которые прошли у него в Ташкенте. Причем тот факт, что он пишет акварели по-мокрому только подчеркивает его мастеровитость, ибо это требует от художника точности в выборе цвета и тона, так как рисунок меняется сам по себе до тех пор, пока бумага окончательно не высохнет.

Александр любил рисовать с детства и в общем-то никогда не изменял этому своему увлечению. Раньше он делал карандашные рисунки, работал с гуашью, а здесь увлекся акварелью.

Александр Портнягин с женой и сыном
Излюбленным его жанром является городской пейзаж, хотя, конечно, только этим он не ограничивается. Однако избранный им метод акварельной живописи по-мокрому как нельзя лучше подходит именно для изображений пейзажей.

 Городской пейзаж
Его картины - это в основном его воспоминания о различных городах, посещенных во время путешествий. Я не сомневаюсь в том, что картина, написанная собственными руками, всегда более точно может передать эмоциональное состояние человека, любующегося улицами, по которым он гуляет, нежели любая, даже самая хорошая фотография.
К сожалению, я не могу показать лучшие работы Александра, потому что акварели экспонируются в рамках под стеклом, а при фотографировании стекло бликует, что не позволяет сделать качественный снимок.

Рыбак
Тем не менее, характер картин неплохо раскрывают вид улочки в южном городе и акварели под названиями “Рыбак” и “Альпы”. Очень хорош портрет сына, показывающий мальчишку с выпавшим зубом.

Альпы
А теперь несколько слов о самом художнике Александре Портнягине. После окончания школы в Ташкенте Александр поступил в Московский институт электронной техники, после завершения учебы в котором работал в Москве инженером-конструктором микроэлектронной аппаратуры.

История его личной жизни, о которой он сам рассказал, показалась мне - человеку на поколение, и то и на полтора, старше его, интересной и очень современной. Со своей будущей женой он “встретился” на сайте знакомств в интернете. Она в то время жила в Нью-Йорке. В процессе переписки выяснилось, что она тоже из Ташкента, и, более того, они учились в параллельных классах в одной школе, но в то время не были знакомы. Зато у них оказалось много общих друзей.

И тут мне вспомнилось одно из высказываний известного актёра, сценариста и писателя Вениамина Смехова утверждавшего, что “самые реальные связи - виртуальные”. А в жизни случилось всё наоборот: витруальная связь Александра и Алёны закончилась в 2011 году самым реальным браком, в результате которого через год появился мальчик по имени Бенджамин.

 Портрет сына
При этом стоит отметить, что сама по себе виртуальная связь у них не была лишена романтизма. По словам Алёны Александр сочинил для неё за время переписки массу замечательных лирических стихов, которые она хочет издать отдельной книжкой. И от себя добавлю, неплохо бы с иллюстрациями мужа.

Сейчас Александр Портнягин живет в Нью-Йорке, работает программистом.

В заключение хочу упомянуть и о выступлении перед присутствующими семилетнего сына художника. Бенджамин сказал, что ему очень нравится, как рисует папа, и ему хочется научиться рисовать так же хорошо, как он. Что ж, пожелаем отцу и сыну больших успехов в замечательном искусстве живописи.

1

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Стихи Бориса Рубина с рисунками Виктора Козлова

Воскресенье, Ноябрь 17, 2019

Предваряя очередную порцию лимериков, я хочу слегка дополнить то, что писал о них перед первой публикацией их первой подборки в газете “Репортёр”.

Однако сначала напомню, что основателем этого стихотворного жанра является английский поэт и художник Эдвард Лир. Лимерик - это пятистишие, в котором рифмуются первая, вторая и пятая строки, а третья с четвертой.

Слово лимерик происходит от названия ирландского города Лимерик. Считается, что в иронических куплетах, которые распевали ирландские солдаты, состоявшие на службе у французского короля Людовика XIV, в припевах они часто упоминали название своего родного Лимерика. Оттуда всё и пошло. При этом следует отметить, что ударение в названии этого города падает на первый слог. Но попробуйте произнести слово ли́мерик во множественном числе. По-моему это страшно неудобно. Ударение как-то просится на второй слог. Пример такого переноса я нашел в книге “Полное собрание абсурдных стишков-лимериков с рисунками Эдварда Лира”, в переводе Владимара Ковнера, опубликованной в 2015 году в Бостоне. Там страничка с благодарностями переводчика начинается с такого двустишия:

Экономны по форме лимерики,
Смех животный от них - до истерики.

Ясно, что в данном случае допущена поэтическая вольность, то есть использовано право поэта в целях сохранения ритма и рифмы переносить ударение с одного слога на другой. Такие вольности встречаются у многих поэтов, включая А.С.Пушкина и М.Ю.Лермонтова, не говоря уже о других. Например, стихотворение “Обвал” А.С.Пушкина начинается с таких строк:

Дробясь о мрачные скалЫ,
Шумят и пенятся валы,

А написал я всё этого в качестве оправдания того, что в паре своих лимериков использовал это слово с ударением на второй слог. Надеюсь, что уважаемые читатели простят мне эту вольность. Не я первый.


Узнали учёные, что лишь холерики
Способны писать неплохие лимерики.
Старались флегматики и меланхолики,
Но враз начались у них спазмы и колики.
А дальше и вовсе случились истерики.


Один джентльмен из Америки
Читал постоянно лимерики,
На скамеечке сидючи в скверике.
Но со зла утопился он в ерике
Про себя обнаружив лимерики.


Недотёпа один в денёчек сумбурный
Из-под кофе стаканчик выбросил в урну,
Попал же в кого-то в бронежилете.
И тот целый день (его пожалейте!)
Ужасно страдал и кричал нецензурно.


Однажды любовница Наполеона
Ему отказала, наверно, спросонок,
И он, сбросив с носа златое пенсне,
Убил её с криком: “Ты не Богарне!”
Вот так погубил он немало девчонок.


На Аляске однажды в ручье Кетчикан
Чавычу со сноровкой ловил старикан.
И горбушу с кетою не упускал,
Демонстрируя всем свой грозный оскал.
К зимней спячке готовился тот старикан.


Разли́лась в горах широко Титикака.
Там жил Габриэль - весельчак и гуляка.
Он плавал с удой на каяке,
Форельку ловя в Титикаке.
И выпив текилы, кричал: “Титикака!”

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Кто празднику рад…

Понедельник, Ноябрь 11, 2019

Субботний день 26-го октября провел я в маленьком, симпатичном и уютном городке Риджфилд в Коннектикуте, где живут представители среднего американского класса.

Погода установилась там, как по заказу: ярко светило солнце, было тепло и красиво от одевшихся в осеннее разноцветье кленов. И именно в этот день с десяти утра и до полудня в центре города перекрыли большой отрезок главной магистали и устроили для детей празднование Хэллоувина, так как 31 октября выпало в этом году на четверг - рабочий день. А так родители с детьми могли прийти на общее гуляние, показать себя и посмотреть на других. В общем, поступили по русской поговорке: “Кто празднику рад, тот за неделю пьян”.

Main Street
Правда, пьяных на улицах не было, зато центральный отрезок Main Street был заполнен толпами детей в самых разных нарядах в сопровождении родителей, бабушек и дедушек. Причем взрослые тоже во многих случаях не отказывали себе в удовольствии пройтись по улице в образе какого-нибудь сказочного персонажа из мультика.

В толпе
Даже некоторые собаки были одеты в хэллоувинские наряды, как например, та, что под предводительством своей хозяйки прогуливалась с бараньими рогами на голове. Настоящий овцепёс.

Овцепёс

В дверях всех магазинов и офисов на этом участке улицы стояли их работники и раздавали детям конфеты и сладости, но в числе подарков были также светящиеся палочки (glow stick), мелкие резиновые игрушки и цветные наклейки (sticker). Всё зависело от того, чем тот или иной магазин торговал. Дети радовались и бегали с сумками и корзинками от одних радушных хозяев к другим. А я подумал, это сколько же надо было закупить конфет и сладостей, чтобы не обделить подарком кого-нибудь из огромной, шумной и веселой оравы трик-ор-тритающих детей?

Взрослые тоже веселились от души. В толпе горожан гулял и сенатор от штата Коннектикут в Конгрессе США, член демократической партии Ричард Блументаль (Richard Blumenthal) в сопровождении Rudi Marconi - главы правления исполнительной власти Риджфилда или First Selectman, как называют эту выборную должность в небольших городках Новой Англии. Многие горожане с ними фотографировались, на что народные избранники охотно соглашались.

В шумной, веселой, смешливой толпе встречались знакомые, друзья и соседи, одноклассники и их родители, они приветствовали друг друга, бросая пару слов на ходу или останавливались, позволяя своим детям рассматривать на друзьях и подружках “страшные” или забавные костюмы, купленые в магазине или изготовленные дома с незаурядной выдумкой и фантазией.

Пингвин и бабочка
Все это походило на большой семейный праздник, где каждый был желанным гостем. Я же поначалу чувствовал себя сторониим наблюдателем, но потом и сам проникся необыкновенным чувством общности и единения со всеми жителями этого чудесного городка.

Ничего подобного в Бруклине, где живу, я себе представить не могу.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Читай, и ты полетишь

Понедельник, Ноябрь 11, 2019

На днях прогулялся до Kings Bay Library, что находится недалеко от дома, в котором живу, сдал две прочитанные книжки и взял две новые. Никаких проблем, каждый желающий может записаться в библиотеку, а затем пользоваться её книжным фондом.

А начиналось это здесь без малого двести лет назад. Первая библиотека для публики в Бруклине открылась летом 1823 года, когда была создана “The Apprentices’ Library Association of the Village of Brooklyn”. Это было время, когда Бруклин даже не получил еще статус города, а был лишь просто поселком. Во главе ассоциации, насчитывавшей 180 членов, стоял Роберт Сноу. Под библиотеку был арендован небольшой дом на Фултон авеню, где к январю 1824 года было собрано 724 книги и 150 брошюр, подаренных членами ассоциации. Очаг культуры поселка Бруклин работал по субботам с 4 до 9 часов вечера. Первым его заведующим был Эразм Уортингтон, обслуживавший 70 постоянных читателей и получавший 75 центов в день.

Система бруклинских публичных библиотек возникла после принятия специального акта Законодательным собранием штата Нью-Йорк почти 130 лет назад в мае 1892 года. Первоначально бруклинская система виделась как сеть небольших библиотек, относительно равномерно размещенных на территории города (Бруклин вошел в состав Нью-Йорка в 1898 году) и не связанных с каким-либо одним центром. До начала строительства Центральной библиотеки на Grand Army Plaza было еще двадцать лет.

Развитию сети публичных библиотек в Бруклине очень помог известный предприниматель и меценат Эндрю Карнеги. Отец-основатель современной американской филантропии, богатейший человек Америки, продавший в 1901 году свой сталелитейный бизнес за 480 миллионов долларов, что в пересчёте на современный курс американской валюты соответствует 400 миллиардам, пожертвовал девять десятых своего гигантского состояния на благотворительные нужды.

Будучи самоучкой и понимая, что в новом веке образование станет необходимым условием для достижения успеха в любом деле, он решил предоставить возможность “систематически заниматься чтением и самообразованием” как можно большему количеству людей.

В Бруклине на пожертвованные Эндрю Карнеги деньги между 1901 и 1923 годами была построена двадцать одна библиотека. В настоящее время у нас имеется 58 региональных библиотечных отделений, не считая Центральную и Промышленную библиотеки, в которых в общей сложности собрано более шести миллионов различных печатных изданий, аудио- и видеокассет, а также компакт-дисков.

И всем этим богатством каждый желающий может пользоваться совершенно бесплатно.

Однако так было не всегда. Подтверждение этому факту я нашел недавно совершенно случайно на блошином рынке. Люблю рыться там в книгах. Редко, но иногда там все же удается откопать что-то интересное с моей точки зрения.

Вот так наткнулся я, копаясь в большой стопке книг, на первое издание (1946 год) бестселлера того времени “Their Ancient Grudge” (”Их старинная вражда”), автором которого был Harry Harrison Kroll. Купил книжку из-за расположенного на внутренней, изнаночной стороне её переплетной крышки фиолетового, ромбической формы, штампика “Lending Libraries Co. For Rental only”, а также бумажной наклейки на форзаце с текстом: “Special Rate. 15 c. for first 3 days. 3c. each additional day”. Там же была, вероятнее всего, владельческая подпись “Mrs. Ruth Shuman”, сделнная простым карандашом.

Обложка книги
Текст внутри штампика гласит, что эта книга когда-то принадлежала одной из библиотек компании, в которой книги можно было брать только в аренду, естественно, за определенную плату. К сожалению, нигде не было указано, где эта библиотека находилась и как она называлась.

Штамп в книге 1946 года издания
Идея создания подобной библиотеки впервые была осуществлена в Филадельфии в 1731 году по предложению Бенджамина Франклина. В те времена книги стоили очень дорого, их могли покупать только состоятельные люди. Чтобы сделать печатные издания более доступными, члены клуба называвшегося “Кожаный фартук”, в который входили торговцы и ремесленники, объединили свои книги в одном месте, внеся еще и вступительный взнос. Существовала также и ежегодная плата за пользование общими книгами. Собранные таким образом деньги расходовались на пополнение библиотеки. Из Пенсильвании идея таких библиотек распространилась и на другие штаты.

С какими-то видоизменениями подобные библиотеки просуществовали достаточно долго, по меньшей мере до середины прошлого века, доказательством чему и может служить найденная мною книга. На бумажке, приклеенной к ее форзацу, указано, что за первые три дня её аренды нужно было заплатить 15 центов, а затем платить по 3 цента за каждый дополнительный день.

Наклейка в книге
В этой связи стоит, по-моему, напомнить, что книги здесь всегда стоили недешево, не исключая и нашего времени. На моей книге напечатана её продажная цена - $2.75. В пересчете на сегодняшний день её покупка обошлась бы в 39 долларов. Не всякий купит. А взять её в аренду, даже на 10 дней, обошлось бы гораздо дешевле: в 36 центов в 1946 году или в в 5.1 доллара сейчас, то есть в семь с половиной раз меньше.

В этом смысле мы живем в золотые времена, коли можем пользоваться книжными богатствами совершенно бесплатно.

И последнее замечание. Сейчас из библиотеки, в которую я записан, заранее приходит на мой e-mail электронное сообщение, что срок пользования книгой истекает. Мне вежливо напоминают, что её нужно сдать или своевременно продлить. Иначе, упаси боже, за каждый просроченный день мне придется заплатить аж по 15 центов. Но если быть дисциплинированным и ответственным читателем, то за пользование библиотечными книгами с меня не возьмут ни цента.

Так что “Читай, и ты полетишь”, - как очень точно заметил знаменитый писатель и поэт Пауло Коэльо.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Польза пустоты

Четверг, Ноябрь 7, 2019

Одной из замечательных особенностей Нью-Йорка является постоянное присутствие в разных уголках всех пяти его боро временных, под открытым небом, экспозиций произведений скульптуры, как отечественных так и иностранных мастеров. Такое постоянство временного придаёт и без того непрерывно меняющемуся облику нашего города неповторимую индивидуальность, своеобразную, изменчивую текучесть его внешним очертаниям, когда неожиданно для себя вдруг обнаруживешь среди привычного антуража какую-то новую, свежую деталь. Она неожиданно возникает в неожиданном месте, а затем столь же неожиданно исчезает, чтобы в другом облике возникнуть там же или где-нибудь на соседней улице, в парке, даже детской площадке, изменив и украсив на время привычный ландшафт конкретного уголка города.

Вот так в крошечном треугольном скверике - одном из двух с половиной тысяч подобных зеленых островков, называемых Greenstreets и возникших в нашем городе с момента принятия в 1996 году специальной программы по их созданию, в конце августа нынешнего года появилась скульптурная композиция Билла Солтиса (William Soltis) “Under the Sun”.

"Under the Sun" by William Soltis
Как сказано в кратком описании произведения установленного в скверике, расположенном на месте пересечения трех улиц Park Place, Flatbush and 7th Avenues в Бруклинском районе Проспект-Хайтс, - “это одна из серии скульптур, живущего в Бруклине Билла Солтиса, отражающая его эксперименты с образами, узорами и линиями, когда он в процессе работы позволяет рождаться идее, а не воплощает её в уже заранее полностью сформированном виде в художестенном объекте. Скульптор часто работает с человеческими формами, которые могут быть достаточно реальными или абстрактными, плавными, угловатыми, заостренными или искривленными с активным, пассивным или эмоциональноым жестом”.

Как я понял, скульптор стремится к тому, чтобы завершенная его работа представляла собой некий союз этих элементов с окружающей средой, в которой скульптура находится.

Свои произведения Б.Солтис нередко создает из кованого металла, используя для этого, так называемую кортеновскую сталь. Этот низколегированный, погодоустойчивый сплав давно используется в ландшафтной архитектуре из-за своей функциональности. Соль заключается в том, что эту сталь не нужно защищать от коррозии. На воздухе она быстро покрывается тончайшим слоем ржавчины, которая и служит защитной пленкой, не позволяющей окислительным процессам распространяться вглубь металла. Вдобавок к этому ржавчина кортеновской стали обладет красивым оранжевым цветом. Кортен недорог, стабилен и прочен.

Именно из этого материала и выкована скульптура, названная “Под солнцем”. Она представляет собой поставленные на попа слегка изогнутые по длине фигурные металлические пластины с вырезанными в них причудливыми щелями и отверстиями. Я смотрел на пластины с разных сторон, пытаясь уловить в их абстрактных формах какие-либо намёки на реальные объекты. Нашел одну точку обзора, откуда округлая верхняя часть одной из пластин показалась мне похожей на половинку Луны с намеком на профиль человеческого лица. Но всё это очень приблизительно. И тут я вдруг вспомнил афоризм знаменитого древнекитайскго философа Лао-Цзы: “Вазы делают из глины, но пользуются пустотой в вазе”. И стал смотреть не на металлические конструкции, а на вырезы в них. И оказалось, что в эти пустоты можно почти точно вставить некоторые части скульптуры, то есть они были вырезаны из одной пластины и поставлены рядом с материнской, образовав общую композицию.

Увидеть скульптуру работы Билла Солтиса в этом месте можно будет до конца июля следующего года.

Отностительно недалеко от зеленого треугольника, где стоит скульптура “Под солнцем”, находится другая. Если свернуть с Flatbush Avenue Extension на впадающую в неё под тупым углом Fleet Street, то сразу же с правой стороны на территории Университетской площади можно увидеть произведение проживающего в нашем городе скульптора румынского происхождения Леонарда Урсачи (Leonard Ursachi) “Bunker Head”. Его работы неоднократно экспонировались в разных местах Бруклина в том числе, например, на Cadman Plaza и в Проспект парке.

"Bunker Head" by Leonard Ursachi
“Бункерная голова” Леонарда Урсачи - это большая, стилизованная человеческая голова, напоминающая бункер, а точнее ДОТ, из амбразуры которого высунулся нос.

Свою Долговременную Огневую Точку скульптор вырезал из жесткого пенопласта и сверху покрыл её похожим на цемент материалом, используемым при строительстве зданий.

В кратком описании этого произведения указано, что “крайне стилизованне лицо отсылает нас к культовым изображениям головы в многочисленных культурах от шамана до солдата, от поэта до пророка”.

Со своей стороны могу сказать, что никаких подобных посылов при рассматривании этого ДОТа я не ощутил. При ближайшем рассмотрении легко можно было заметить, что все соружение опутано сеткой, вроде крупноячеистой марли, небрежно замазанную как бы гипсом, хотя я не слыхал, чтобы на голову накладывали подобные повязки.

В моем воображении возник образ человека, тяжело пострадавшего в какой-то катастрофе. После того, как он попал в реанимацию, его там так забинтовали, что остались видимыми только нос и край рта. Все остальное оказалось скрытым под бинтами. Таких несчастных нам любят показывать в различных детективных сериалах, когда не хотят, чтобы мы узнали в пострадавшем кого-либо из героев фильма. При этом должен добавить, что в клинике Леонарда Урсачи так неумело намотали бинты на разбитую голову, что она приобрела форму кастрюли без ручек.

А еще я вспомнил поэму А.С.Пушкина “Руслан и Людмила”, в которой храбрый Руслан сразил великанью голову. “Уж не та ли это голова после того, как над ней потрудился славный Руслан” - подумал я. Теперь вот вся замотана бинтами.

Но хватит фантазий. В реальной жизни само по себе это сооружение достаточно велико, но кто-то длиннорукий умудрился поставить на него красный пластмассовый конус. Такие используются в качестве ограждений во время дорожных работ.

Красный с белой полоской колпак придал скульптуре инфернально-клоунский оттенок из фильмов ужасов.

По сторонам от центральной амбразуры в стенках долговременной огневой точки проделаны как бы отверстия, которые на самом деле являются неглубокими нишами со вделанными в них зеркалами из полированной нержавеющей стали. При попытке заглянуть внутрь бункера через эти “отверстия”, видишь только самого себя. На что это автор намекает?

"Bunker Head" by Leonard Ursachi
Все желающие заглянуть в “Бункерную голову”, чтобы попытаться разгадать загадку, могут сделать это вплоть до октября следующего года.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Находка в заброшенном складе

Понедельник, Октябрь 21, 2019

У этой статьи довольно длинное вступление, но именно случайные впечатления от пары тех октябрьских дней, о которых я пишу ниже, помогли мне сделать неожиданную находку.

То утро было пасмурным. На равномерно серых облаках лишь кое-где вдруг возникали, но тут же исчезали, светлые пятна. Ветра не было совсем, только падающие листья желтокрылыми бабочками парили меж ветвей платанов, а затем беззвучно падали на асфальт. Воздух был приятно прохладен. День вроде бы проснулся, но еще зевал и потягивался.

Я люблю такую погоду, такие умиротворенные осенние деньки, когда природа отдыхает в спокойном ожидании грядущего. Тянет на воспоминания, размышления, на что-то возвышенное. В общем, находит на меня романтическое настроение. И в этот момент увидел я в небе стаю гусей, летящих клином, и само собой родились две строчки:

И гуси с неба клином вышибают
Остатки осени для будущей зимы.

К вечеру день разгулялся, я в это время был в Бенсонхёрсте, и перед тем как поехать домой, решил пройтись по его набережной, которая много лет была любимым местом для моих прогулок, ибо она находилась всего в паре кварталов от дома, где мы поселились сразу после приезда в Америку.

Океан был взволнован, видимо где-то далеко за горизонтом разгулялся ветер. Вода, набрасываясь на изогнутую дугой стену набережной, мчалась вдоль неё бегущей строкой, выбрызгивалась на асфальтовую дорожку, окропляя зазевавшихся прохожих. Только рыбаки спокойно стояли у края барьера, отыскав маленький пятачок, куда вода не выплескивалась, и караулили там поклёв, вцепившись в свои спиннинги.

В небе возникла радуга, и яркое предзакатное солнце вдруг стало проглядывать сквозь облака, оставляя на волнах позолоченную дорожку.

Я сделал несколько фотографий посветлевшего неба с радугой и разгулявшегося океана с маячившими вдалеке контейнеровозами, бросил на бетонное ограждение набережной прощальный взгляд, случайно зацепившийся за пару скучных каракулей-граффити на нём, и уехал домой. Но эти каракули почему-то засели у меня в памяти.

Утром следующего дня мне нужно было поехать в Бруклинский район Проспект-Хайтс, и там на Carlton Avenue на заборе из деревянных щитов, ограждающих небольшую стройку, я опять увидел граффити. Но это уже был рисунок с определенным смыслом. И я вспомнил свое старое увлечение, которое в последнее время подзабросил.

Граффити на Carlton Avenue
Впервые граффити я увидел вскоре после приезда в Нью-Йорк. Тогда это считалось хулиганством, граффитчиков гоняли и штрафовали, а их рисунки уничтожали. Мне же многие работы уличных художников нравились, и я принялся их фотографировать, справедливо полагая, что они вскоре будут закрашены или стёрты, а то и просто исчезнут вместе с забором, на котором нарисованы. А если до них будет трудно добраться, то они все равно долго не просуществуют, поблекнут и состарятся под влиянием солнечных лучей, дождей и снегопадов.

И это воспоминание побудило меня попытаться дополнить мою довольно приличную, но полузаброшенную коллекцию стрит-арта.

Я знал одно местечко, где можно было попытаться это сделать, и в первое же воскресенье туда отправился. Это была U-Haul автобаза в районе Mill Basin, на огромной территории которой ржавело множество старых грузовиков, почти как на автомобильном кладбище. Я бывал там один раз, но совершенно по другому поводу.

В тот день я собирался найти и сфотографировать там граффити на траках, так как разрисованная грузовая машина не такая уж большая редкость на наших улицах. Идея заключалась в том, чтобы создать новый раздел в своей коллекции под названием вроде “Галерея на колесах” или может быть даже проще - “Передвижники”.

На автобазе я легко нашел траки, изрисованные граффити, но совсем неинтересными. В основном они состояли из дутых букв, хотя на одном был намек на примитивный керек.

В полном разочаровании я шел к своей припаркованной машине, когда буквально в полсотне метров от автобазы увидел старое, длинное, приземистое, кирпичное здание, в котором располагались какие-то мастерские. Прогулка вдоль них не сулила никаких заслуживающих внимания находок. Однако я свернул туда, потому что где-то там громко горланил петух. Именно это меня привлекло и удивило: всё же нечасто услышишь петуха на бруклинских улицах. Петух кукарекал непрерывно, и я его очень быстро обнаружил. Ярко раскрашенный красавец обосновался на запаске припаркованной там Хонды SUV и солировал оттуда. Неподалеку я увидел и курочек. По-моему это были бойцовские куры породы азиль.

Ну, а мне ничего другого не оставалось, коль скоро я уж туда свернул, как пойти дальше вдоль неказистого кирпичного здания, весь фасад которого был изрисован примитивными граффити типа флоп.

С правой стороны от него, чуть не в самом конце асфальтированной дорожки, посреди унылого пустыря стояло большое высокое здание с почти совсем разрушенной крышей. Я подошел ближе и заметил, что наружная его стена снизу тоже почти сплошь покрыта простыми одноцветными граффити. С торца здания виднелся вход, заделанный фанерными досками, однако там оставалась довольно широкая щель. Я подобрался к ней через кучи глинистой земли и заглянул внутрь. И обнаружил там настоящую картинную галерею. Ширина щели позволяла пройти внутрь, чем я не преминул воспользоваться.

Я оказался в очень большом, совершенно пустом, прямоугольном помещении, металлические стропила крыши которого поддерживались металлическими же балками-колоннами. Вероятно здесь когда-то размещался большой склад. Внутренние боковые стены здания почти сплошь покрывали яркие, цветные граффити. Освещение было очень хорошим через сплошные дыры в крыше. Я сделал там много фотографий, заснял практически всё. Сохраню это для истории. В основном это были буквенные рисунки в стиле бабл, иногда троу-апа, флопа и уйлда. Было много просто теггинга.

Граффити на стенах бывшего склада
На всякий случай хочу пояснить некоторые термины, используемые граффитчиками. Этот вид художественного творчества (стрит-арт) уже относительно давно причислен к отдельному направлению современного изобразительного искусства, для которого характерен ярко выраженный урбанизм. Он охватил все континенты и чуть ли не все страны мира. Ныне существуют музеи стрит-арта, выпущено множество альбомов с рисунками граффитчиков, а работы некоторых из них стоят бешеных денег.

Граффити на стенах бывшего склада
Бабл стайл (от английского bubble - пузырь) - изображения, нарисованные с помощью круглых форм, ярким примером которых могут служить дутые буквы, флоп (от английского слова шлепок) - очень быстро сделанный рисунок, часто одним цветом и без заливки, троу-ап (от английского рвать, в смысле блевать, но в данном контексте имеется ввиду отбрасывать, кидать) - фактически тот же флоп, но с заливкой в несколько цветов, уайлд (wild stile - дикий стиль) - достаточно сложные изображения, состоящие из множества элементов, часто дополненных буквами, керек (character - характрер, символ) - обычно комические или взятые из мультфильмов герои, теггинг (от слова tag - ярлык, метка) - стилизованный автограф райтера (граффитчика).

Так вот в обнаруженной мною художественной галерее, и я говорю это безо всяких кавычек, красовались хорошие стенные росписи, исполненные в разных стилях. Особенно мне понравилась одна в стиле уайлд, на которой многочисленные стрелки, направлявшие куда-то зрителя, указывали на все четыре стороны.

Граффити на стенах бывшего склада
Очень интересным, на мой взгляд, был рисунок фантастической гусеницы, показавшейся мне похожей на грустный автомобильчик, у которого вместо колес выросли многочисленные ножки. Да и простые текстовые надписи выглядели очень красиво благодаря сочетанию ярко раскрашенных букв с многоцветьем фона.

Граффити на стенах бывшего склада
Вход в эту галерею бесплатный, хотя и несколько рискованный. Глухое местечко.

Граффити на стенах бывшего склада
Я уверен, здание бывшего склада давно уже заброшено и не один год пустует, и именно данное обстоятельство привлекло к нему граффитчиков так как там их никто не видел, и они могли спокойно заниматься своим делом. Я пробыл внутри довольно долго, и, признаюсь честно, мне не хотелось оттуда уходить. На меня нахлынули воспоминания из детства, которое прошло в послевоенные годы среди подобной запущенности и разрухи. А цветные картины, которых не было в мои юные годы, только придавали яркости воспоминаниям.

Граффити на стенах бывшего склада
Когда на обратном пути я проходил мимо петуха, который успел переместиться с запаски на крышу машины, он продолжал кукарекать, но, по-моему, уже слегка осипшим голосом. Я благодарен этогому неугомонному певцу, потому что он помог мне найти скрытую от постронних глаз своеобразную картинную галерею.

1
2

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Добыча золота из бумаги

Четверг, Октябрь 17, 2019

Совсем недавно я по случаю купил “The Price Guide to Autographs”. Этот толстый и увесистый справочник, созданный усилиями супругов Джорджа и Хелен Сандерс, давно коллекционирующих автографы и рукописи, и журналиста Ральфа Роджерса, содержит 608 страниц.
В большой вступительной статье “Радость и магия коллекционирования автографов” один из авторов справочника Ральф Робертс сообщает много интересных фактов, касающихся этого вида собирательства.

Открывает он свою статью утверждением, что “коллекционироваине автографов подобно золотодобыче”, И тут я хочу привести некоторые его рассуждения по этому поводу, показавшиеся мне заслуживающими внимания в наибольшей степени. Для начала он задается вопросом, почему иногда относительно нестарые рукописные документы и подписи, могут продаваться дилерами или на аукционах за тысячи долларов. И указывает на две причины. Первая и наиболее очевидная - это когда подпись принадлежит известной личности, или документ каким-то образом с ней связан. В подтверждение своих слов Р.Робертс приводит интересный пример. Во времена президента Авраама Линкольна министром юстиции США в 1864-65 годах был Джеймс Спид (James Speed). Гражданская война и последующие события совершенно затмили это имя, и Д.Спид затерялся в американской истории. Однако, многие из его официальных писем, написанных его клерком и только лишь подписанные министром, являются вожделенным приобретением для коллекционеров. А объясняется это тем, что его клерком был тогда Уолт Уитмен, признанный ныне одним из самых выдающихся американских поэтов, реформировавший американское стихосложение. Таким образом, подпись министра под таким документом почти ничего не стоит, и купленная за гроши бумажка в случае знания истории, может оказаться ценнейшим приобретением, за которое коллекционеры готовы выложить сотни, а то и тысячи долларов.

Хочу напомнить, что первая серийная печатная машинка под названием Ремингтон №1 появилась лишь в середине 70-х годов позапрошлого столетия. До этого времени все документы писались и переписывались вручную.

Иногда подпись какой-либо знаменитости вырезают из письма и пытаются продать в таком виде, но она имеет гораздо более высокую стоимость, если находится на том документе, который был подписан. То же самое относится и к автографам в книгах. Например, книга подписанная автором стоит дороже, чем подпись сама по себе. Однако, нужно иметь ввиду, что в девятнадцатом столетии стало обычной практикой оставлять в книгах факсимильные отпечатки с именем автора. Такие “подписи” не имеют никакой ценности. Факсимильный отпечаток можно определить, посмотрев страницу на просвет с обратной стороны. Если чернила хотя бы слегка не пропитали лист бумаги, то это значит, что вы имеет дело с факсимиле, которое ничего не добавляет к стоимости книги.

Вторая причина почему стоит заниматься коллекционированием автографов и рукописей, заключается в их исторической значимости.

Вместе с тем следует заметить, что те, кто приобретает автографы и рукописи исключтильно в целях инвестмента, многое теряют в эмоциональном плане в отличие от истинных коллекционеров, хотя нельзя отрицать и того, что со временем цена старых рукописей только растет.

Ведущий автор и известный эксперт в сфере коллекционирования автографов и рукописей Чарльз Гамильтон в своей книге “Collecting Autographs and Manuscripts” приводит такой пример. Некоторые из тех немногих беженцев, которые рискнули покинуть нацистскую Германию в самом начале Второй мировой войны, оставив в стране всю свою недвижимость, ювелирные изделия, картины и наличные деньги, проходя через фашистскую таможню предъявляли помимо личных вещей только небольшую стопку старых семейных бумаг. И благополучно переходили границу. Однако среди этих бумаг были письма Мартина Лютера, Вольтера, Наполеона, Бетховена и других исторических личностей. Приехав в США, эмигранты смогли их продать и заново наладить свою жизнь на новом месте.

Всё это так. Но самая ценная награда для истинного коллекционера автографов и рукописей, пишет Ральф Робертс, заключается не в удачном вложении денег, а в приобщении к живой истории. Ибо простой лист бумаги, к которому прикасалась рука Джорджа Вашингтона, или первое издание книги Марка Твена, подписанное автором, обладают особой аурой, согревающей душу, как наше общенациональное достояние.

От себя могу добавить, что на меня лично подобным действием обладают сохраненные моей мамой письма моего отца, которые он отправлял ей с фронта во время Второй мировой войны.

Что же касается коллекционирования автографов, то для меня это увлечение началось с того почти сорокалетней давности случая, когда, однажды в Ташкенте, я увидел на улице в мусорной куче небольшую книжку. Мимо таких вещей я никогда не проходил и книжку подобрал. Она называлась “Р.М.Глиэр”, автором её был Игорь Бэлза, и когда я её открыл, то обнаружил сразу под обложкой дарственную надпись троекратного лауреата Сталинской премии 1-й степени, народного артиста СССР, орденоностца, композитора и педагога Р.Глиэра. Книжка была подарена Закирову 9-го февраля 1955 года. Свою находку я привез с собой, и она стоит у меня в книжном шкафу. Кстати, в ней есть фотография композитора в окружении учащихся и преподавателей носящей его имя музыкальной школы в Ташкенте.

Автограф композитора Р.Глиера
Не могу сказать, что после этой своей находки я страстно загорелся собиранием автографов. В те далекие уже времена я коллекционировал почтовые марки. Но все же во время очень редких встреч с авторами стихотворных сборников, я не упускал случая попросить их оставить свой автограф. Так что несколько таких книжек у меня есть. Одна из них называется «Горсть Земли». Автором её был писатель, поэт и журналист Михаил Ронкин, с которым я был знаком. Михаил часто публиковал юмористические и сатирические стихи в соавторстве с Эммануилом Прагом – остроумным толстяком, артистом фрунзенского Государственного академического русского театра драмы.

 Автограф поэта М.Ронкина
К сожалению, Михаила Ронкина уже давно нет в живых, так же как и народного артиста Кыргызстана Эммануила Прага. Я много раз бывал на спектаклях, где играл Э.Праг и до сих пор помню эпитафию “богобоязненному” дачевладельцу, втридорога сдававшему комнаты дачникам в летнее время, которую он мне однажды прочитал: «Грустно божьему рабу – угол сдать нельзя в гробу».

Вот написал всё это и вспомнил про двух замечательных людей. И в этом заключается одна из очень привлекательных сторон коллекционирования автографов: можно вспоминть полузабытые обстоятельства из собственной жизни, когда ты общаешься с интересным человеком. Но это, конечно, относится только к тем автогарфам, которые получил ты лично сам. Помимо прочего, в этом заключена гарантия подлинности подписи.

Приехав в Нью-Йорк, я получил возможность увидеть и взять автографы у многих известных российских писателей и поэтов, с которыми никогда бы не встретился, живя в Ташкенте.

В этой связи хочу вспомнить две такие встречи. Первая произошла в октябре 2005 года, когда я пришел в Центральную Бруклинскую библиотеку, где перед собравшимися любителями поэзии выступил Наум Коржавин. Ему было тогда 80 лет, он был полуслепой, внешне некрасивый, обаятельный и забавный. Очень хорошо выступил, прочитал много стихов наизусть. Подписывать книги ему было трудно из-за проблем со зрением, но он отнесся к этому делу очень серьезно, и хотя писал медленно, вкривь и вкось, тем не менее, оставил мне в книге своих стихов несколько добрых слов. В отличие от некоторых преждевременно забронзовевших авторов, которые могли оставить в протянутой книге неразборчивую закорючку.

Автограф Н.Коржавина

Поэт Наум Коржавин
Напоследок хочу рассказать о том, как я получил автограф Бел Кауфман, являющийся гордостью моей очень скромной коллекции. О встрече с писательницей, внучкой Шолом Алейхема, состоявшейся 26 мая 2011 года в Еврейском центре Бенсохерста, я помню очень хорошо, потому что в тот день дважды был близок к шоковому состоянию.

О предстоящей встрече я узнал заранее. С большим трудом разыскал и купил её роман “Вверх по лестнице, ведущей вниз” в русском переводе и перечитал его. С этой книгой я и явился на встречу.
Должен признаться, что я никогда не был большим фанатом в собирании автографов, но в этот раз заполучить его мне страстно хотелось.

Помимо этого мне просто было интересно увидеть автора известного во всем мире романа. Я почти не сомневался, что второго такого шанса мне никогда больше не представится, ведь две недели назад – 10 мая Бел Кауфман встретила свой столетний юбилей.

Очень большой зал Центра был полон. Около сцены на большом щите висела шпалера с изображением шагаловского скрипача на крыше.

Я нашел место с краю рядом с приятной внешности мужчиной примерно моего возраста, пришедшего на встречу с женой. Знаменитая писательница несколько запаздывала, а тем временем в зале суетились газетчики, фотографы и какие-то люди с видеоаппаратурой. Я перекинулся парой слов с соседом, а затем решил сделать несколько снимков переполненного зала, но у моего фотоаппарата никак не выдвигался объектив. И тут я с ужасом понял, что поставив на зарядку аккумулятор перед уходом из дома, не вернул его на место. Я проклинал себя последними словами.
И тут мой сосед тоже достал камеру. На мое счастье у него оказался такой же фотоаппарат, как и у меня, только немного другой модели, но аккумулятор был точно такой же. Яков, так звали моего соседа, любезно дал мне его на время, за что я ему безмерно благодарен.

Заранее пробравшись поближе к сцене, я дождался появления героини события. Перед собравшимися предстала маленькая, худенькая крашеная блондинка с рыжиной, в больших с цветистой оправой темных очках, с накрашенными губами. На ней был яркозеленый пиджак из блестящей, похожей на шелк ткани, на шее пестрый шелковый шарф. Бел опиралась на палочку, но на ногах у нее были туфли на высоких каблуках. Несмотря на возраст, было ясно, что в молодости она была очень миловидной.

Бел Кауфман
Под аплодисменты Бел остановилась в середине просцениума, молча и как-то чуть отстраненно глядя в зал с легкой улыбкой. Потом ее проводили на сцену и усадили в кресло перед маленьким столиком. И тут неожиданно для меня под руки вывели и ее мужа – высокого, поджарого, симпатичного, седого мужчину. Он тоже был с палочкой. Ему помогли сесть рядом с женой.
После этого пошли приветствия и поздравления в прозе и стихах гостье в связи с ее столетием. Стол был завален цветами, и их пришлось переложить на пол, потому что из-за них не было видно саму Бел.

А перед нами выступил обладающий прекрасным голосом кантор Давид Степановский, который в разное время был солистом эстрадных коллективов «Буковина», «Смеричка» и «Черемош». Он дал настоящий концерт, состоящий из еврейских песен, приуроченных к разным событиям в жизни человека – свадьбе под хупой, рождении ребенка, бар-мицве, любви к матери, радости жизни. Пел он в основном на идиш, немного на русском, но все песни были замечательные, трогали душу. Он также исполнил одну клезмерскую мелодию на электроскрипке. Вне всякого сомнения от его выступления все присутствовавшие в зале получили большое удовольствие.

Во время исполнения своих песен Давид часто обращался к Бел, но ее видимой ответной реакции я не замечал. Временами мне казалось, что она спит с открытыми глазами. Тем не менее, я был счастлив, что увидел вживую эту замечательную женщину, которая в свои сто лет нашла в себе силы приехать на встречу с поклонниками ее творчества.

Наконец, слово было предоставлено виновнице торжества. Она вышла в середину сцены и неожиданно низким голосом произнесла по-английски короткую речь, в которой сказала, что она осталась единственным человеком, кто видел и помнит живого Шолом Алейхема. «И хотя я была маленькой девочкой, когда он умер, я его хорошо помню», - подчеркнула она. Несколько слов благодарности всем пришедшим на встречу она сказала по-русски.
После нее несколько слов по-английски сказал и ее муж, подчеркнув важность творчества Шолом Алейхема для всех нас.

Затем объявили, что все присутствующие приглашаются в вестибюль. Там всех ожидает сладкое угощение. Те же, кто хочет получить автограф писательницы, будут приглашены в гостевую комнату. Я выскочил в числе первых и оказался третьим в очереди. Кусочек двуслойного бисквита меня не интересовал.

Вскоре за нами выстроился большой хвост. После довольно мучительного ожидания дверь приоткрылась и появившийся в ней зам. директора Центра объявил, что Бел сможет дать автографы лишь двум желающим. Сердце мое упало, но я решил не отступать и протиснулся в узкую щель. В комнате сновали неизвестные мне люди, а также А.Каган и Г.Кацов. Они фотографировали писательницу по очереди, усаживаясь рядом с ней. Было и еще несколько человек, желающих получить автографы, неизвестно каким образом попавшие в комнату.

Автограф Бел Кауфман
Бел сидела на стуле. Организаторы встречи не удосужились поставить перед ней хотя бы маленький столик, на который можно было бы положить книгу. Бел оставляла автографы, держа книги на весу. Дошла очередь и до меня, и хоть зам. директора Центра твердил писательнице, чтобы она только проставляла свою фамилию, она все же начертала мне: «For Boris Rubin - Best - Bel Kaufman». Кратко, но о большем я и не мечтал. Я оказался последним из числа тех, кто получил её автограф в тот день. И я был счастлив.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова

Понедельник, Октябрь 14, 2019


Онажды девчушка по имени Грета
Несвежего съела чуток винегрета.
И тут же бедняжку бросило в жар -
Она закипела, как самовар:
Вся наша планета вконец переГрета!


Говорят шаман могучий из якутской глубины
Прошагал с камланьем страстным половину всей страны.
Он идет в столицу, люди,
А когда в Москву прибудет
Первым делом поменяет там протертые штаны.


Днём осенним в Бенсонхёрсте
Стас набрал боярки горсти.
Из неё сварил компот
И в бутылках продаёт.
Вот стартап вам в Бенсонхёрсте!


На далекой, угрюмой Аляске
Раз шаманы устроили пляски.
И теперь там тепло,
А ночами светло,
И красиво, как в книжке-раскраске.


Однажды старушка, что из Небраски
Решила пожить шикарно, как в сказке.
Пошла скорей в буланжери
И там купила сухари.
И дальше живёт небороско в Небраске.


На Аляске в Кетчикане
Рыбу Влад ловил руками,
Но пока за ней гонялся,
Съесть его медведь собрался.
Спасся с полными штанами.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дермлюха, подписи Бориса Рубина

Воскресенье, Октябрь 6, 2019


Она ведёт программу “Время”,
И ей не в тягость это бремя.


Державин и Ширвиндт - каждый красив, велик, державен,
На сценических подмостках - просто класс и волшебство.
Мы говорим Ширвиндт - подразумеваем Державин,
Говорим Державин - вспоминаем знаете кого.


В телепрограммы ворвался Иван
И двинулся вверх, как мощный таран.
Всюду он верный успеха гарант,
В общем не Ургант, а Урагант.


Тили-тили, трали-вали,
Вы про Дженнифер слыхали?
Трали-вали, тили-тили,
А про чемпионку Тилли,

Что почти оскароносна,
Артистична и несносна,
Победила многих в покер,
Взяв с них в долларах оброки?

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin