От Зигмунда Фрейда к Святоплуку

Пятница, Декабрь 21, 2018

В прошлой своей статье “В память о евреях Восточной Европы” я писал о мемориалах и памятниках, посвященных жертвам Холокоста. В этот раз мне хочется рассказать о совсем других скульптурах, статуях, изваяниях и других объемных изображениях, увиденных мною в столицах и городах восточно-европейских государств. Все они показались мне интересными, иногда ироничными и забавными. В любом случае они, на мой взгляд, достойны нашего внимания, потому что показывают отношение жителей той или иной страны к своим героям, их терпимость к подшучиванию над самими собою, их чувство юмора, степень свободы и творческую изобретательность.

Такие произведения искусства украшают парки, улицы и бульвары многих городов. Жизнь-то идет своим чередом, и есть в ней место художественной выдумке, веселью, насмешке и сатире.
Особенно богатой подобными творениями показалась мне столица Чехии Прага. И произошло это в первую очередь благодаря одному из самых известных современных чешских скульпторов, талантливому и эпатажному Давиду Черни. Его провокативные, остро-социальные, иногда просто юмористические произведения часто вызывали бурную критику и неприятие, но тем не менее многие из них установлены на улицах Праги и стали яркими достопримечательностями этого города.

Начать можно с висящего Зигмунда Фрейда. Эту скульптуру Давида Черни смело можно назвать одной из самых необычных. Автор изобразил знаменитого ученого висящим на одной руке высоко над Гусовой улицей в центре Праги. Он уцепился за стальную балку, торчащую из крыши одного из домов. Кажется, еще немного, рука его ослабеет, и бедняга упадёт и разобьётся. По этой причине в первый момент встречи с основателем психоанализа хочется позвонить в полицию, пожарным, спасателям, в общем всем, кто мог бы срочно приехать и вызволить человека из опасной ситуации, в которую он попал в результате какого-то недоразумения или несчастного случая. Но Фрейд силен и могуч, он висит над улицей с 1997 года и не думает падать, привлекая туристов со всего света и вызывая среди них настоящий ажиотаж.

Мало того, творение Давида Черни побывало на выставках в Берлине, Лондоне, Чикаго и везде пользовалось большим успехом. Причем люди в висящем человеке видели то Ленина, то Фрейда, то еще кого-то, наиболее близкого им по личным ассоциациям.

Хотя человек, уцепившийся за балку, имеет рост в два метра и двадцать сантиметров, он кажется небольшим, так как висит достаточно высоко и поэтому на фото выглядит не очень впечатляюще. Лучше всего смотреть на него “вживую”, задрав голову.

Зато другое произведение Давида Черни, расположенное не столь высоко в пражском пассаже «Люцерна», можно рассмотреть в деталях. Речь идет о скульптуре под названием «Конь». Она изображает святого Вацлава, князя и патрона Чехии, жившего в первой половине десятого века (907-936). Князь сидит верхом на брюхе своего высунувшего язык мертвого коня, подвешенного за ноги в ротонде пассажа.

"Конь" Давида Черни
Не открою Америку если скажу, что в каждой европейской столице есть помпезные памятники королям, военачальникам и прочим историческим или легендарным личностям, признанным национальными героями. Обычно они отливаются в металле в полном боевом снаряжении, восседающими на коне с мечом или саблей в руке.

После распада Советского Союза и обретения подлинной независимости бывшими социалистическими странами, а также возникновения новых государств в результате разделения старых федераций вроде Чехословакии или Югославии, в них начались усиленные поиски национальных героев, стоявших у истоков их государственности. Молодые и не очень страны стремились утвердиться в своей самостоятельности, опираясь на персонажей, отыскиваемых в глубинах истории.

В Праге тоже есть подобный памятник князю Вацлаву Святому, где он представлен грозным воином в полном боевом снаряжении, восседающим на коне.

Давид Черни создал ироничную скульптуру князя в качестве противовеса старой конной статуе, чтобы избавить чехов от поиска национальных героев, ставшего очень модным после создания новой Чешской республики.

Наконец, нельзя пройти мимо ещё одной композиции скандального чешского скульптора. Все знают брюссельскую статую-фонтан “Писающий мальчик”, являющуюся одной из достопримечательностей столицы Бельгии. Так вот Д.Черни создал нечто подобное, но своё. Его композиция называется “Писающие фигуры”. Двое обнаженных мужчин стоят по щиколотку в воде неглубокого бассейна, очертания которого полностью соответствуют границам Чехии на карте. Тела мужчин созданы как бы из отдельных металлических пластин, которые постоянно двигаются относительно друг друга, при этом фаллосы у скульптур то поднимаются, то опускаются. По этому поводу ходит слух, что мужчинам полезно притронуться к интимной части любой из двух статуй, так как её металлическая твёрдость обычно передаётся прикоснувшемуся. По моим личным наблюдениям композиция Давида Черни вызывает также жгучий интерес у ряда женщин, а некоторые из них испытывают почти непреодолимое желание пощупать то же самое, хотя в последний момент их что-то останавливает. Вероятно, столпотворение, которое обычно наблюдается около бассейна с обнаженными мужчинами, задумчиво справляющими малую нужду.
"Писающие фигуры" Давида Черни
А еще говорят, что они выписывают в прямом и переносном смысле некоторые фразы на воде карты Чехии, посреди которой стоят. Но я лично этого феномена не наблюдал, так что ни подтвердить, ни опровергнуть его не могу. Точно так же, как и утверждение номер один. Ибо ни к чему не притрагивался.

В столице Чехии есть ещё несколько чрезвычайно оригинальных произведений Давида Черни, но, конечно, не он один приложил руку к приданию своеобразия и неповоторимости лику родного города.

Свою лепту внёс, например, Криштоф Хошек своей скульптурой “Like”, установленной в Пражском Юнгманн сквере. Ныне всему миру хорошо известен жест со сжатыми четырьмя пальцами руки и поднятым вверх большим пальцем, означающим в европейской культуре знак одобрения и согласия. В Фейсбуке появилось огромное количество желающих получить “лайк” на свой пост или селфи. Иногда погоня за лайками принимает иррациональный и даже опасный для жизни характер. Возможно, в ответ на это и появилась работа Криштофа Хошека в виде руки скелета, демонстирующего этот жест. Не уверен, можно ли это трактовать, как одобрение, полученное из потустроннего мира, хотя мне думается, что некоторые фанаты готовы получать лайки и с того света лишь бы их было побольше. С другой стороны это может быть и предостережением для некоторых, потерявших связь с реальностью любителей лайков.

"Like" Криштофа Хошека
Ну, а теперь пришла пора покинуть Прагу, которая, по моеиу мнению, наиболее богата подобного рода скульптурными произведениями.

Могу лишь добавить, что гуляя по Праге, я часто вспоминал главного акушера-гинеколога Минздрава Узбекской ССР Леонида Григорьевича Орехова, который будучи сыном русских эмигрантов первой волны, родился и учился в этом городе. В конце пятидесятых годов он вернулся на родину. Мы работали с ним в одном институте. Он был очень хорошим специалистом, но окончательно запуганным человеком, который фактически никогда не рассказывал мне о своей жизни в Праге за исключением некоторых мелочей, хотя у нас были весьма дружеские отношения.

Я тогда и мечтать не мог оказаться в его родном городе, но через много лет судьба предоставила мне такую возможность. Прага оказалась замечательным городом, и я не сомневаюсь, что по ночам несчастный Леонид Григорьевич горько жалел о том, что когда-то её покинул.

Мы же отправимся теперь в Краков. Памятник, о котором я хочу рассказать, фактически традиционен, но в нем есть своя изюминка. Он посвящен известному польскому художнику Яну Матейко. Я о нем узнал довольно давно благодаря советской почтовой марке, собиранием которых я был увлечен в очень уже далекие годы. На этой марке, выпущенной в 1955 году, воспроизведена картина Яна Матейко, изображающая Николая Коперника. Художник назвал её “Коперник. Беседа с богом”, однако на марке вторая часть названия опущена, так как в Советском Союзе никто, включая Коперника, с богом беседовать не мог. В правом верхнем углу марки в овале помещен и портрет автора этой картины.

Памятник широко известному на родине живописцу находится в Старом городе напротив Краковской академии искусств. На гранитном постаменте покоится большая рама в какую обычно художники помещают своё полотно. Но в этот раз в углу пустой рамы стоит кресло, на котором сидит художник. Сквозь раму видны могучие деревья старого парка и получается, что Ян Матейко устроился посреди чудесного пейзажа, который постоянно меняется в связи с состоянием погоды, временем суток и сменой сезонов года.

Памятник Яну Матейке в Кракове
Ну, и напоследок скажу пару слов о памятнике князю Великой Моравии Святоплуку, установленному в столице Словакии Братиславе. Этот ничем не примечательный памятник привлёк моё внимание лишь написанным на постаменте странным, на мой слух, именем героя - Святоплук. У меня в голове сразу выскочило Святоплут, и я никак не мог от этого избавиться, хотя в русской транскрипции это имя звучало бы, как Святополк. Сам этот исторический персонаж имеет отношение к тому, что я говорил в начале этого очерка - к поиску национальных героев. Святоплук правил Великой Моравией, преемницей которой считает себя нынешняя Словакия, с 870 по 894 годы. После его смерти начались раздоры между тремя его сыновьями, приведшие к распаду Великой Моравии. Третий его сын Предслав правил областью в районе современной Братиславы. Памятника ему нет, так как о нем почти ничего не известно.

Памятник Святоплуку в Братиславе
Всё упомянутое здесь - лишь малая толика того, что удалось мне увидеть во время путешествия по некоторым странам Восточной Европы. В общем есть ещё о чем рассказать.

1

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin