К истокам моей родословной

Пятница, Октябрь 1, 2010

Сейчас на своем блоге я выкладываю запись, сделанную по моей просьбе в 1988 году моим отцом Леонидом Рубиным. Наиболее глубоко во времени известна родословная нашей семьи по линии Ланисов. Эту фамилию носила в девичестве моя бабушка с папиной стороны.

К сожалению, история семьи со стороны моего дедушки Арона Рубина, фамилию которого я ношу, известна не так хорошо, хотя и про Ланисов я знаю немного. Тем не менее с этой стороны мы можем заглянуть в историю более чем на полтора столетия назад. Она начинается в первой половине позапрошлого века.

Далее идет, лишь в самой минимальной степени адаптированный мною, рассказ моего отца. Читая его нужно помнить, что для меня его дед – это прадед, а бабушка, естественно – прабабушка. Ну, а его прадед, мой прапрадед.

“Мой прадед Израиль Ланис родился в 1835 году в Киеве. Сколько детей он имел я не знаю, но одним из них был Абрам (Аврум) Ланис, родившийся в 1859-м или 1860-м году. Семнадцатилетним юношей он был сослан в Сибирь. Это «турне» ему устроили его родственники. У кого-то из них был дом, в котором по рассказам «добрых людей», а точнее каких-то недоброжелателей или конкурентов, поселились черти. По этой причине дом стоял пустой, без квартирантов. Хозяева, неся убытки из-за того, что не могли никому его сдать, сами его подожгли, но указали на виновника - нашего будущего деда Абрама. За это «преступление» его и сослали из Киева в деревню Емельяново Заледеевской волости под Красноярском.

В то время заселяли Сибирь. Абрам Ланис освоился на новом месте, занялся торговлей рыбой. В 1884 году в Красноярске он женился на Итте Лейбович. Она была круглой сиротой и с семи лет находилась «на воспитании» у людей по фамилии Славины. Хозяйку звали тетя Рая. Семья у них была большая, человек 10-11. Наша бабушка жила у них в качестве прислуги, ее эксплуатировали там на все 120 процентов, невзирая на ее малый возраст.

Отца Итты звали Хона Лейбович, а его жену - Хава-Мэра. Она родилась в 1838 году. В семье было трое детей: старший сын Хаим, дочь Итта и младший сын Илья.

Хона Лейбович имел лошадь и занимался извозом. Он доставлял в поселки и городишки Красноярской губернии различную кладь и ее хозяев, нанимавших его в качестве ломового извозчика.

Его последняя поездка закончилась трагически. Он повез торговца, имя которого не сохранилось в семейных преданиях, и его поклажу из Красноярска в Ачинск.

Примерно на полпути они решили переночевать в лесу, не доезжая до деревни Козулька, которая пользовалась дурной славой бандитского места. Но за ними уже следили. Ночью бандиты напали на них спящих. В тяжелой схватке прадед мой Хона и его попутчик были убиты и ограблены. Моему прадеду было нанесено 11 ударов топором. Он яростно защищался от бандитов, которые впятером напали на двоих людей.

После гибели мужа Хава-Мэра, у которой на руках осталось трое детей: двенадцати, шести и трех с половиной лет, вынуждена была повторно выйти замуж. Но этот брак оказался неудачным, вскоре Хава-Мэра скончалась. Кстати, именно в ее честь было дано имя моей маме.

Вот тогда Итта и попала в семью Славиных, в которой прожила 11 лет, как раба. Ее не считали за человека, оскорбляли и часто били. В семье Славиных были девчонки старше и младше бабушки. И вот что рассказала мне баба Итта: «Однажды всей ребятней пошли мы в лес за ягодами – славинские девчонки и мальчишки и я. Было мне тогда лет 14-15. Одна из дочерей в приказном тоне сказала: «Иттка, возьми мои сапоги, а то мне в них тяжело ходить, собирать ягоды». Я отказалась, сказав, что, мол, ты сапоги надела, ты их и носи. Я их на руках носить не буду. Но та сапоги сняла и запустила ими в меня. А я сапоги не подняла. Когда пришли из лесочка домой, то сапог не оказалось, они остались в кустах у реки Кача. В те времена это было за городом, вдоль реки росли смородина и черемуха.

Тут Славин, озверев, схватил большой дрын и начал им избивать меня. Мне было очень больно, я громко кричала, но никто из семьи не замолвил и словечка в мою защиту. А Славин бил меня до тех пор, пока я не потеряла сознание. Спасибо русским соседям из дома рядом, которые услышали крики, и кто-то из них отобрал у Славина дрын. Я лежала на земле, избитая до полусмерти. Вокруг собрался народ. Меня внесли в дом и уложили на скамью. Поняли, что нужен врач. В результате целую неделю я пролежала на этой скамье не поднимаясь. Тут сам Славин забегал. Его вызвал к себе раввин и хотел отречь от синагоги на полгода или передать дело в суд. Испугавшись, Славин в синагоге при всей еврейской общине покаялся, сказал, что, мол, избил меня в сердцах, а не по желанию. Он сделал солидное пожертвование синагоге, и дело замяли. И по приказу раввина меня с того времени не так изнуряли работой».
Итта и Абрам Ланисы в 1884 году
Когда бабушке исполнилось 18 лет, ей сделал предложение Абрам Израилевич Ланис. Она и согласилась.

По завещанию знаменитого купца Строганова, у которого не было детей, каждой девушке – круглой сироте, со счета Строганова выдавалось 50 рублей на приданое. Бабушка эти деньги получила. В 1884 году это была большая сумма”.
Итта Хоновна в 1925 году
К этой истории, рассказанной моим папой, я хочу кое-что добавить от себя. Это скореее относится к моему дедушке Арону Рубину, может поэтому папа об этом не упомянул.

Еще в детстве, в сороковые годы, я слышал, как моя бабушка в разговоре с соседкой говорила, что кого-то из наших родственников в царские времена выслали в Сибирь, обвинив в том, что он прятал в своей бороде телефонный аппарат.

Я видел на улицах телефоны-автоматы и совершенно не мог себе представить, как такую здоровенную штуковину можно спрятать в бороде. Я не поверил тогда своей бабушке, однако теперь знаю, что ее рассказ был абсолютно правдив, хотя казался ужасно нелепым.

Известный французский историк и философ, уроженец Санкт-Петербурга и сын русских эмигрантов Леон Поляков во втором томе своего фундаментального сочинения, который называется «Истрия антисемитизма. Эпоха знаний» на стр. 320 пишет: «Осенью 1915 года Николай II решил принять на себя верховное главнокомандование и назначил генерала Алексеева начальником своего штаба. Депортации (мое пояснение: речь ранее шла о депортации евреев, причем чаще всего это было изгнание в сторону военных позиций противника, «чтобы ни один из них не остался в зоне расположения своих войск») сменила практика взятия заложников, возрастало количество арестов и судебных приговоров. В отдельных случаях речь шла о сверхупрощенной судебной процедуре, заканчивающейся виселицей. Когда же дела рассматривались в регулярных военных трибуналах армейских корпусов, судебные разбирательства чаще всего заканчивались помилованием, что подтверждало, что евреев сознательно выбрали на роль козлов отпущения. Распространялись слухи, что они прятали аппараты беспроволочного телеграфа в своих традиционных длинных бородах. Другой обычай, вызывавший подозрения, состоял в том, что в синагогах хранили веревку или проволоку, достаточно длинную для того, чтобы окружить ею «город», т.е. периметр, который не полагалось переступать по субботам. В приговорах, вынесенных некоторыми военными трибуналами, говорилось о телеграфных или телефонных проводах, позволявших связываться с неприятелем».
Сидят: мой дедушка Арон, я и моя прабабушка Итта, стоят:  мои папа и мама. 1939 год.
Вот на основе такого бреда, кто-то из моих предков был выслан в Сибирь. К сожалению, узнать точно, кто это был, сейчас вряд ли представляется возможным.

И, наконец, последнее. Я здесь помещаю фотографию своей прабабушки Итты Хоновны. Снимок датирован 1884 годом, то есть тем годом, когда она вышла замуж. Имя мужчины, с которым она сфотографирована, на снимке не сохранилось. Есть версия, что это кто-то из братьев Абрама Ланиса. Однако я думаю, что это и есть сам Абрам Ланис. Молодые сфотографировались на память после своей свадьбы.

1
2
3
4

Оставить комментарий

O.o teeth mrgreen neutral -) roll twisted evil crycry cry oops razz mad lol cool -? shock eek sad smile grin