Хозяин города

Четверг, Сентябрь 29, 2022

Я люблю гулять и при этом стараюсь ходить по разным улицам, заглядывать по пути в разные закоулки. За годы моих прогулок, неизведанных мест в радиусе примерно трёх миль от дома практически не осталось. То же самое и в Marine Park и районе вокруг него, куда я часто приезжаю на машине, а потом хожу по окрестным улицам.

Вот и совсем недавно забрёл я в этот парк. Вокруг было необыкновенно красиво: голубое небо с белыми, пушистыми облаками и много зелени, хоть и подернутой местами желтизной или краснинкой: листва деревьев и кустов, заросли трав и среди них золотистые кисти золотарника, как солнечный привет наступившей осени. Я медленно шагал по дорожке и невольно пришла мне в голову старая, банальная мысль: «А жизнь-то прекрасна!»

Marine Park
И только я об этом подумал, как мне вспомнилась моя прогулка по этим же местам, но только в мае.

Некоторые дорожки там посыпаны мелким гравием, и он хрустел у меня под ногами почти так же, как свежевыпавший снег в родной мне Сибири. Но помимо этого хруста всю дорогу меня сопровождали птичьи посвисты, короткие трели, заливистые рулады, мелодичные песенки, тихий щебет и громкое чириканье.

В воздухе метались стремительные стрекозы, над цветами летали бабочки белянки, желтушки и толстоголовки, а по листьям обширных зарослей ваточника ползали красные молочайные жуки с черными точками на надкрыльях и длинными черными усами.

Молочайный жук
По мелководью не спеша разгуливала большая белая цапля, вглядываясь себе под ноги. Вглядывалась не зря: на моих глазах проглотила лягушку.

Цапля не ветке
Прохожих не было совсем. Только у самого входа в парк после мостика сидела пожилая пара на скамеечке и в стороне от дорожки на пандусе над солончаком двое что-то снимали с помощью фотоаппарата на треноге.

В тот день стоял полный штиль, ни один листок не шевелился, все замерло в полусонной тишине. И тут я увидел нечто удивительное: на молоденьком клене высотой около метра на нижней веточке непрерывно трепыхался и дрожал один листик, все же остальные замерли в неподвижности. Видимо, где-то совсем рядом в воздухе зародился ветерок. Может быть он хотел пролететь над верхушками деревьев, заставить их кланяться себе и шуметь листвой, но силёнок хватало только на этот один-единственный листок. Что ж каждый делает то, что может, хотя думает сдвинуть горы. Вот и пробует. Так и надо, ибо даже путь в тысячу ли начинается с первого шага, как сказал когда-то древнекитайский философ Лао-Цзы. Мой же новорождённый ветерок вскоре утих обессиленный, а листок остался на своей веточке до той поры, когда придёт ему время увять. И сдует его с ветки уже совсем другой ветер.

А на городских улицах у меня давно уже появились любимые местечки, уголки, деревья и даже кусты.

Вот я иду по не раз хоженой улице и заранее знаю, что за следующим поворотом увижу своего старого знакомца. Это может быть простой уличный куст, но который мне когда-то понравился. Со временем мы с ним подружились, и теперь я знаю о нем практически всё. Мой зовут женским именем жимолость. Все лето до поздней осени она обильно цветёт замечательными, душистыми белыми цветочками.
Я в неё влюблён, и мы давно уже стали близкими друзьями. Она меня ждёт и всегда мне рада, начиная благоухать особенно сильно при моем появлении, хотя никто об этом не подозревает, а мы с жимолостью свой секрет никому и не выбалтываем. Тем более, что я позволяю любоваться ею каждому прохожему, который этого пожелает. Мне не жалко, даже наоборот приятно, если кто-то ещё оценит её красоту и задержит на ней свой взгляд.

 Жимолость
Однако, однажды я чуть было не изменил своей избраннице. Прогуливаясь как-то с другом, оказался я около своей жимолости, которая с самого начала лета постоянно была окутана тонким ароматом своих белых, прелестных цветочков. Я предложил другу их понюхать. Он нюхал-нюхал, а потом сказал, что никакого запаха не уловил. Здесь я должен заметить, что всегда обладал острым обонянием, которое и по достижению мною весьма солидного возраста служит мне безотказно. А вот со слухом у меня проблемки: я стал туговат на ухо. У друга моего с этим все в порядке. И тут я сделал ему отличное предложение. “Меняю свой нюх на твой, Фима, слух”. Фима подумал и отказался. Сделка не состоялась, и мы остались при своих.

Поэтому и по сей день я могу наслаждаться ароматом моей жимолости и отлично слышу, что она мне тихо нашептывает, когда её листьями играет ветер. Но это навсегда останется между нами, ибо эту тайну я не раскрою никому.

А мое любимое дерево растет в Calvert Vaux Park. Это тополь. Там много великолепных тополей, но этот особенно впечатляющ. Он состоит из трех мощных стволов, растущих из одного основания. Един в трёх лицах. Глядя на него, я всегда вспоминаю тополя около дома своего детства, которые все облазил, кроме одного. Он был настолько толстый, что я не мог обхватить его руками. А на высоте примерно в два с половиной-три метра он делился на три могучие ветви. Весной на нем распускались красные сережки.

Тополь
Помимо этого, я давно приватизировал парочку частных домов из-за их нестандартной архитектуры, красоты и ухоженности участков перед ними. Обитатели этих домов и не догадываются, что я их собственность приватизировал и присматриваю за ней. Если какой-то куст слишком разросся и не обрезан, я мысленно напоминаю об этом его обитателям. И глядишь, когда через недельку-другую я вновь прохожу мимо этого дома, куст аккуратно подстрижен. Значит мои замечания учтены, к нему был вызван «парикмахер» и теперь всё в полном порядке.

Вот так и хожу хозяином по городу.

1

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Жизнь продолжается!

Пятница, Сентябрь 16, 2022

После долгого перерыва, вызванного ковидными ограничениями в середине сентября в King’s Bay Library открылась, коллективная выставка работ участников Еврейской Гильдии художников и мастеров прикладного искусства. Выставке было дано название “Жизнь продолжается”, которое прекрасно отражает её содержание: яркое, многоцветное, жизнерадостное и жизнеутверждающее. Арт-куратор выставки Зинаида Келебеева вместе с Ниной Цыпиной и Леонидом Гринбергом сделали всё для того, чтобы уровень экспозиции остался на прежнем высоком уровне, как это было во все предыдущие годы.

Выставочный зал библиотеки был полон, люди были рады вновь встретиться лицом к лицу со своими коллегами-художниками и поклонниками, друзьями и просто любителями искусства.

Встречу открыла Координатор выставочной деятельности Гильдии Нина Цыпина, которая впервые провела всю подготовительную работу без своего постоянного соавтора Матвея Соловьева. Она поздравила всех присутствующих с возобновлением выставочной деятельности. Затем была дана возможность всем желающим рассказать о своих работах, о влиянии пандемии на жизнь и творчество, поделиться мнением о выставке.

Выступающих было много, выговориться хотели практически все, радуясь возможности прямого общения. Слушая те добрые и теплые слова, которые произносились ораторами в адрес своих коллег-художников, я чувствовал, как соскучился по всем этим творческим людям и как рад видеть из снова. И понял, что при всей своей любви к посещению художественных музеев, приходить на выставки гильдийцев я люблю еще больше, так как знаю в лицо создателей экспонируемых произведений, могу с ними поговорить не только об искусстве, но и о жизни тоже.

Прекрасные живописные работы представила профессиональный художник Зинаида Келебеева. Особенно мне запомнились три: “Снегири”, «Березовый лес» и “Прилив”. Третью она писала на пленэре, так как её поразила скала над водой в виде профиля черной девушки.

Зинаида Келебеева около своих картин
Как всегда блеснул своим мастерством замечательный художник-витражист Леонид Гринберг. Обычно его витражи фигуративны, но в этот раз он принес абстракную композицию, где проявился его блестящий талант владения формой, цветом и светом.

Очень интересную работу род названием “Ноктюрн”, выполненную в технике цифровой живописи, показал архитектор и художник Виктор Поляк.

 Виктор Поляк и его "Ноктюрн"
Рассказать даже очень кратко, как я сделал это сейчас, обо всех работах нет никакой возможности, так как вниманию посетителей выставки представлено более шестидесяти живописных полотен, художественных фотографий и произведений прикладного искусства двадцати пяти авторов. Так что только одно их простое перечисление займет очень много времени и места. Лучше зайти на выставку и увидеть всё собственными глазами.

Более подробно мне хочется остановиться на двух новых именах, появившихся в Гильдии. Это Ганна Валовик-Стайловская и Тамара Шаишмелашвили.

С Ганной, которая показала на выставке чудесную лирическую картину “Рассвет”, мы проговорили довольно долго. Она начала рисовать в 75 лет. Сейчас ей 84. Её детство и юность прошли в поселке Дачное на Донецчине, где располагался совхоз. В 10 лет Ганна осталась сиротой, отца совершенно не помнит, так как он погиб наа фронте в 1943 году, а мать заболела и умерла в 1947. Воспитывалась у своей тети - одинокой женщины, где приходилось тяжело работать физически. Они вдвоём наделали столько саманных кирпичей, что из них потом им сложили хату. Все остальное - дранкование стен, оштукатуривание, побелку сделали сами. Школа находилась в восьми километрах от их дома, и Ганна каждый учебный день ходила туда и обратно пешком. Никаких кружков, там не было, но как выразилась Ганна она все время чувствовала, “что в руках что-то есть”. Они сами сделали ткацкий станок, на котором она выткала три больших ковра. Потом, выучившись, работала бухгалтером, заведующей в сельском магазине.

Ганна Валовик-Стайловская около своей картины "Рассвет"
В Америку приехала в 2000 году к дочери помогать няньчить внуков. Когда внуки подросли, появилось свободное время, и она начала рисовать. Должен сказать, что у неё это очень хорошо получается.

Тамара Шаишмелашвили представила на выставку объемную, трехмерную картину “Гранаты”. Эти южные плоды, созданные Тамарой из кожи и помещённые на чёрную подложку, привлекли всеобщее внимание своей красотой, мастерством и оригинальностью исполнения. Из растреснутых плодов выглядывают темно-красные зёрна, сделанные из кристаллов минерала, одноименного с самими плодами, на красные ягодки на веточке рябины пошли шарики из обожженной глины, а на белый пух в кустике хлопка - фарфор. Прекрасное произведение искусства.

  "Гранаты" Тамары Шаишмелашвили
Закончить этот очерк я хочу рассказав о тканой картине под названием «Праздник виноделия» корифея Гильдии Леонида Алавердова. Всем известны модульные картины, состоящие из двух или трёх частей. Это диптихи и триптихи. Все остальные произведения подобного рода имеют общее название полиптих. Полиптихи, подобно всем другим модульным картинам, являются одним изображением, разделённым на сегменты.
Так вот Леонид показывает на выставке такой полиптих, состоящий из девяти частей. Хотя, вероятнее всего, это замечательное произведение можно было бы назвать девятичастной картиной. Потому что практически каждая из частей, за исключение двух, является самостоятельным произведением, которые, однако, объединены одной общей идеей. А две части, составляющие исключение, - это обычный диптих, целиком вписывающийся в тему картины, раскрывающей с разных сторон праздник виноделия, а на мой взгляд обобщённый праздник урожая. На Кавказе, откуда родом Леонид, этот праздник отмечают так, как показывает нам этот замечательный мастер художественного ткачества. В других местах это событие отмечают несколько по-иному, в соответствии с местными традициями, но всегда это радость, веселие, вкусная еда, музыка и танцы. Глядя на эту картину, воспевающую радость мирного труда и счастье воспользоваться его плодами, невольно осознаёшь пропасть между тем, что изображено на картине и реалиями и ужасами, происходящими сегодня на территориях стран нашего бывшего исхода. Россия ведёт бессмысленную и жестокую войну в Украине, убивают друг друга азербайджанцы и армяне из-за Нагорного Карабаха, не спокойно на границе Киргизстана и Таджикистана, периодически там возникают перестрелки, гибнут люди. Когда на днях по телевидению показывали сюжет о вновь обострившемся конфликте между этими двумя государствами, я узнал те места. Именно там я бывал много раз с обеих сторон, и у меня защемило сердце.
Возвращаясь к произведению Леонида Алавердова, хочу сказать, что расцениваю его как крик души художника, призывающего людей жить в мире с самими собой и давать жить другим.

Тканая картина Леонида Алавердова
Завершая свой рассказ об увиденном на выставке, не могу не отметить возникшее у меня под её влиянием твёрдое убеждение, что несмотря на все пандемии и войны нас ждёт светлое будущее. Жизнь-то продолжается!

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin

Сладкие букеты, чудные корешки и уточки

Суббота, Сентябрь 10, 2022

Недавно В Гостиной Одесского землячества Нью-Йорка прошла замечательная встреча. Открыл ее президент землячества Игорь Казацкер.

Главной выступающей была писатель, журналист и драматург Анна Немеровская, которая представила собравшимся свою новую книгу «Размышления о вкусной и здоровой пище и некоторые рецепты». Она рассказала о том, как приготовить не просто вкусную, но и здоровую еду. А ещё поведала много интересного об истории возникновения новых блюд, обменами между Старым и Новым светом дарами природы, обогатившими кухни народов обеих сторон.

Затем выступили некоторые представители Гильдии художников и мастеров прикладного искусства. Первой получила слово мастер прикладных искусств, художник, создавшая множество фотокартин, коллажей, инсталляций, и поэт - автор трех сборников стихов, Регина Авербух. С моей точки зрения её коньком как художника является создание замечательных миниатюр из найденных ею в самых разных местах камней. И что удивительно: она способна увидеть в обкатанном временем бесформенном кусочке скальной породы скрытый образ, который она потом мастерски выявляет. Вот и в этот раз она показала несколько новых своих произведений. А я, глядя на ее каменные миниатюры, вспомнил ответ одного из величайших мастеров эпохи Возрождения Микеланджело Буонаротти на вопрос о том, как он делает свои скульптуры.
«Я беру камень и отсекаю все лишнее», - сказал он.

Регина поступает прямо противоположным образом. Она к выбранным ею камням добавляет кое-какие недостающие детали и получаются миниатюры, которые иначе как произведениями искусства назвать нельзя.

Регина Авербух со своей миниатюрой
Рассказывая о своей работе, она использовала термин искусство-терапия. И это очень верно. Большинство членов Гильдии художников и мастеров прикладного искусства являются людьми солидного возраста и для них любой вид художественного творчества служит способом социализации, дарит чувство причастности к общему делу, даёт возможность общения и уверенность в собственной общественной значимости. Это сохраняет интерес к жизни, порождает стимул к поиску нового и интересного, что само по себе замечательно.

В унисон с миниатюрами Регины Авербух звучат произведения Якова Клейнермана, который тоже создаёт свои замечательные творения из природных материалов. Но у него это не обломки горных пород, а остатки некогда живых растений: корни и корешки, сухие ветки и замысловатые сучки, а ещё корчаги и многое другое. У него острый глаз, и он тоже видит будущую скульптуру в казалось бы бесформенном и бессмысленном переплетении веток, корней и наростов. Под его руками они превращаются в канделябры, вазы и романтические скульптуры. Материалы для своих произведений он находит повсюду - в лесу, в парках, в пустынях и по берегам речек и прудов. Он рассказал, как ещё во времена кампании борьбы с пьянством и алкоголизмом в СССР набрал множество корней винограда, когда советские чиновники в безумном раже начали вырубать и выкорчевывать виноградники.

Яков Клейнерман с женой около своих произведений
Ещё до начала официального открытия встречи я подошёл к столу, уставленному букетами из искусственных цветов, оригинальными шкатулками в виде пирожных и других привлекательных вещиц, за которым сидела их создательница. А рядом стояла табличка, на которой значилось, что Светлана Гутнер является мастером прикладных искусств в жанре “Sweet Design”, изготовителем художественных имитаций букетов цветов из кондитерских изделий, а также тематических композиций из шоколадных конфет, печенья и мармелада. Изюминка её цветочных букетов и других изделий заключается в том, что в каждый цветок, в каждую шкатулку, в любую оригинальную вещицу она вставляет или прячет конфету. Мне понравилась сама идея подсластить свои произведения, впрочем, как и они сами. Я сказал ей об этом. Мы разговорились. Она высказала мысль о том, что дарить букеты из живых цветов является замечательной традицией, но через несколько дней этот подарок придётся выбросить. Её же букеты после того, как из них будут извлечены и съедены все конфеты, может ещё долгое время украшать интерьер любой комнаты. С этим трудно не согласиться, особенно если увидеть воочию произведения Светланы.

Светлана Гутнер со сладкими букетами
Ей тоже была предоставлена возможность рассказать о своих красивых и сладких работах.

Достаточно интересным, хоть и кратким, было выступление Татьяны Козловой, приехавшей в Америку три месяца назад из воюющей Одессы. Татьяна мастерски создаёт забавных кукольных персонажей и другие миниатюрные вещицы ручной вязки, а также плетёные декоративные корзины. Её вязаные мишки, уточки, котята и другие сказочные персонажи невероятно милы и симпатичны. От них трудно оторвать взгляд.

Куклы Татьяны Козловой
Вообще хочется подчеркнуть, что встреча проходила в дружеской, непринуждённой, я бы даже сказал, семейной обстановке, когда если по ходу разговора вдруг упоминалось какое-то событие, то каждый желающий мог поделиться своими воспоминаниями по этому поводу.

Вот так известный одесский журналист и КВНщик Сергей Осташко, приехавший из Одессы к сыну, рассказал интересную историю о том, как КВНщики из Баку «победили» команду КВН Одессы. При этом он сам был очевидцем той схватки и событий вокруг неё.

В заключение остаётся лишь сказать, что и гости, и действующие лица этого замечательного мероприятия, организованного Одесским землячеством Нью-Йорка, получили истинное удовольствие.

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin