Шаржи Кирилла Дермлюха, подписи Бориса Рубина

Воскресенье, Октябрь 6, 2019

andreeva1-custom
Она ведёт программу “Время”,
И ей не в тягость это бремя.

shirvindt2-custom
Державин и Ширвиндт - каждый красив, велик, державен,
На сценических подмостках - просто класс и волшебство.
Мы говорим Ширвиндт - подразумеваем Державин,
Говорим Державин - вспоминаем знаете кого.

urgant3-custom
В телепрограммы ворвался Иван
И двинулся вверх, как мощный таран.
Всюду он верный успеха гарант,
В общем не Ургант, а Урагант.

tilly4-custom
Тили-тили, трали-вали,
Вы про Дженнифер слыхали?
Трали-вали, тили-тили,
А про чемпионку Тилли,

Что почти оскароносна,
Артистична и несносна,
Победила многих в покер,
Взяв с них в долларах оброки?

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Стрит-арт

Вторник, Октябрь 1, 2019

Совсем недавно я по случаю приобрел опубликованный в 2006 году большеформатный альбом под названием “The Art of Rebellion 2″ с подзаголовком “World of Urban Art Activism”. В альбоме чуть больше двухсот страниц, заполненных отличными цветными иллюстрациями. Арт-директор и дизайнер Christian Hundertmark сумел собрать под одной обложкой рисунки десятков художников из крупных европейских и американских городов, которые работают на их улицах. Их называют граффитистами или райтерами и их произведения кое-где до сих пор считают портящими вид стен зданий, подземных переходов, гаражей, подъездов и всех других мест, куда можно нанести рисунок.

Действительно, те, кто занимается бомбингом, то есть созданием нелегальных граффити на вагонах поездов дальнего следования или вагонах метро, припаркованных автомобилях или дверях квартир в жилых домах справедливо считаются вандалами и их деятельность категорически не одобряется. Но уже достаточно давно художники, занимающиеся стрит-артом и работающие на граунде, то есть на территориях, где можно рисовать почти ничего не опасаясь, а тем более там, где это разрешено, нашли свое место под солнцем, их искусство признано имеющим художественную ценность, а некоторые из бывших обычных райтеров превратились во всемирно известных персон. Ярким примером такого преображения может служить Бэнкси, работы которого продаются на аукционах за сотни тысяч долларов, в том числе на Sotheby’s, что говорит само за себя.

Сейчас имеется масса литературы по истории возникновения этого вида художественного творчества, издаются журналы, каталоги и альбомы.

В альбоме, с которого я начал свой рассказ, собраны рисунки самых разных стилей: теггинг, когда просто пишется имя художника, нечто вроде автографа, бабл (дутые буквы), уайлд (дикий стиль), керек (рисунки с участием разных персонажей), троу-ап (быстро сделанный рисунок с заливкой), флоп (быстро сделанный рисунок одним цветом без заливки), стикеры, когда рисунок наносится на клеящуюся бумагу, и некоторые другие.

Граффити в стиле керек на прибрежных камнях в Бенсонхёрсте
Во вступительном слове к альбому Кристиан Хундертмарк пишет, что готовя свое первое издание такого рода в 2003 году, он спрашивал художников, какое будущее ждет по их мнению стрит-арт. Многие опасались, что это становится трендом и будет эксплуатироваться, как и иные тренды в искусстве. К счастью, продолжает автор, бума не случилось, хотя новички появляются практически каждый день. Но это не повод для жалоб, ибо общество уловило требования времени и включилось в игру. А большинство художников теперь четко знают, чего они хотят, а чего не следует делать.

Меня всегда привлекали граффити, и я при каждой возможности, ведь не всегда при мне был фотоаппарат, старался эти рисунки заснять. И начал это делать с конца девяностых годов, когда эпоха сотовых телефонов со встроенной фотокамерой только начиналась.

Рисунки, конечно, не везде были хорошего уровня, что зависело от мастерства художника. Некоторые можно было бы закрасить без всякого сожаления, а другие стоило бы сохранить, хотя бы на фотоснимках. Все же это в известной степени эфемерное искусство. Граффити стареют и выцветают, точно так же как ветшают и объекты, на которых они нарисованы, а иные просто сносятся, как например, заборы вокруг каких-нибудь строек. Да и вообще в наши дни, по моему мнению, количество граффити заметно поубавилось, ибо это искусство в значительной степени коммерциализировалось.

Флоп на скамейке
В заключение привожу пару снимков граффити, которые я сделал в Бруклине в 2007 году, как память о прошедшем времени.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Инукшук и гризли

Среда, Сентябрь 25, 2019

В последний день нашего плавания вдоль берегов Аляски мы проснулись очень рано и увидели, что наш лайнер стоит в порту города Seward. В каюте очень сильно пахло горелым. Открытого огня видно не было, и я подумал, что у нас где-то тлеет электропроводка. Заглянул туда-сюда, но ничего не обнаружил. Решил открыть дверь на балкон, но на улице воняло ещё сильнее, чем у нас в каюте. В коридоре тоже держался устойчивый запах гари. Не оставалось ничего другого, как предположить, что где-то неподалёку от города горит лес. Чуть позже моя догадка полностью подтвердилась.

В восемь утра мы покинули наш пароход, как называет одиннадцатипалубный Celebrity Millennium моя, сидящая у меня за спиной, соседка по автобусу. Наши чемоданы ждали нас в огромном ангаре на берегу, откуда мы подкатили их к ожидающему нас на причале автобусу. Быстро погрузились и отправились в долгий путь протяженностью более трёхсот миль в Национальный парк Денали.

По пути сделали несколько остановок, чтобы чуть отдохнуть и размяться. Вскоре после того, как мы миновали Анкоридж, вдоль дороги появился горелый лес, где в первую очередь выгорели хвойные деревья. Попадались пожарные машины, сваленные как попало спиленные обгоревшие деревья. Потом проехали мимо склада сгоревших легковушек. Сильно пахло гарью, временами трудно было дышать.

Горелый лес
Пока наш автобус катил по этим печальным местам, я смог в полной мере осознать, что такое жить в каком-нибудь небольшом поселке, вокруг которого горит лес. Когда по телевидению сообщают о пожарах, бушующих где-то в Сибири или в Амазонии, то это кажется чистой абстракцией, существующей где-то за горизонтом на краю света. Но когда сам оказываешься в центре этого бедствия, понимаешь, как тяжело там выживать людям.

Следующую остановку мы сделали в поселке Эклутна у старой русской православной церкви, при который находится небольшое кладбище. Русские миссионеры появились в этих краях в 1840-х годах и многих местных индейцев-атабасков обратили в православие. В результате там была построена церковь Св.Николая, при которой со временем возникло кладбище. Сейчас рядом со старой возведена новая церковь, а старая занесена в разряд исторических памятников.

Старая православная церковь в Эклутне
Рядом с Эклутной проходит железная дорога Сьюард - Анкоридж - Фэрбенкс. Её строительство началось в 1903 году и было закончено через 20 лет, когда президент США Уоррен Гардинг забил последний “золотой” костыль. Магистральная протяженность дороги к этому времени составляла 760 километров. Однако в 1964 году дорога во многих местах была сильно повреждена мощным землетрясением. На её восстановление ушло несколько месяцев. Вероятно, именно в это время среди работяг, восстанавливавших дорогу, оказался еврей Гилберт Розенберг. Удивительным для меня оказался тот факт, что он не сидел в конторе, подсчитывая доходы и расходы, не корпел над бухгалтерскими книгами, не выписывал наряды рабочим на стройке, а махал кувалдой, забивая костыли в шпалы.

Уголок кладбища при церкви Св.Николая
Эклутна - единственный сохранившийся из восьми существоваших здесь еще до строительства дороги поселений коренных жителей этих мест индейцев-атабасков.

Так вот наш Гилберт нашел себе невесту в этом посёлке и женился на крещеной атабаске. В браке у них родилось четверо детей. После смерти его похоронили на кладбище при православной церкви, рядом с могилой его жены Марии Ондолы, которая погибла за девять лет до смерти мужа во время пожара, когда сгорел их дом. На могильной плите Гилберта выбит могендовид и лежат камешки, а к деревянной ограде, окружающей могилу, прикреплена та самая кувалда, которой он орудовал на строительстве дороги.

Каменная плита на могиле Гилберта Розенберга
Само кладбище выглядит совершенно необычно из-за установленных на нём чрезвычайно оригинальных памятников, что связано со своеобразным обрядом похорон. На свежую могилу вместо цветов крещеные атабаски укладывают одеяло. На сороковой день одеяло скатывается в рулон и оставляется около могилы, а над ней строится из дощечек деревянный, «домик», в виде простого невысокого прямоугольника, перекрытого двухскатной крышей. Атабаски считают, что к этому времени в нём должна поселиться душа умершего.

Рядом ставится деревянный крест, а сам домик ярко раскрашивается белой, красной и синей красками в различных сочетаниях, указывающих на принадлежность умершеного к тому или иному клану или семейству. Таким образом, здесь вполне мирно уживаются языческие и христианские традиции. И даже для иудея нашлось место.

К сожалению, многие могилы на кладбище находятся в запущенном состоянии. Однако этого нельзя сказать о памятнике над могилой Марии Ондолы, над которой возведен настоящий, красивый домик в миниатюре, поддерживаемый в идеальном состоянии.

Следующий день мы провели в поездке по Национальному парку Денали. Причем передвигались мы на спецавтобусе, которому разрешено ездить по территории парка. Водитель, он же гид, пообещал показать нам диких обитателей здешних мест, в том числе и медведей-гризли, чему я не очень-то поверил.

Дорога между тем вилась вдоль обрамленной снежными вершинами межгорной долины, по которой широко разлилась многочисленными протоками мелководная речка. Вскоре начали сбываться обещания нашего гида.

В парке Денали
Первыми дикими зверями, которых мы увидели, были олени карибу, щипавшие травку достаточно далеко от автобуса. Потом на глаза нам попался спящий медведь гризли, который был почти белого цвета с желтыми подпалинами. А затем нам здорово повезло. Мы увидели гризли, разгуливающего у самой дороги. Он был очень озабочен поисками пропитания, рыл землю лапами, вероятно раскапывая нору какого-то несчастного суслика. При этом мишка буквально не замечал нас в упор, хотя автобус стоял на месте с работающим двигателем, и туристы сгрудились у открытых окон со своими телефонами и фотоаппаратами. Это было просто оскорбительно. И я в который уже раз подумал, что действительно попал в край непуганых медведей. Позже мы ещё раз видели другого гризли и тоже очень близко.

Медведь гризли
По пути к конечной точке нашего маршрута мы останавливались несколько раз в разных красивых местах, чтобы запечатлеть на камеру красоты местной природы.
В одном из таких мест на лавке были выложены рога карибу и лося, и каждый мог взять на выбор любые рога и с ними сфотографироваться. Я подержал в руках и те, и другие. Они оказались очень тяжелыми, особенно лосиные. И такую тяжесть самцы должны таскать на своих, вероятно, очень крепких, но пустых головах!

 Автор с рогом лося
На обратном пути видели множество зайцев, которые почему-то решили устроить посиделки прямо на проезжей части дороги, с которой они выскакивали на обочину почти из-под колёс автобуса. И как бонус в самом конце пути, который занял целый день, мимо нас продефилировала прогулочным шагом лосиха с лосёнком.

Приехали в гостиницу уже в конце дня. На обратном пути сочинил лимерик:

Любопытный ботаник замыслил
Наблюдать на Аляске за гризли.
День и ночь он их наблюдал
И так тех медведей достал,
Что беднягу там гризли загризли.

Здесь настоящий рай для грибника, а также для любителя брусники. Она как раз созрела, растёт чуть не под каждым кустом на свободном пространстве и при желании её можно насобирать ведрами.
Я вспомнил своё сибирское детство и съел горстку сладких с горчинкой ягодок.

На следующий день мы рано утром выехали в Анкоридж из находящейся в Денали гостиницы Grizzly Bear. Дорога предстояла длинная - примерно 260 миль. Где-то в первой половине пути наш автобус был остановлен работниками дорожной службы. Дальнейшее продвижение было запрещено из-за продолжающихся лесных пожаров. Лишь несколько полицейских машин проехали мимо нас.

Перед нами стоял только ещё один туристический автобус и легковая машина. Мы были третьими. А за нами выстроилась длиннющая цепь машин, конца которой не было видно.
После часового стояния пришло разрешение двигаться дальше. Вскоре в воздухе опять, как в прошлый раз, сильно запахло гарью. И вновь вдоль дороги потянулся горелый лес. Печальное и унылое зрелище.

В Анкоридже первым делом мы были доставлены на городской рынок, где смогли поесть.

С рынка подъехали к тому месту, откуда начинался Анкоридж. И связано оно было со строительством железной дороги Сьюард-Фэрбенкс. Дорогу дотянули до Ship Creek и теперь требовалось перекинуть через него мост. В 1916 году в этом достаточно пустынном месте строители возвели для себя небольшой поселок, где жили во время сооружения моста, который держался на деревянных опорах, а проще говоря на сваях. Хотя срок службы таких мостов не превышал полувека, на Аляске, где не было недостатка в строевом лесе, их возведение было оправдано экономически. С течением времени штаб-квартира железнодорожной строительной компании переехала в этот поселок, который стал ядром, послужившим основой для рождения ныне самого крупного города Аляски Анкордижа.

Мост через Ship Creek
Мост за годы своего существования несколько раз реконструировался, пока в середине 90-х не был преобразован в пешеходный. Сейчас он внесен в регистр Национальных исторических памятников и является туристическим объектом и излюбленным местом для анкориджских рыболовов.

По соседству с мостом стоит там на высоких столбах своеобразный маленький домишко, напомнивший мне почему-то избушку на курьих ножках из русских народных сказок. Однако, оказалось, что это сооружение имеет не сказочное, а сугубо прикладное значение. Первопроходцы строили такие “избушки” для того, чтобы хранить в них запасы провизии, до которых не могли бы добраться медведи.

Избушка на столбах для хранения провизии
От исторического моста мы проехали в небольшой Резолюшн-парк на берегу залива Кука к памятнику знаменитому английскому мореплавателю Джеймсу Куку.

Потом были в Alaska Wild Berry Products, где продавались кондитерские изделия и варенье из местных ягод, а также разные сувениры. Достопримечательностью магазина был шоколадный фонтан. Я купил там маленькую баночку джема из брусники.

И пока все толклись у витрин и прилавков, выбирая сладости и сувениры, я вышел из магазина, завернул за его угол и обнаружил там Awaken Church, около которой стоял большой, под шесть метров высотой, абстрактный каменный человек, представляющий собой увеличенную копию каменных, называемых инукшуками, сооружений местных индейцев инуитов.

Из прикрепленной рядом таблички я узнал, что инуиты Северной Канады, Гренландии и Аляски из поколения в поколение строили из необработанных камней подобные дорожные знаки. Они были жизненно важными вехами, особенно в зимнее время на однообразной заснеженной местности, указывая направление до ближайшего стойбища или склада провианта. Инукшук, обычно напоминающий силуэт человека, мог быть также сооружен для обозначения почитаемого места или охотничьей территории.

 Инукшук
Засняв сложенную из огромных камней скульптуру, которую без строительной техники невозможно было бы солорудить, я перешёл через небольшую площадь, на краю которой стоял магазин, к большому заброшенному зданию, где когда-то располагался салун, о чем свидетельствовала сохранившаяся надпись на его боковой стене. За салуном протекала симпатичная маленькая речка.

Вероятно, в Анкоридже можно было увидеть еще что-то интересное, но пришло время ехать в аэропорт, чтобы разлететься по своим домам, расположенным на обоих океанских побережьях США.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В подражание Эдварду Лиру. Стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова

Пятница, Сентябрь 20, 2019

1-custom2
Говорят, что в манхэттенском Челси,
Появились поддатые черти,
А в кафешках кайфуют туристы
С чудесной планеты Каллисто.
Приезжайте поужинать в Челси!

2-custom3
Швырнув бутыль от бражки в реку,
Пришел Колян на дискотеку,
И там он, рухнув на колени
Не смолг сказать любимой Лене
Ни бе, ни ме, ни кукареку.

3-custom2
Говорят, что давно уж в Бей Ридже
Ясновидящий трудится рыжий.
Доберется он до нутра
Того, что случилось вчера.
Телефон его дать вам в Бей Ридже?

4-custom2
“От киношников это гостинец”, -
Про пожары сказал мне тувинец, -
У них, вишь, со съёмок картины
Огнедышащий сбёг Змей Горыныч”.
Так засадим змеюку в зверинец!

5-custom2
Заболел на курорте в Майами
Олигарх из страны Мураками.
И пришло бедолаге на ум
Обратиться в Emergency Room.
В долговой он сидит теперь яме.

6-custom2
Любопытный ботаник замыслил
Наблюдать на Аляске за гризли.
День и ночь он их наблюдал
И так тех медведей достал,
Что беднягу там гризли загризли.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Ворота Клондайка и ледник Хаббарда

Вторник, Сентябрь 17, 2019

Ранним утром наш корабль пришвартовался в порту города Skagway, который называют “воротами Клондайка”. Мы вышли на берег, где нас должен был ждать автобус для поездки в горы к перевалу Уайт на границе с Канадой.

На улице было относительно тепло, по небу плыли облака, но частенько выглядывало солнце. С расположенного по соседству лётного поля периодически взлетали небольшие вертолеты с туристами на борту и скрывались в сторону моря и также регулярно через равные промежутки времени возвращались обратно.

А нашего автобуса всё не было. Через час бесплодного ожидания наша гид усадила всю группу в shuttle, курсировавший между портом и центром города, и доставила нас туда через десять минут езды. Поездка в горы была отложена на более позднее время, и мы отправились на пешую прогулку для знакомства с городом, который фактически состоит из одной улицы под названием Broadway. Поперечные улицы очень коротки и простираются примерно на пяток домов по обе стороны от Бродвея.

 Скэгвэйский Бродвей
Из этого городка в конце позапрошлого века во времена золотой лихорадки отправлялись на поиски удачи смельчаки и авантюристы к месту слияния Юкона и речки Клондайк. В их числе был и никому тогда неизвестный Джек Лондон.

Городок мне понравился, В нем чувствуется дух старины. Причем совершенно очевидно, что это не случайно, а является результатом целенаправленных усилий по сохранению и реставрации прежнего облика поселения. И это позволяет его жителям зарабатывать себе на жизнь, благодаря туризму, ибо ничего другого там нет.

Очень необычно выглядит здание, где ныне размещается Visitor Center. Его чрезвычайное своеобразие объясняется видом фасада, который, как мы привыкли видеть, украшается колоннами, лепниной, виньетками, витражами или же какими-либо декоративными орнаментами. Здесь же строителям было не до архитекурных излишеств, но они нашли весьма ороигинальный способ выделить своё творение из общего ряда, использовав для этого дешевый подручный материал - плавник. Из прибрежных вод было выловлено около девяти тысяч коряг и веток, а затем оббит ими весь фасад, что придало зданию некий сказочный вид. Мне, например, при первом взгляде на него показалось, что где-то рядом должна находиться избушка на курьих ножках с Бабой-Ягой в ступе. Это оригинальное произведение архитектуры было построено в 1899 году для организации Arctic Brotherhood, созданной в том же году. Здесь стали встречаться золотоискатели, чтобы посмотреть друга на друга и пообщаться. На его фасаде четко видны инициалы организации - АВ, а под его крышей размещены символы Братства - сковородка и золотые самородки.

Arctic Brotherhood
По соседству с этим зданием находится ресторан Red Onion Saloon, сохранивший свое название с тех времен Золотой лихорадки, когда вместо ресторана здесь размещался лучший в городе бордель.
Нужно призать, что фактически вся главная улица Скэгвея - Broadway, сохранила определенный аромат тех времен, и сама по себе, по-моему, является архитектурным памятником.

На этой же улице, чуть в глубине от ее фасадной линии находится интересный памятник неудачливому золотоискателю. Он печально сидит на санях и смотрит на виновато поджавшего хвост своего пса. Больше этому измученному и потерявшему всякую надежду человеку некому пожаловаться на свою судьбу, ибо таких бедолаг, как он, было в этих местах подавлящее большинство.

 Неудачливый золотоискатель
Во времена золотой лихорадки, а именно в 1897 году отсюда было начато строительство узкоколейной железной дороги, которая в 1900 году была дотянута до городка Whitehorse - столицы Канадской территории Юкон. Её протяженность составила 107 миль. Дорога была проложена для более легкого доступа к золотносным полям в месте впадения реки Клондайк в Юкон и не была связана ни с какими другими железными дорогами. Она относительно активно функционировала до 1982 года, продолжает работать и по сей день, но только в летнее время и для туристов.
Около бывшего вокзала стоят там старый паровоз и большущая железнодорожная снегоочистительная машина.

Во время прогулки по Бродвею мы заглядывали в магазины и обнаружили, что здесь, в краю лососей и медведей, 50-граммовая баночка красной икры стоит 20 долларов. У нас в Нью-Йорке такую же икру можно купить дешевле. Мне этот факт представляется абсурдным.

К концу прогулки нашелся пропавший автобус, и мы отправились в горы. На пятой минуте езды водитель автобуса и он же гид сообщил нам, что мы покинули Скэгвэй и попали в пригородную зону - suburb. Но она закончилась ещё быстрее. Местный юмор.

Неплохая двухполосная дорога поднималась в горы, на северных склонах которых лежал снег.

Вдоль дороги стояли высокие, похожие на фонарные, металлические столбики с загнутыми, покрашенными в красный цвет, верхушками. Наш гид пояснил нам, что это измерители высоты снежного покрова. Трасса, по которой мы ехали, работает круглый год, но зимой выпадает столько снега, что остаются видимыми только эти верхушки или поперечины, и когда водитель видит на дороге лишь только их, это сигнализирует ему о том, что дорога опасна, и он может улететь с неё в пропасть. Высота этих столбиков впечатляет.

Дорога с измерителями снежного покрова
Горная дорога была очень красива, за каждым поворотом открывался новый пейзаж, который хотелось сфотографировать: снежные вершины, склоны, покрытые лесом, небольшие водопады, речки, ручьи и озера. На границе с Канадой наш автобус остановился, и мы вышли прогуляться. Из пограничных сооружений там был только большой щит с надписью: Welcome to Alaska and Gateway to the Klondike.

Щит на границе с Канадой
Пограничников не было видно даже на горизонте, так что мы переходили границу туда-сюда множество раз. Причем среди нас оказались и невозвращенцы. Так окрестили тех туристов, которые слишком увлеклись созерцанием местных красот и не успели во-время вернуться в автобус. Однако, вскоре и они расселись по своим местам, и мы отправились в обратный путь. И тут выяснилось, что пограничная будка все же есть, но остановка около неё нашего автобуса была чистой формальностью. Нам удалось вполне благополучно вернуться из Канады в США.

К концу дня наш корабль покинул порт Скэгвея и взяд курс на Сьюард, проплывая мимо длинной цепочки небольших островов, которые тянутся вдоль побережья “ручки сковородки”, как называют самую южную, узкую часть аляскинских владений Соединенных Штатов. Солнце клонилось к закату, освещая склоны далеких гор, воды пролива и заросшие лесом, овальной формы островки. Я смотрел на всё это с восхищением и мне думалось, что в эпоху сотворения мира художник-демиург взмахнул в этом месте кистью смоченной краской, и капли ее, упав в воду, застыли навсегда, создав картину невероятной красоты.

А в это время мимо проплыл крошечный островок с белокаменным двухэтажным домом, над которым возвышался маяк, как символ уединения и отрешенности от бренного нашего мира.

 Островок с маяком
Ранним утром следующего дня наш лайнер зашёл в Squaw Creek, в конце которого находится ледник Хаббарда (Hubbard Glacier), сползающий в океан. Сначала нам по курсу стали попадаться небольшие айсберги. Лёд, из которого они состояли, был по большей части молочно-белого цвета, но иногда выплывали стеклянно прозрачные куски с зеленоватым отливом. Попадались и обломки почти чёрного льда. По мере приближения к леднику на воде появилась шуга, которая вскоре стала образовывать обширные ледяные поля, состоящие из мелких осколков льда. Наконец мы подплыли достаточно близко к леднику. Его поверхность походила на кожуру дуриана, утыканную пирамидальными шипами грязно-белого цвета. Лёд отвесной стеной уходил в воду. Хорошо было различимо его слоистое строение, особенно при разглядывании в бинокль. Некоторые вертикальные участки стены глянцевито блестели на солнце, а другие выглядели матовыми. Горизонтальные слои различались по цвету от белых до темно-серых, причём самые тёмные из них находились у основания ледника. Вероятно, «красками» служили пыль от извержения вулканов или сажа от лесных пожаров, приносимых ветрами. Чем чище был воздух над ледником, тем светлее были его слои. А на тёмных слоях записана история вулканических извержений и лесных пожаров на Аляске.
От края этого ледника периодически откалываются айсберги высотой с десятиэтажный дом. При нас четыре раза от ледяной стены отрывались не столь огромные, но все же большие глыбы. Сначала над одним из её участков возникало облачко ледяной пыли, затем в воду обрушивался новорождённый айсберг и сразу после этого до нас доносился звук, похожий на пушечный выстрел. Вслед за этим со стены ещё некоторое время с шуршанием сыпалась ледяная крошка.

Слоистый ледник Хаббарда
Народ сгрудился на верхней 11-й палубе, все старались запечатлеть на фотокамеры горы со снежными шапками, ледник, сползающий в воду, утыканнную небольшими айсбергами и покрытую полями шуги. А корабль тем временем завершал медленный разворот у края ледника.

Я смотрел на удивительный пейзаж и вспоминал свои молодые годы, когда жил и работал в городе Фрунзе - столице Киргизкой ССР. Киргизия - горная страна, более трех четвертей её территории занимают горы. По этой причине изучение влияния высокогорья на организм человека было очень актуальной в те времена задачей. Вот и я, будучи молодым врачом, работал над кандидатской диссертацией, посвященной этой проблеме, выезжая в летние месяцы на высокогорный перевал Тюя-Ашу со своими подопытными крысами. Дело в том, что там на высоте 3200 метров над уровнем моря был пробит в горах тоннель длиною в два с лишним километра, через который пролегла дорога, соединившая северные и южные регионы республики. Метростроевцы, работавшие на строительстве тоннеля, построили там несколько больших бараков, в которых и жили. После завершения строительства они уехали, а бараки приспособили под научные лаборатиории, где в летние месяцы было полно молодых специалистов, занимавшихся вопросами выскокогорья. Я в общей сложности прожил там три с половиной месяца, и чтобы добраться от моего барака до вечных снегов нужно было подняться в гору на 400 метров, что в те времена было для меня пустяковой задачей. Я много раз бродил у края подтаивающих снегов со своими друзьями-коллегами, собирая с сырой земли эдельвейсы, которых там было полно.

Так что горные вершины, покрытые снежными шапками, я видел несчётное число раз, а настоящего ледника, да ещё обрушивающего глыбы льда в воду, не видел никогда. И вот насмотрелся на это чудо на Аляске. Кто бы мог подумать.

Кстати, наш лайнер нес на себе небольшой двухпалубный кораблик, о чем я и не подозревал. На нем за 300 долларов можно было прокатиться почти к самому подножию ледника, чем и воспользовались некоторые туристы. На моем снимке этот кораблик хорошо виден и позволяет приблизительно оценить высоту надводной части ледяной стены, сползающей с гор.

Двухпалубный кораблик на фоне ледника
А наш лайнер тем временем вышел в открытый океан. Нам предстояло плыть весь остаток дня и всю ночь до Сьюарда, где начиналась сухопутная часть нашего тура.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В краю непуганых медведей

Четверг, Сентябрь 12, 2019

Утром 19 августа наш корабль причалил к заросшему густым лесом острову Чичагова в Icy Strait Point (мыс Ледяного Пролива), причём этот причал принадлежит только компании Celebrity, и корабли других компаний здесь не швартуются.

На Аляске по сей день сохранилось много названий русского происхождения. Остров Чичагова носит имя русского адмирала екатерининской эпохи.

Выйдя на берег, мы почти сразу попали в музей, где показана работа крупного рыбоконсервного завода, который выпускал огромное количество продукции из лососевых рыб.
Интересным мне показалось то, что на плакатах с изображением различных видов лососевых рыб были даны их названия по-английски, на языке местных индейцев-тинглитов и по-русски. И хотя последние были написаны латиницей, к ним в скобках была напечатана транскрипция.

Музей рыбоконсервного завода
Все эти названия: чавыча, кета, кижуч, горбуша, нерка были известны мне с детства, потому что часто звучали дома. Мой прадед имел рыбную лавку в Красноярске. Он закупал соленую рыбу бочками, и когда поступала новая партия, прабабушка говорила своему сыну: “Хона, пойди отбей головку”. И это означало, что Хона должен был отобрать самую лучшую рыбу для домашнего потребления. О прадеде часто вспоминали, рассказывая о том, что у него в доме за обедом ели ложками красную икру с вареной картошкой. Я слушал и глотал слюни.

Но я что-то размечтался. После посещения музея нам было дано около часа свободного времени, я спустился на берег Ледяного пролива и сделал там много фотографий. Особенно интересно смотрелись причалы на высоченных сваях, густо обросших раковинами усоногих рачков баланусов, а также выложенные на берегу аккуртаными рядами ярко-красные и желтые каяки, похожие на каких-то загадочных морских обитателей, извлеченных из невероятных океанских глубин.

Причал на берегу Ледяного пролива

Красные каяки
К назначенному времени все собрались у Adventure Center, туда подъехал поезд из двух открытых вагончиков, влекомых автомобилем. И мы поехали в главный населенный пункт острова Hoonah, в котором по словам нашего гида, относительно недавно осевшего в этом посёлке, насчитывается 760 жителей. Врача у них нет, но раз в месяц прилетает из Джуно терапевт.

В пути нас сопровождала также монголоидной внешности женщина по имени Harriet из местного племени тлинкит. Она оказалась общительной и говорливой, сказала, что у неё девять детей, но мужа она выгнала, потому что он её бьет. Нужно признать, что она довольно долго собиралась это сделать. Большинство её детей уехали из родного посёлка и живут отдельно от неё. Гарриет охотно показывала серебряные и золотые браслеты и кольца у себя на руках. Браслеты имели форму стилизованных китов с нанесенными на них насечками. Один такой браслет достался ей от бабушки, а другой ей подарили после окончания high-school. Бабушкин браслет она намерена передать своей старшей дочери.

Гарриет демонстрирует нам свои украшения
Смотреть в посёлке было нечего, что и неудивительно в этом совершенно глухом месте. Правда, нас подвели к местной школе, около которой стояли два высоких, ярко раскрашенных тотема. В нынешнем году местную high-school окончили пять детей.

По ходу дела гид - молодой крупный парень, типичный белый американец, который где только не жил, пока не попал на этот остров, сообщил нам, что тут есть ещё пара поселений, где живут примерно 40 и 70 семей соответственно. А всего на острове проживает около тысячи трёхсот человек и почти шесть тысяч медведей. Получается, что на каждую душу здесь приходится в среднем по четыре с половиной косолапых Михал Потапычей. Мне показалось, что это как-то too many, хотя в поселке нам попадались на глаза только тлинкиты и другие американцы. Хотел было написать “и другие местные жители”, но потом подумал, что медведи тоже являются местными жителями.

 В поселке Хуна на острове Чичагова
В конце поездки по острову нам вручили приглашения на шоу местных танцев. Оказалось, что это детская самодеятельность. Артисты в масках поведали нам историю из местного фольклора про девушку и Ворона. А в конце поставили у выхода коробку с просьбой пожертвований. Мы внесли туда свою лепту.

На следующее утро мы проснулись в столице Аляски городе Джуно, который был назван в честь канадского исследователя и золотоискателя французского происхождения Джозефа Джуно. По этой причине название столицы Аляски пишется несколько заковыристо - Juneau.

Выйдя на причал, мы погрузились в автобус и поехали смотреть на Mendenhall Glacier, носящий имя метеоролога Томаса Менденхолла. Этот ледник длиной около 22-х километров, заполнивший собой горную долину, постепенно тает и отступает, в результате чего образовалось одноименное озаро, в которое он и обрывается.

Ледник Менденхолла
Природа вокруг ледника была красивой, день был хороший, мы неспеша прошлись по трейлу, с которого хорошо были видны ледник и бурлящий по-соседству небольшой водопад. Когда мы закончили свой маршрут, ко мне подошла наша гид и сказала, что чуть в стороне от основной дороги на дереве сидят два медвежонка. Я бросился туда.

В том месте протекал небольшой ручей, над которым был переброшен деревянный мостик. На мостике громоздилась толпа туристов с телефононами и фотокамерами, а за мостиком на расстоянии чуть больше вытянутой руки стояло дерево, на которое взобрались два черных с коричневыми носами медвежонка-барибала и с аппетитом ели листья. При этом они не обращали ни малейшего внимания на суетящихся на мостике людей. Как было сказано в одном известном фильме: “Ноль внимания, два презрения”. Поистине край непуганых медведей. Мамаши проголодавшихся “листоедов” нигде не было видно. Вероятно, где-то прикорнула неподалеку. Я сделал много снимков, так как медвежата не желали позировать и всё время жевали и двигались. И всё же из кучи фото удалось выбрать парочку более или менее удачных. Кстати сказать, черные барибалы - это самые обычные и наиболее распространенные медведи Аляски.

Медвежонок-барибал
Вдоволь насмотревшись на ледник, а я и на медвежат, мы вернулись на корабль, чуть отдохнули и снова вышли на причал, откуда пешком отправились в музей истории Аляски. Там представлено много артефактов, характеризующих жизнь коренных народов севера: плетеные корзины, орудия рыбной ловли и охоты, предметы одежды, каноэ из березовой коры и из кожи тюленя, ритуальные маски, а также художественные изделия. Мне особенно понравились резные фигурки-билликены (billiken) из бивней мамонта и моржовой кости. Выглядят они симпатично, однако надо признать, что им далеко до японских нэцке.

 Резные фигурки-билликены
Был там и раздел посвященный событиям Второй мировой войны, когда Аляска сыграла стратегическую роль в процессе поставок по ленд-лизу из США в СССР военного снаряжения, и в первую очередь самолетов.

Тур проводила американская начальница музея - очень высокая и сухая дама, явно влюбленная в свое дело. На помощь ей была призвана русскоговорящая помощница по имени Татьяна. Я перекинулся с ней парой слов. Она родом из Мордовии, выиграла гринкарту и в 2000 году приехала с семьей сразу на Аляску, да так там и осталась. Сейчас на пенсии. Воистину, пути Господни неисповедимы.

После завершения тура по музею, Татьяна вызвалась показать нам кратчайшую дорогу от него до Капитолия. По пути она завела нас в какое-то, расположенное на холме, административное здание с очень хорошей смотровой площадкой, откуда открывался отличный вид на стольный город Аляски, в котором, кстати, проживает 33 тысячи человек.

Там я увидел читавшего книгу весьма колоритного, высокого молодого человека в чёрной ковбойской шляпе с шикарной, ниже середины груди, чёрной, как смоль, бородой. Я было принял его за религиозного еврея, чему немало удивился, но быстро понял, что ошибся. Обратился к нему с каким-то ерундовским вопросом, а потом попросил разрешения его сфотографировать, и он согласился. Звать его Тейлор. Сделал пару снимков. Жаль, что не спросил его откуда он родом, так как сильно торопился, боясь не успеть за группой. Очень интересный типаж.

Тейлор
Мы были уже близко от Капитолия, и я немного отстал, потому что в небольшом скверике через дорогу от него я увидел скульптуру какого-то человека и решил выяснить кому она поставлена. Оказалось, что это памятник Уильяму Сьюарду, открытие которого было приурочено к 150-летию со дня покупки Аляски. К сожалению, я смог его сфотографировать только в профиль, так как иначе пришлось бы делать снимки против солнца.

Памятник Уильяму Сьюарду
Ко времени покупки Аляски государственный секретарь США в правительстве президента Авраама Линкольна Уильям Сьюард дважды оказывался в шаге смерти. И оба эти случая оставили тяжелые отпечатки на его лице. Первый раз он сломал челюсть, когда был выброшен из кареты на каменную мостовую во время дорожного инцидента. Через короткое время, в ту самую ночь, когда был убит президент Линкольн, он был несколько раз ударен ножом в лицо.

Скульпторы - брат и сестра Дэвид и Юдит Рубин, которые были приглашены для создания этого памятника, не стали приукрашивать лицо государственного секретаря, обезображенное рубцами после этих происшествий. Он изображен таким, каким выглядел в момент подписания в 1867 году договора с Россией о покупке Соединенными Штатами Аляски.

По-моему, памятник этот очень хорош, и мне, конечно, было приятно узнать, что его создателями оказались мои однофамильцы. К слову, скульптурная композиция, составленная из семи исторических фигур, о которой я писал в предыдушей статье, рассказывая про Кетчикан, тоже создана этими мастерами.

Сфотографировав памятник Уильяму Сьюарду, я бросился догонять группу, но по дороге успел еще заснять шедших строем по двое маленьких, явно детсадовских, 4-6-летних ребятишек, которых вывели на прогулку. Бросилась в глаза разница в том, как были одеты дети и их воспитатели (воспитательница не попала в кадр). Воспитатель отправился гулять в теплой куртке, а дети были одеты совершенно не по сезону, по-летнему, хотя день был достаточно прохладным. Увидев, что я фотографирую ребятишек, воспитательница крикнула мне, что детей снимать нельзя, и я ушел, успев всё же пару раз нажать на спуск фотоаппарата.

Дети на прогулке
А Татьяна тем временем завела нашу группу в небольшой зал, где заседают сенаторы Аляски. Был рабочий день, однако, две сотрудницы, которых мы там встретили были очень приветливы и даже радушны, поскольку вторая вынесла из своего офиса целую миску конфет, и все их нам раздала.

Выйдя из Капитолия, мы распрощались с Татьяной и отправились на прогулку по городу, который уютно примостился на морском берегу у подножия гор. Джуно - симпатичный, довольно зеленый городок, с многочисленными сувенирными магазинами в центре и оживленными, благодаря туристам, улицами, украшенными кое-где тотемами.

Улица в Джуно

Перекресток в центре города
И в заключение, хоть это и совсем не по теме, хочу сказать о том, что вечер того чудесного дня мы провели на корабле в отличном итальянском ресторане Tuscan Grille, где отметили 42-ю годовщину со дня нашей свадьбы.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Кетчиканские тотемы и лососи

Четверг, Сентябрь 5, 2019

Наш круиз на Аляску начался в канадском Ванкувере. Описание процесса регистрации и погрузки на океанский лайнер вряд ли кому-нибудь может показаться интересным. Однако, я начну именно с этого.
Сначала оформление документов и наше продвижение к цели шло довольно быстро, несмотря на огромную очередь желающих попасть на корабль. Однако в середине процесса нам вдруг объявили, что зависла компьютерная сеть, и дело встало. Задним числом выяснил, что на корабле должно было быть более 2100 пассажиров. Нас усадили на стулья в огромном зале, извнились, сообщили, что восстановление системы идет полным ходом и попросили набраться терпения. И часы начали тикать. Вскоре появлились женщины, предлагавшие бесплатно воду в бутылочках. Нам оставалось только попивать водицу и ждать. Пока суть да дело, мы успели познакомиться с некоторыми своими коллегами по группе, а также обсудить массу вопросов, касающихся предстящего путешествия. Но самое главное в чем несомненно смогло убедиться на этом наглядном примере большинство присутствующих в зале, так это в том, насколько зависима современная жизнь от компьютерных систем и насколько она уязвима. Я сидел и думал, что какая-нибудь небольшая поломка в неизвестно где находящемся сервере, а тем более специально запущенный в сеть вирус, способны нарушить нормальную жизнь крупного города, а то и целой страны и погрузить их в полный хаос и неразбериху. И это будет не менее страшно, чем атомная бомбардировка.

К счастью, примерно через час проблему смогли решить, и минут через сорок после этого мы всё же оказались на корабле. Поднялись в свою каюту, ключи от которой были прикреплены к двери в конверте. Наши чемоданы стояли рядом. Тут же появился наш stateroom attendant - улыбчивый, небольшого роста, круглоголовый, стриженый под машинку парень азиатской внешности, на груди которого красовался бейдж с именем Rommel. «Роммель», - радостно представился он и добавил, - «дженерал Роммель». Имечко нашего аттенданта мне сильно не понравилось, так как сразу же напомнило мне о другом Роммеле - гитлеровском генерал-фельдмаршале, заслужившем кличку “лис пустыни”, в 1941-42 годах причинившему англичанам в Африке кучу тяжелых неприятностей.

Забегая вперед скажу, что на следующий день я попытался выяснить у Роммеля почему ему дали такое имя. Сначала я спросил его откуда он родом. Парень оказался филиппинцем. На вопрос о его имени он ответил, что не знает почему его так назвали. Мол, может родители видели что-то по телевидению. Роммелю известно только, что имя его имеет германское происхождение. Значит он не находится в полном неведении, слышал о каком-то генерале, хотя вполне возможно никогда особо не интересовался тем, где и кем тот командовал. Как говорится, слышал звон, но не знает, где он.

В конце концов, решил я, мне совершенно безразлично, как зовут нашего стюарда, лишь бы работу свою делал хорошо.

Между прочим, имя Rommel не столь уж редкое среди филиппинцев, и объясняется это существующей у них традицией давать имя ребенку путем сложения первых слогов имен родителей. В данном случае это могут быть, например, Roman и Melanie или Romeo и Melissa.

Самое же интересное заключается в том, что на третий день в нашей каюте появился совсем другой аттендант. На мой вопрос, куда же делся Роммель, новвй стюард сказал, что он покинул корабль и отправился на родину в связи с семейными обстоятельствами. Не знаю, правда это или нет, но Роммеля я больше ни разу не видел.

До отплытия ещё оставалось некоторое время, и я успел сфотографировать отдельные портовые сооружения Ванкувера, а также хорошо видимую вертолётную площадку на воде, с которой периодически взлетали и куда садились, видимо, туристические вертолёты. А рядом приводнялись или взлетали с воды небольшие гидросамолёты.

Один из остовков в архипелаге Хайда-Гуай
На следующнее утро за окном было пасмурно, невдалеке проплывала цепочка небольших, необитаемых, скалистых, заросших хвойным лесом, островков, архипелага Хайда-Гуай или островов королевы Шарлотты. На некоторых из них были установлены бело-зеленые знаки вроде бакенов. Я их неплохо рассмотрел в бинокль. Потом на берегу одного из островов покрупнее показалось несколько, расположенных около маяка, зданий белого цвета под красными черепичными крышами.

После завтрака распогодилось, но наш лайнер вышел в открытый океан. Смотреть на бескрайнюю воду быстро надоело, и я отправился на предложенную всем желающим ознакомительную экскурсию по кухне нашего корабля. Было не особенно интересно, но узнал, что на судне трудятся более сотни поваров, которыми руководят четыре шеф-повара, отвечающих соответственно за мясные, рыбные, овощные блюда и кулинарные изделия и десерты. Показали помещения с длинными столами, обитыми металлическими листами, на которых что-то резали, крошили и толкли. Вида кипящих кастрюль и скворчащих сковородок мы не удостоились.

Через сутки рано утром наш корабль пришвартовался в порту города Кетчикан. Включился Интернет и заработал телефон, а в самом начале десятого мы ступили на землю американского штата Аляска.

Скульптурная композиция в порту Кетчикана
Тут же в порту нас как бы приветствовала скульптурная композиция, на которой были представлены главные действующие лица времён освоения белыми пришельцами суровых земель Аляски. Здесь были рыбаки, охотники, лесорубы, золотоискатели и другой трудовой люд. Ну, и женщины, конечно.

Рядом, около Visitor Center нас ожидал автобус, в котором молодой, симпатичный парень по имени Nate выполнял роль водителя и гида. Мы заняли свои места и поехали в частный Potlatch Park. Представившись, Нэйт сообщил, что он учится в колледже (в каком я забыл), а на Аляску приехал немного подзаработать.

Расстояние до парка было небольшое, но Нэйт ехал неспеша, и мы имели возможность любоваться гористой местностью и чудесным хвойным лесом.

Тотем в Potlatch Park, 4.
В парке было много тотемных столбов разной степени ухоженности и сохранности. Основными их героями были Ворон, Кит и Девушка, вырезанные в разном порядке. Легенды индейцев вращаются вокруг этих главных персонажей, основным из которых является Ворон, освободивший из заточения, согласно индейской мифологии, Солнце и Луну. Нэйт поведал нам парочку легенд, стоя около тотемов, но я пересказывать их не стану, потому что любой интересующийся может найти их и прочитать на Интернете.

Мы немного погуляли по небольшому, симпатичному Потлач-парку, в котором помимо тотемов есть небольшая коллекция антикварных автомобилей, и вернулись в Кетчикан, который показался мне горздо более интересным местом. Между прочим, там на улицах тоже можно увидеть немало тотемов.

Однако, самое интересное, для меня по крайней мере, заключалось не в этом, так как тотемы я видел и раньше. Через город протекает небольшая, мелководная, скачущая по перекатам речка с чистой, прозрачной водой. Во многих местах её можно перейти вброд, так как глубина там не превышает полуметра, иногда чуть больше. Вверх по этой речке шли лососи на нерест. И это было завораживающее зрелище. Косяки из здоровенных рыбин заполняли речку почти на всю ширину. Их темносерые спины длинными тире исполосовали поток. Иногда лососи выскакивали из воды, сверкая серебристым брюхом и тут же плюхались обратно. В некоторых местах берег был усеян отнерестившейся, погибшей рыбой.

 Отнерестившаяся рыба
На небольшом песчаном плёсе стояли рыбаки со спиннингами, ловили лососей, но тут же их отпускали.
Рыбы в этом месте было столько, что, казалось, её можно было ловить руками.

Рыбаки у речной излучины
Один из наших туристов не удержался, скинул обувь, закатал брюки чуть выше колен и зашел в воду. Рыбы прыгали вокруг него, но ни одну из них ухватить ему не удалось. Однако, он сам получил большое удовольствие от этого своего рыболовного порыва, и доставил несколько веселых минут и многочисленным зрителям.

Ловись, рыбка!
Стало понятно, что желающим полакомиться рыбкой медведям, которых нам много раз показывали в кино за этим занятием, требуются немалая ловкость и терпение.

Очень интересной достопримечательностью Кетчикана является Creek Street, примостившаяся по сторонам естественного канала. На его берегах стоят старые дома на сваях, выглядящие очень экзотично и оригинально. Их цветные отражения плавно покачиваются в воде канала, в котором тоже полно рыбы. Это одна из старейших улиц города и здесь когда-то располагались его злачные заведения - салуны и бордели. Теперь там музеи. Это информация для тех, кто взлелеял излишние надежды на приятные приключения на Creek Street.

 Creek Street
Пройдя эту улицу насквозь, я воспользовался оставшимся свободным временем для того, чтобы просто пройтись по нетуристским улицам Кетчикана. Но сначала заглянул в Federal Building в надежде поставить там печать в свой паспорт туриста. Вместо печати я обнаружил там двоих сонных охранников, которых, как мне кажется, слегка напугал своим появлением.

 Одна из улиц Кетчикана
Зато с левой стороны от входа в это шестэтижное здание на стене я увидел мемориальную доску с именами людей, приложивших руку к его возведению. И первым среди шести имен было имя Генри Моргентау младшего. Он родился в известной еврейской семье предпринимателя и дипломата Генри Моргентау старшего. А сам он в 1934-1945 годах был Министром финансов США и, надо полагать, выделил средства на строительство этого билдинга в Кетчикане. За что и был удостоен первого места в списке на мемориальной доске. Однако, в этом, в общем-то, нет ничего особенного.

  Мемориальная доска на Federal Building
С самым же удивительным, на мой взгляд, фактом участия евреев в жизни этого медвежьего штата, я познакомился совсем в другом месте. Но об этом - в своё время.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В подражание Эдварду Лиру. Стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова.

Понедельник, Сентябрь 2, 2019

1-custom
Нарисовала днём девочка с Риверсайд Драйв
Собачку, сказав ей: Со мной поиграй!
Собачка вскочила, вильнула хвостом
И спряталась вмиг за высоким кустом.
Весёлый денёк был на Риверсайд Драйв.

2-custom1
Однажды мальчишка с Риверсайд Драйв
Залез незаметно в открытый сарай.
А следом за ним вбежал бурундук,
И тихо прокрался жирный барсук.
Так в прятки играют на Риверсайд Драйв.

3-custom1
Однажды в далёком Непале
Три слона с двух деревьев упали.
Покалечили лапку жуку
И сломали ребро червяку.
Кошмары творятся в Непале.

4-custom1
В глухомани сибирской, поверьте,
Из земли повылазили черти.
Прихватили с собой сковородки,
Мыть в таежной глуши самородки.
Надышались там дымом до смерти.

5-custom1
Говорят, разгулялось в Нью-Джерси
Пучеглазое чудище в шерсти.
Перепуганы дети:
Опасаются йети.
Парикмахерских нету в Нью-Джерси.

6-custom1
В одном из домов Шипсхэд Бея
Застукали раз Бармалея.
Он в квартиру залез,
Спёр зубной там протез -
Нет cтраховки у Бармалея.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Болтливый Джек и Парящие часы

Пятница, Август 30, 2019

Начну с того, что в середине нынешнего августа впервые оказался на западном побережье Канады. В восточной её части - Торонто, Оттаве, Монерале, Квебеке и вокруг я бывал множество раз. И вот теперь Ванкувер, из которого начинался наш групповой круизный тур по Аляске. Однако, мы прилетели на день раньше, и у нас были целые сутки для самостоятельного знакомства с городом.
Не слишком ломая голову над выбором маршрутов прогулок, мы (я, жена и дочь) заранее решили подробнее познакомиться с исторической частью и центром Ванкувера, рассчитывая, что всё остальное нам покажут и расскажут, когда мы присоединимся к своей группе. Конечно, еще дома почитали об этом крупнейшем городе канадской провинции Британская Колумбия.

В 1858 году обнаружение в этих глухих местах Канады золота на реке Фрейзер привело к тому, что сюда бросились тысячи искателей счастья. Золото скоро кончилось, а люди остались. Здесь было много других богатств. Одним из них был лес, и в 1867 году на берегу Фрейзера английский моряк Эдвард Стамп построил лесопилку, вокруг которой возник крошечный поселок Гастаун, ставший центром кристаллизации будущего города.

Главной же причиной, поспособствовавшей превращению этого посёлка в крупную городскую агломерацию послужило строительство Канадской тихоокеанской железной дороги, которая начиналась в Монреале и заканчивалась именно здесь, благодрая наличию удобной глубоководной гавани. В 1885 году город получил название Ванкувер, данное ему в память об английском мореплавателе, капитане Ванкувере, обследовавшему эти берега в 1792 году. В итоге получается, что самому большому городу Британской Колумбии всего лишь полтора века со дня рождения, так что возраст самых старых его сохранившихся сооружений не превышает сотню лет. В общем никакой старины в нем не найти. Но зато сохранился городской район под названием Гастаун с одной из самых старых городских улиц - Water Street. Вот туда мы и направились.

Быстро добрались от своей гостиницы до ближайшей станции метро и купили там три проездных билета, годных для поездок в течение дня на всех видах городского транспорта. Кстати, в Ванкувере помимо автобусов ходят и троллейбусы.

Первые две станции линии, по которой мы ехали, оказались проложенными над землёй. Наш поезд проехал над одним из рукавов реки Фрейзер, по которому плыли плоты. А коли есть лесосплав, то значит где-то здесь до сих пор работает, конечно, усовершенствованная, лесопилка, послужившая прародительницей города.

Плоты на реке Фрейзер
Вышли на конечной станции Waterfront и пройдя совсем немного попали на Water Street, по которой и отправились гулять. Приятная, сохранившая дух викторианской эпохи, но переполненная туристами улица с многочисленными магазинами и магазинчиками, торгующими сувенирами, часто изготовленными местными индейцами - фигурками, вырезанными из камня и дерева, гончарными изделиями и даже довольно большими тотемными столбами. Такой при желании можно поставить во дворе собственного дома.

Достопримечательностей на этой улице всего две. Первая - это паровые часы. Отдаленно они напоминают лондонский Биг Бен в миниатюре. По углам верхней части часов торчат трубки, их которых валит пар, иногда больше, иногда меньше. Они почти полностью окутываются белой пеленой, когда начинают мелодично гудеть, и это происходит каждые пятнадцать минут. Высокое основание, на котором покоится циферблат, имеет стеклянные стенки и сквозь них хорошо виден часовой механизм. Разглядывая его, я подумал, что всё это слишком похоже на увеличенные ходики, так что часы работают сами по себе, а паровой механизм в общем-то не при чем и включается каждые 15 минут по принципу будильника. Однако, это лишь мои догадки и с уверенностью утверждать это я не могу, так как не являююсь часовщиком. Так или иначе паровые, уникальные в своём роде, часы регулярно парят и являются оригинальной городской достопримечательностью. И хотя они совсем не старые, так как установлены были в 1977 году, сфотографировать их довольно трудно, потому что они постоянно окружены толпой туристов.

 Паровые часы
Вторая достопримечательность находится недалеко от первой. Это памятник Gassy Jack’у, по имени которого назван этот район города. Джек Дейтон родился в Англии, приплыл в Канаду, а затем оказался на берегах Фрейзера в поисках золота, и, не найдя оного, явился в район лесопилки с пустыми карманами, но с бочонком виски и основал первый в этих местах салун, где веселил людей своими “правдивыми” рассказами из жизни, которые сам и сочинял. Он был малость сплетником и неугомонным болтуном с хорошим чувством юмора, чем и прославился, войдя в историю города под именем Gassy Jack, то есть Болтливый Джек.

Памятник Болтливому Джеку (Gassy Jack)
Постаментом для памятника этому любителю выпить и заговаривать зубы своим клиентам служит бочка из-под виски. Под бочкой прикреплена медная плакетка, на которой изображены мужчины, разговаривающие в тени высокого дерева, и на ней же вырезана такая надпись: “Здесь стоял старый клён, под ветвями которого в 1885 году собрались первопоселенцы и решили присвоить своему городу название Ванкувер”.

Вокруг Болтливого Джека, как и около паровых часов, постоянно толкутся туристы, но мне все же удалось улучить момент, когда рядом никого не было (благо, мы были не в группе), и я запечатлел Джека на камеру во всей его, позеленевшей от времени, бронзовой красе.

Затем мы снова сели в поезд метро, который состоит здесь всего из двух вагонов, и вышли на станции Vancouver Centre. Вокруг были улицы крупного современного города, застроенные небоскрёбами, среди которых выделялось монументальное здание художественной галереи Ванкувера, построенное, по-моему, в стиле боз-ар. Галерея и прилегающая к ней территория, на мой взгляд, является культурным центром города, где в тот будний день тусовалось огромное количество молодых людей.

Прилегающий к Галерее Робсон Парк украшен оригинальными падающими фонтанами и абстрактным, покрашенным в ярко-красный цвет, масштабным творением под названием «Спираль» работы известного скульптора Алана Чанг Ханга.

«Спираль» Алана Чанг Ханга
Оттуда мы снова проехали на метро до станции City Hall и выйдя на поверхность почти сразу наткнулись на скульптурную группу всемирно известного мастера Магдалены Абаканович «Walking Figures», которая этим своим произведением сумела создать архетипический образ толпы.

«Walking Figures» Магдалены Абаканович
Миновав “Идущие фигуры”, мы попали в очень симпатичный небольшой парк около City Hall. Там наверху высокой и широкой лестницы, ведущей ко входу в здание муниципалитета, установлен памятник капитану Джорджу Ванкуверу. Оттуда же с площадки открывается чудесный вид на панораму города на фоне гор. И там же проходит уютная, зелёная, тенистая улица, застроенная шикарными частными домами, не похожими один на другой. Прямо в центре города, рядом с мэрией находятся утопающие в зелени вековых деревьев старые дома, образующие улицу, место которой, вне всякого сомнения, должно было бы находиться где-нибудь в маленьком городке в глубинке. Не сомневаюсь, что на этой улице живут очень богатые люди, а само её наличие в двух шагах от ничем особым не выделяющихся высотных зданий, придаёт особую прелесть городу.

 Памятник капитану Джорджу Ванкуверу
На следующий день, уже соединившись со своей группой, мы попали в парк Елизаветы II, расположенный в черте города, но на пересечённой местности. Парк очень красив, цветист и уютен благодаря своему сложному рельефу. Ландшафтные архитекторы и садоводы очень хорошо здесь поработали.

Посреди небольшого бассейна стоит там абстрактное творение знаменитого английского скульптора Генри Мура, которое называется “Лезвие ножа”, хотя узреть нож в трёх крупных бронзовых частях этого сооружения довольно трудно. Но, как говорится, что-то в нём есть. В принципе мне нравятся подобные скульптуры. Они хорошо вписываются в изломанные природные пейзажи.

"Лезвие ножа" Генри Мура
Вокруг парка, как и в целом в городе, живет много китайцев, которые подарили городу, установленные здесь часы с надписью «Мы служили», имея ввиду тот факт, что они служили в рядах Канадской армии в годы Первой и Второй мировых войн.

В парке есть смотровая площадка, откуда на фоне голубого неба отчетливо рисуется впечатляющий силуэт (skyline) Ванкувера, а на самой площадке мне с трудом, но удалось заснять забавную скульптурную композицию из четырёх туристов, один из которых фотографировал своих товарищей. Трудность съёмки, как обычно в таких ситуациях, состояла в том, что к композиции невозможно было подобраться из-за настоящих, живых, а не бронзовых туристов.

Скульптурная композиция «Туристы»
На выходе из парка устроены специальные открытые павильончики, где китайцы группами занимаются своими физическими упражнениями, выполняемыми в замедленном темпе.

Занятия физкультурой
Из парка мы проехали к бывшей станции Канадской трансконтинентальной железной дороги, в строительстве которой самое активное участие принимали китайские эмигранты. Вот их-то потомки и живут сейчас в замечательном Ванкувере.

На территории станции в застеклённом павильоне стоит старый паровоз. Таких и подобных ему легко можно увидеть практически в любом железнодорожном музее. Мне больше понравилась простая скамейка, в качестве ножек для которой использована пара колёс от паровоза или железнодорожных вагонов.

Скамейка на паровозных колесах
Стоит упомянуть ещё ванкуверский China Town, где находится небольшой китайский сад, перед входом в который стоит памятник Сунь Ятсену. В саду довольно уютно, в маленьком прудике цветут лотосы, стоят беседки с загнутыми кверху концами крыш.

Самыми интересными мне показались фонарные столбы, стоящие вдоль улицы, где расположен парк. Они покрашены в красный цвет и к каждому из них прицеплено по паре дракончиков под бронзу.

 Фонарный столб в China Town
Из китайгорода мы уехали в огромный по площади и замечательный своим заповедным лесом Stanley Park, одной из главных достопримечательностей которого являются тотемные столбы. Их там немного, всего девять штук, но они подлинны, причудливы и красивы.

Тотемные столбы в Stanley Park.
Теперь нам оставалось только погрузиться на корабль и отправиться в плавание к берегам Аляски.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина - 6

Пятница, Август 9, 2019

21vertinskaya-custom

Вдали увидев парус алый,
Я поднимаю взгляд усталый
И сразу вижу у причала
Ассоль, которая мечтала
Увидеть капитана Грея.

И тут мне захотелось, братцы,
Под парусами с ветром мчаться,
На мокрой палубе качаться,
Чтоб с милой Настенькой обняться
У волнореза вместо Грея.

22surikova-custom

“Не верим!” - кричали соседи,
“Режиссёр, сценарист, педагог?”
“А куча чудесных комедий!” -
В ответ им я выкрикнуть мог, -

“Известные всем кинофильмы,
Любимый детьми Ералаш!”
Распили компота бутыль мы,
Толкуя про наш персонаж.

Причиной дискуссии стала
Артистка народная Алла.

23vajnera-custom

Один мастер спорта по вольной борьбе
Был близок, как родственник, мне и тебе.
Мы вместе гоняли по вертикали
И вместе преступников злостных искали,
И с ним не страшны были нам Минотавры.
Аркадию Вайнеру - слава и лавры!

24vajnerg-custom

Прекрасный писатель Г.Вайнер
Известен повсюду и крайне.
Трудился же он неустанно
На двух берегах океана:
Там он писал детективы
(Их не читал лишь ленивый),
А здесь он вёл образцово
«Новое русское слово».

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Шаржи Кирилла Дремлюха, подписи Бориса Рубина

Воскресенье, Август 4, 2019

16kokshenov-custom

В кино он частенько амбал глуповатый,
Но в жизни Кокшенов не так уж и прост.
А кто ж он на деле?
Не мучай себя ты:
Народный артист - вот ответ на вопрос.

17lazareva-custom

Живая модель она для скульптуры,
Вполне достойна в камне быть на рельефе.
А снизу только аббревиатуры:
КВН, СТС, О.С.П и Тэфи.

18menshikovpsdpsd-custom

Его поди уменьши-ка
Не выйдет ничего!
Олег Евгеньич Меньшиков
Фигура ого-го!

19elvira-custom

Кинофильмы с Кассандрой Петерсон
Не стоит смотреть на грядущий сон.
Приснятся тебе упыри и вампиры
Под предводительством хитрой Эльвиры.

20. Анжелика Хьюстон20huston-custom

Актриса Хьюстон Анжелика
Необычайно многолика,
Трудолюбива, как пчела,
Оскароносна и мила.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В подражание Эдварду Лиру. Стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова

Вторник, Июль 30, 2019

1-custom2
Однажды Брайтонский шлимазл
В Пури́м немного лишку вмазл.
Очнулся в парке под скамейкой.
“Да как же так?” Включил кумейку,
Но не сложил он этот пазл.

2-custom2
Говорят, что в родном Гондурасе
Самогону наклюкавшись Вася,
Николаю носяру расквасил,
А потом ещё долго колбасил,
Всех матросил и страшно матрасил.

3-custom2
Недавно в каком-то Нью-Йорке
Старик поскользнулся на корке,
Которую позавчера
Швырнул на асфальт из ведра,
Когда мусор тащил на задворки.

4-custom2
Эмигрантка-старуха, что из Сигейта,
Худая была, как писклявая флейта,
Не изъяснялась, а тонко визжала.
Вчерась иль намедни из дома сбежала
И нонича в городе прячется гдей-то.

5-custom2
Раз поехал старик в Коннектикут -
Мол, в цветную полоску там тик ткут.
Там материи взял для матрасов,
Бахромы и других прибамбасов.
Вот чем славен штат наш Коннектикут.

6-custom2
Приехал из Квинса один симпатяга
К знакомому парню в город Чикаго.
Потом среди ночи он вынул наган
И выбросил с пляжа его в Мичиган.
А утром без шума исчез из Чикаго.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Весёлая компашка

Четверг, Июль 25, 2019

Недавно на одной из распродаж в частном доме купил я большеразмерный альбом, на пёстрой, сделанной из толстого плотного картона, обложке которого было вытеснено золотом два слова: Post Cards.

В доме толпилось много народа, было душно, жарко, и я не имел возможности хорошенько рассмотреть, что там за открытки. Глянул мельком, перевернув пару страниц, и купил фактически кота в мешке.

Только вернувшись домой, я смог рассмотреть свою покупку. В альбоме оказалось около сотни открыток с видами европейских городов и различных туристических мест. Все они были посланы в начале 70-х годов прошлого века некой Терезе Бэйкуэлл (Theresa Bakewall), которая жила в графстве Surrey в городке Epsom. Заглянув в Wikipedia, я узнал, что этот довольно богатый городок находится фактически в пригороде английской столицы, приблизительно в 14-ти милях к юго-западу от Лондона.

Открытки слали хозяйке альбома в основном из Западной Германии, Франции, Италии и Швейцарии. Так как многие адресованные ей почтовые карточки были написаны по-немецки, я предположил, что их получательница Mrs Bakewell была немецкоязычной дамой. На этот счет у меня не осталось никаких сомнений, когда я добрался до последних страниц альбома. Но уже и до этого я получил подтверждение, что мне в руки попал альбом именно немки. Читать тексты на открытках часто было очень затруднитально из-за неразборчивого почерка, но вот несколько открыток от некоего дона Карло были только подписаны от руки. Текст же на них был напечатан на машинке, причем на немецком языке. Пришлось мне поднатужиться и вспоминть кое-что из своего школьного и институтского немецкого. Так вот, в одной из открыток, отправленной из Италии 13 июля 1973 года, я вычитал, не без помощи словаря, конечно, что дон Карло очень рад в связи с тем, что дорогой Терезе удалось навестить свою старую родину.

Заканчивая рассказ об открытках, я должен добавить, что обнаружил в альбоме ещё дюжину карточек с оповещениями о смерти различных персон.

Самое же интересное было припасено для меня в самом конце альбома, где оказалось 37 черно-белых любительских фотографий. Большинство из них были сделаны в начале семидесятых годов, но среди них нашлось около десятка снимков, сделанных без сомнения в Германии начала сороковых годов. Они-то и оказались самыми интересными, ибо персонажи, на них запечатленные, были одеты в фашистскую военную форму. К сожалению, ни на одном из снимков не указано место, где они были сделаны, но проставлены даты - 1940-44-е года.

Я полагаю, что хозяйки альбома уже давно нет в живых. Обычно фотографии из семейного альбома не продают. Они попадают на рынок только тогда, когда у его хозяина или хозяйки не остаётся наследников.

На фотографиях начала сороковых годов прошлого века фрау Бэйкуэлл, девичья фамилия которой наверняка звучит совсем по-иному, красуется среди фашистских солдат и офицеров, прежде всего моряков, причем похоже подводников. Правда, на все сто насчет подводников я не уверен, так как не являюсь специалистом по немецкой униформе времен Второй мировой войны. Но в том, что кто-то из её родственников служил на флоте можно, практически, не сомневаться.

Среди моряков
Сама эта дама была маленького роста и выше средней упитанности, что делало её похожей на каракатицу. Тем не менее, обладательница этой фигуры в сочетании с очень редкими верхними передними зубами, явно чувствовала себя королевой. Это хорошо видно на снимке, где она в лихо сдвинутой набекрень широкополой шляпе стоит в центре, выстроившихся в шеренгу перед фотокамерой, троих моряков, один из которых держит во рту прямую курительную трубку.

Фотография эта подписана, но надпись была сделана простым карандашом и почти стерлась, ясно читается лишь дата - июль 1940. Сталин ещё дружит с Гитлером, но пройдет совсем немного времени и вполне может статься, что с этой фотографии нам улыбаются именно те подоводники, которые станут топить союзные арктические караваны в составе советских, американских и английских судов, ходивших по северным морям в Мурманск с грузами для СССР.

А глядя на фрау, стоящую в центре композиции, я невольно вспомнил один из лимериков известного английского художника и поэта позапрошлого века Эдварда Лира (в переводе Г.Кружкова):

Жила-была дама приятная,
На вид совершенно квадратная.
Кто бы с ней ни встречался,
От души восхищался:
“До чего ж эта дама приятная!”

Не следует думать, что я описываю эту немку с предвзятостью. В данном случае я просто констатирую факт, прекрасно понимая, что среди немок, как и представительниц всех других народов, было и есть немало привлекательных женщин. У меня у самого, грешного, была в молодые годы парочка весьма симпатичных любовниц этой национальности.

Однако, вернемся к фотографиям. На следующем снимке эта “приятная дама” стоит рядом с присевшим на корточки мужчиной, похоже с перебитым носом, на кителе которого хорошо различим якорь. Эта фотография сделана в каком-то помещении на фоне большого холста или стены с изображением морских судов.

С подводником
А вот фото пирушки, которая происходит неизвестно где, но вероятно по поводу нового года, если судить по еловым веткам, которыми по периметру украшен фашистский флаг со свастикой на заднем плане снимка. И хотя большая часть свастики прикрыта головой, стоящей перед ней фрау с бокалом в руке, этот фашисткий символ легко различим. Что касается компании, то большинство мужчин одето в рубахи с матросскими воротниками, то есть являются моряками. Рассматривая эту фотографию, я вдруг невольно подумал о том, что случилось бы, если бы я каким-то сверхъестественным образом оказался в этой веселой компашке. Без сомнения, я бы немедленно был схвачен, скручен и отправлен в Освенцим на верную смерть.

Пирушка

На четвертом фото мы видим столовую, у входа в которую стоит некто в военной форме с фашистскими опознавательными знаками и той же прямой курительной трубкой во рту. При виде этого человека дежурные по кухне солдаты, вытянулись в струнку и приложили руку к пилоткам, отдавая ему честь. Опять на фото возникает этот тип с трубкой во рту.

В столовой
Наконец, на последнем фото мы можем посмотреть на бывшую владелицу альбома вблизи. Думаю, к концу войны она удачно вышла замуж за британского подданного и благополучно смылась в Англию. Как её альбом попал в Нью-Йорк, я не знаю.

Frau Theresa Bakewell
В заключение хочу сказать, что я видел немало фотографий времен Второй мировой войны. Но это были снимки советских солдат и офицеров. За примерами мне далеко ходить не надо. В нашем семейном фотоальбоме хранится не один десяток снимков, сделанных в разных местах и в разных обстоятельствах, с запечатленным на них моим отцом, который был призван в армию на третий день войны, а вернулся домой лишь в октябре 1945 года.

Видел я и фотографии, сделанные немцами в те же годы. Но это были фото в специально изданных альбомах, посвященных Второй мировой войне. Подлинников я никогда не видел и не держал в руках. А на той стороне, конечно, тоже шла своя жизнь. И фотографий подобного рода, я думаю, сохранилось немало, но впервые столкнуться с ними мне было интересно и больно. Они вызвали у меня кучу воспоминаний и ассоциаций. В частности я остро вспомнил свое полуголодное и холодное послевоенное детство.

Короче говоря, рассказ мой сугубо субъективен, и другим он быть не мог, потому что я лицо заинтересованное, а точнее пострадавшее, как и все другие мои бывшие соотечественники. О Терезе Бэйкуэлл я мог судить только по фотографиям, так как, естественно, я её никогда не видел и вопросов ей не задавал. Но её образ не вызвал у меня положительных эмоций. Я сильно сомневаюсь в том, что она была подпольщицей и работала, например, на английскую разведку и по этой причине после войны оказалась именно в Англии. Я убежден, что она была вполне заурядной женщиной и искренней подругой своих друзей из вермахта.

В общем, полученный мною нежданно-негаданно, мрачноватый “привет” из прошлого заставляет лишний раз задуматься о настоящем и будущем с тем, чтобы всем нам в меру своих сил и возможностей позаботиться о недопущении повторения подобных событий. Ибо, к сожалению, мы живем в мире, где постоянно совершаются жестокие преступления и террористические акты, возрождаются человеконенавистнические иделологии и ведутся неправедные войны.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Автопортрет со свечой

Четверг, Июль 18, 2019

Лучше зажечь маленькую свечку,
чем всю жизнь проклинать темноту.

Конфуций

Эта история началась, как это нередко бывает, совершенно случайно. Мы с женой были приглашены в гости к молодой паре, у которой растут двое замечательных детей.
Живут они в даунтаун Бруклина в браунстоуне. Моя жена работала вместе с Викой, с которой она подружилась, несмотря на разницу в возрасте. Мы не раз бывали у них в гостях, и все наши встречи были очень интересными и приятными. Вот и в этот раз мы сидели за столом в маленьком, уютном дворике, примыкающем к их квартире, а муж Вики жарил барбекю и шашлыки.

После застолья мы отправились с ним в комнату их десятилетней дочери, которая очень хорошо рисует. Судя по рисункам, которые я увидел, у девочки явно есть талант художника.
Потом я просто прошелся по квартире, мне хотелось вновь посмотреть на массивные старинные двери, резные деревянные панели вокруг камина, тонкую лепнину, идущую вдоль высоких потолков. И тут мой взгляд упал на две относительно небольшие картины в узких прямоугольных рамах, которых я раньше не видел. Сюжет обеих картин был однаков: на них была изображена уходящая вдаль судоходная река, по которой плывут разнообразные суда и баржи. У нижнего обреза картин стояла подпись автора - Е.Симкин, и указана дата их создания - 1951 год. Это была эпоха социалистического реализма. Произведения изобразительного искусства, созданные в этом стиле, впрочем, как и все другие, были в годы развала Советского Союза оплеваны и охаяны, а теперь за ними охотятся многочисленные коллекционеры и любители живописи во всем мире.

Е.Симкин "На реке". Из частного собрания.
Картины были написаны на высоком профессиональном уровне и мне, естественно, захотелось узнать их историю.

Оказалось, что совсем недавно они достались Вике от её дедушки, которому Ефим Симкин приходился дядей, так как был родным братом его матери. Таким образом, Вике он приходился двоюродным прадедушкой. И еще я узнал, что у Викиной тёти, которую зовут Лена, тоже есть несколько картин Ефима Симкина. С Леной и её семьей мы тоже были знакомы, так как не один раз встречались за общим столом в гостях у Вики. Кстати, дочь Лены тоже прекрасно рисует и училась в колледже на архитектурном отделении.

Я созвонился с Леной, и она прислала мне снимки еще двух картин Е.Симкина, а также несколько фотографий из семейного альбома, за что я ей очень признателен.

Мне захотелось узнать побольше о художнике Ефиме Симкине, с творчеством которого я до этого не был знаком. При этом я понимал, что мне довелось увидеть те его художественные произведения, которые мало кто видел, так как они более полувека назад были подарены им своим родственникам и никогда и нигде не выставлялись.

Естественно, первым делом я обратился к Википедии, а узнав оттуда, кто такой Ефим Симкин, немедля отправился в библиотеку и в результате через некоторое время получил по межбиблиотечному абонементу большеформатный альбом “Ефим Симкин. Вехи памяти”, выпущенный издательством “Советский художник” в 1984 году с репродукциями картин художника и большой вступительной статьёй В.И.Костина. Кроме того, я поговорил с Леной, которая поделилась со мной своими детскими воспоминаниями, когда она была в Москве в гостях у своего двоюродного дедушки. У него была большая студия во дворе того дома, где он жил с семьей.

Е. Симкин в своей мастерской. Фото из семейного альбома.
В общей сложности вот что я узнал. Заслуженный художник Российской Федерации, член Союза художников Москвы Ефим Давыдович Симкин родился в Киеве в 1915 году. С детства любил рисовать. И ему повезло. Совсем еще мальчишкой в середине 20-х годов он попал в ученики к художнику Эммануилу Шехтману, который преподавал искусство в Еврейском детском доме, где большинство детей были сиротами, потерявшими родителей во время погромов, чинимых многочисленными бандами, порожденными гражданской войной. Учеба у Э.Шехтмана определила всю дальнейшую судьбу Ефима.

Кстати, еще двое учеников этого замечательного человека, живописца и педагога, Иосиф Зисман и Борис Лукомник тоже впоследствии стали известными художниками, а третий, которого звали Ян Мильчин, - скульптором. Чтобы отыскать эти сведения, мне пришлось изрядно побродить по интернету, пока я не наткнулся на статью сына Э.Шехтмана Марка, который написал очень интересные воспоминания о своем отце.

В предвоенные годы Ефим учился в Москве в институте повышения квалификации художников у Льва Крамаренко.

С началом войны был призван в армию. Воевал в звании сержанта в стрелковой дивизии, сражался под Сталинградом, где был наводчиком противотанковой пушки. В одном из боёв был тяжело ранен, ему оторвало левую руку. Был награжден орденами Отечественной войны I степени и Славы III степени, а также медалями, в том числе медалью “За оборону Сталиграда”.
После демобилизации окончил Московский художественный институт имени В. И. Сурикова, где его педагогом был замечательный художник, участник группы “Бубновый валет”, професор живописи А.А.Осьмеркин.

Е. Симкин в 1975 году. Фото из семейного альбома
И хотя солдат Симкин в битве за Сталинград потерял руку, он не растерял талант художника. Он не стал проклинать судьбу за то, что она сделала его инвалидом, но взял в руку кисть и благодря своему упорству и трудолюбию, возжёг собственную свечу художественного творчества, поддерживая в ней огонь вдохновения на протяжении всего своего жизненного пути. Недаром он изобразил себя с ней на автопортрете, несущем глубоко символический смысл. Эта горящая свеча, может быть и не очень ярко, но освещала не только его собственную жизнь, но и жизнь многих людей, ценящих и любящих настоящее искусство. Всю свою достаточно долгую жизнь он писал замечательные, лиричные пейзажи, чудесные натюрморты и глубоко психологичные портреты известных в его время людей, а также своих ближайших родственников - отца, матери, жены.

Автопортрет со свечой. Фото с Интернета.
Хорошим примером может служить написанный художником портрет отца. Мы видим умудренного жизнью немолодого человека с острым взглядом. Он в хорошем настроении, потому что будто слегка улыбается нам сквозь пышные усы. Самой улыбки не видно, но она легко угадывается.

Портрет отца. Из частного собрания.
Очень выразителен портрет художника Шнейтера, запечатленного в момент глубоких раздумий, когда он как бы погружен сам в себя.

 Портрет художника Шнейтера
Отдельной строкой необходимо упомянуть потрясающий цикл полотен Е.Симкина, посвященный его воспоминаниям о войне, непосредственным участником которой он был.

Большое впечатление на меня произвели фрагменты его четырехчастной картины “Реквием по Моцарту”, а также полотна “Холокост. Жертвам войны” и “Бабий яр”, хотя я не видел подлинников, а мог лишь разглядывать репродукции в Альбоме, о котором упоминал выше. Если судить по картинам о войне, собранным в альбоме, то в палитре художника преобладают темные холодные тона, вероятно, более всего отвечающие его настроению, когда он вспоминал о тяжелых и безрадостных годах войны. Очень часто в этих его произведениях показаны не конкретные события той эпохи, а даются обобщенные образы, когда он повествует языком живописца о солдатских снах, о думах простых людей, вырванных из мирной жизни и брошенных в горнило войны на борьбу с кровожадным и беспощадным врагом.

 Бабий яр. Фрагмент.
Совсем другие - яркие и солнечные краски появляются в его палитре, когда он обращается в своем творчестве к мирной жизни своих современников. И первой в этом ряду можно поставить его замечательную картину, под названием “Весна 45-го года”. Победой закончилась война, развеяны мрачные тучи над страной, и солдаты, изображенные на картине, в предвкушении скорой встречи с родными и близкими, с надеждой на счастливое будущее идут сквозь цветущий сад. Наверняка и сам художник видел себя среди них.

Весна 45-го года
И совсем уж яркой и цветистой выглядит жизнерадостная жанровая сценка, запечатленная художником на картине, подаренной им своей двоюродной племяннице Лене. На полотне изображена в один из чудесных летних дней, вся в бликах солнечного света, его жена, принесшая миску с едой их собаке.

Портрет жены с собакой. Из частного собрания.
Ефим Симкин был с 1949 года участником многочисленных групповых выставок, в том числе и международных. Кроме этого, он удостоился двух персональных выставок в Москве в 1987 и 1992 годах. Его картины есть во многих музеях и частных коллекциях.

Для примера приведу лишь одни факт. Я никогда не бывал в городе Пензе и потому не могу отнести себя к числу счастливчиков, имевших возможность побывать в Пензенской областной картинной галерее им. К. А. Савицкого, которой художник подарил пятьдесят своих живописных работ. Но и того, что я увидел в подлинниках и репродукциях, вполне достаточно для того, чтобы воздать должное таланту и мастерству художника Ефима Давыдовича Симкина. Свеча, горевшая в его единственной руке, светит людям до сих пор.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

В подражание Эдварду Лиру. Абсурдистские стихи Бориса Рубина, рисунки Виктора Козлова

Пятница, Июль 12, 2019

1-custom
Однажды подпольный богач с Брайтон Бич
Привёз из Бобруйска советский “Москвич”.
Упрятал покупку в надежный гараж,
Похожий на старый бетонный блиндаж.
А утром нашел там лишь битый кирпич.

2-custom
Жил-был на Брайтоне экстерминатор,
В деле своём - уникальный новатор.
Готовый без ядов, согласно молве,
Морить тараканов в любой голове.
Вернись же на Брайтон, экстерминатор!

3-custom
В садик у девочки из Бенсонхёрста
Сбежала собачка - мягкая шёрстка.
Девочка вылезла в сад из окна
И с лупой большой там ищет без сна
Собачку свою чуть больше напёрстка.

4-custom
Живет та девица на Шипсхэд Бее,
У которой выскочил прыщик на шее.
С расстройства она пустила слезу.
И тут же новый возник на глазу.
Уезжайте все с Шипсхэд Бея скорее!

5-custom
Однажды пожил в снежной Арктике
Студент-недотёпа на практике.
Через год уезжая со льдины,
Он залил там костёр керосином.
И ужасно теплеть стало в Арктике.

6-custom
Недавно в стране Гватемале
Ежи на лягушку напали.
Лягушка схватила дубину
И с не й ускакала в трясину.
Дубину с тех пор не видали.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin